Ару-Мендюр

Жил на Алтае храбрый богатырь Ару-Мендюр. Сердце его страха не знало, тело его усталости не испытывало.
Полюбил богатырь красивую девушку Чечек.
– Давай жить в одном аиле, – сказал ей. – Давай разведем свой костер…
Девушка ответила светлой улыбкой: согласна. Но что скажет отец? Отдаст ли он ее в жены Ару-Мендюру?
Поехал парень к отцу Чечек. Аракой старика угощает, хорошие речи заводит. Старик араку не пьет, единственную дочь из своего аила отпускать не желает.
Но Ару-Мендюр не уходит, согласия на свадьбу с Чечек добивается.
Три дня он в аиле сидел, старика уговаривал. На четвертый день старик сказал:
– Ладно. Если ты привезешь мне два клыка чудовища Кара-Кула, Чечек будет твоя. Мне надо подпереть теми клыками свой старый аил. Семьдесят богатырей к Чечек сватались – ни один моего желания не исполнил. Может, ты привезешь клыки…
Богатырь Ару-Мендюр слова “нет” не знал, цели своей всегда достигал.
– Хорошо! – сказал он. – Клыки привезу.
Надел стальной панцирь, взял боевой лук, сделанный из рогов горного козла туу-теке, наполнил берестяной колчан стрелами и поехал.
По широкой долине, над которой сорока не могла пролететь, богатырь промчался. Через высокий хребет, через который орел не мог перелететь, он переехал. Деревья ему ветками махали, птицы веселые песни пели: все успеха желали.
Белка бросила богатырю кедровую шишку.
– Пощелкай, – сказала она. – Орехи прибавляют силы.
Медведь показал ему лучшую звериную тропу:
– Тут хорошо проедешь, Кара-Кулу сонного застанешь.
Все дальше и дальше богатырь ехал, по сторонам зорко посматривал.
Вдруг остановился конь, чуть слышно прошептал:
– Вперед смотри!
Герой в аил добычу заберет
И скажет людям: знайте наперед,
Не я сразил чудовище, а смелость,
А смелости учил меня народ!
Теперь, старик, на слове крепко стой.
Исполнен честно подвиг непростой.
Ты видишь сам: нет в мире лучше пары,
Чем мужество в союзе с красотой!
Глянул Ару-Мендюр: впереди Кара-Кула спит. Голова у чудовища как большая сопка, туловище – всю долину заполнило, из кольца в кольцо свилось, ресницы – на таежный лес походят.
Храпит Кара-Кула страшнее грома небесного, ужаснее каменного обвала. От его храпа земля вздрагивает, из берегов рек вода выплескивается. Конь богатырю шепнул:
– Стрела бессильна поразить чудовище. Бери камень, бей между глаз.
Спешился Ару-Мендюр, от горного хребта отломил большую скалу и поднял над головой.
– Эй, эй! – громко крикнул.
Кара-Кула, просыпаясь, сладко зевнул.
Богатырь Ару-Мендюр увидел: из одной челюсти чудовища торчат кости семидесяти богатырей, из другой челюсти – кости семидесяти богатырских коней.
– Кто осмелился разбудить меня? – проворчал Кара-Кула, один глаз приоткрыл.
Глаз у него огромный, на бездонное озеро похожий, черный, как деготь.
– Эй, эй! – крикнул богатырь громче прежнего.
Кара-Кула открыл второй глаз.
Не успел он разглядеть противника – скала обрушилась и глубоко вонзилась в переносье.
У чудовища глаза лопнули, черными реками вытекли. Сердце на куски развалилось. Кара-Куле пришел конец.
Богатырь выломил у него два клыка, повьючил на коня и поехал в свою родную долину.
Птицы над ним летели, весело посвистывая, звери следом шли – победителя славили. Трава ему под ноги стлалась, высокие деревья низко кланялись. Все радовались.
Старик, увидев победителя, замахал руками:
– Бери Чечек в жены. Бери.
Ару-Мендюр лиственничной коры надрал и сделал новый аил. Вместе с Чечек они развели костер. Много мяса нажарили, много араки приготовили. Всех соседей позвали. Первую чашку Чечек поставила на землю перед своим отцом.
Старик выпил араку и стал у зятя просить прощения за то, что посылал его на верную смерть.
Сказители ударили по струнам топшуров и запели победителю хвалебные песни. Богатырь Ару-Мендюр сказал:
– Не я победил чудовище – победила смелость. А смелости меня научил народ.
Молодые парни игры затеяли. Взрослые мужчины состязались в меткости стрельбы из лука.
Женщины шесть лет свадебные песни пели. Девять лет продолжалось веселье.
Ару-Мендюр и Чечек жили счастливо, детей своих воспитали смелыми и храбрыми, честными и трудолюбивыми.