Бедный Доржи


Давным-давно жил на свете бедный Доржи. Всю свою жизнь батрачил он на нойонов, гнул спину на ханов. Однажды заготавливал Доржи дрова, присел немного отдохнуть и крепко закручинился.

– Такого страдальца, как я, – думает он, – во всей округе не найдешь. В свои молодые годы, в золотые дни только и знаю, что топором махать. Когда же и мне солнышко посветит?

В это время прилетели три кукушки, сели на вершину сосны и начали вспоминать увиденное да услышанное в дальних краях.

– На юго-востоке отсюда сделалась большая засуха, – говорит одна из кукушек. – Реки пересохли, озера испарились, колодцы там песком занесло. Травы стали пылью, деревья превратились в камни, а скот в том краю вымер.

– Неужели нет никакого спасенья от этой беды? – спрашивают подруги.

– В той стороне есть высокая гора, – отвечает кукушка. – На ее вершине лежит огромный валун. Если его выкопать, то из-под земли рекой разольется источник. Он напоит людей, поднимет травы, оживит деревья.

– А мне стало ведомо, – говорит другая кукушка, – что на вершине самой высокой горы северо-западной стороны лежит плоский белый камень. Под этим камнем зарыты несметные сокровища.

– Теперь слово за тобой, – обратились подруги к третьей кукушке.

– Неподалеку отсюда, – говорит она, – есть небольшое селение. Там живет с женой и дочкой один бедняк. Дочке его, красавице и умнице, на роду было написано стать счастливой. Но узнали о ее красоте местные богачи, стали наперебой свататься, а когда получили отказ, наслали страшную напасть на бедную девушку. Прижился на крыше бедняцкой юрты жук величиной с человеческую голову. По ночам он спускается к спящей девушке и высасывает из нее последние соки. Красавица сохнет на глазах, а родители ведать не ведают о причинах болезни.

Поговорили кукушки и разлетелись в разные стороны. А бедный Доржи посидел в раздумье и решил: “Отправлюсь-ка я в дальние края, возьму с собой плотничий топор да еды суток на семь”.

Заглянул Доржи к хозяину: “Слишком хлопотно, мол, каждый день из леса за едой ходить. Дайте мне съестного на неделю, а чай я сам вскипячу”. Сложил Доржи еду в котомку, захватил с собой плотничий топор и отправился в ту сторону, где разразилась засуха. Шел он на юго-восток три дня, три ночи. Наконец добрался до притихшего, словно вымершего, селения. Зашел в крайнюю юрту, видит: сидят в углу старик со старухой, ни руки, ни ноги поднять не могут, словно дремота их сковала. Поздоровался Доржи и говорит:

– Не дадите ли воды испить, уж больно долог и труден был мой путь.

– Ты просишь то, о чем мы забывать начали, – отвечают старики. – Вот уже месяц, как мы глотаем только собственные слюни.

– Хотя бы глоток, хотя бы капельку воды! – взмолился Доржи. – А потом я бы утолил и вашу жажду.

– Нет ни капли. Страшный зной испепелил травы, иссушил деревья. В них не осталось даже признаков былого сока, нечем не только жажду утолить, но и губы помазать.

Вышел Доржи из стариковской юрты, пересек селенье вдоль, пересек поперек, видит: земля и в самом деле горит, звери в норы позабивались, скот ищет и не может найти спасения от палящих лучей, люди едва держатся на ногах.

А старик после ухода Доржи взял в руки березовую трость и пошел, едва ковыляя, по соседям. Стал стучаться в юрты, говорить стал:

– Заходил ко мне странник. Обещал за глоток воды утолить нашу жажду.

Высыпали жители селения на улицу, разыскали Доржи, обступили его.

– Откуда ты, странник? – спрашивают.

– С другого края земли, – отвечает он. – Иду по белу свету, дела и судьбы людские наблюдаю, со своей сравниваю.

– Если ты обходишь землю, – говорят сельчане, – значит, ты человек бывалый. Помоги утолить жажду земли нашей, и мы тебе дадим все, что пожелаешь.

– Но согласны ли вы подчиниться моей воле? – спрашивает Доржи.

– Мы согласны! – в один голос ответили сельчане.

– Тогда приготовьте сто быков, ременные веревки, рычаги, топоры и следуйте за мной, – распорядился Доржи.

Собрались люди всем миром, пригнали сто быков, захватили веревки, березовые жерди и отправились следом за Доржи. Дошли они до подножья ледяной горы, остановились возле устья бывшей реки, где лежал огромный валун. Вытесал Доржи своим топором длинный березовый кол и вбил его в землю рядом с валуном. Когда выдернули вбитый кол – кончик его оказался сырым.

– Копайте вокруг этого камня, – приказал Доржи.

Стали сельчане копать. Чем глубже зарывались в землю, тем сырее она становилась. Стали люди из мокрого песка воду высасывать, утолять жажду, стали копать с еще большим рвением и старанием.

Копали они без отдыха три дня и три ночи. Потом обвязали валун веревками, запрягли сто быков, стали быков погонять, камень тянуть. Долго не поддавался громадный валун. А когда навалились стар и мал, дрогнула громада величиной с ханскую юрту, оттащили быки в сторону валун, перекрывавший реку. Переполнили воды прежнее русло, разлились по всей долине под ликование людей, радостное мычание коров, блеяние овец и ржание лошадей.

Стали люди чашками и ведрами набирать воду, стали чай кипятить, угощение готовить, своего избавителя потчевать.

– Проси, чего душа пожелает, – говорят ему старейшины.

– Ничего мне не нужно, добрые люди, – отвечает Доржи. – Живите счастливо.

– Такому видному парню не к лицу... странствовать без коня, – сказали старейшины. Выбрали самого лучшего савраску, запрягли в телегу и проводили своего гостя с юролами.

Ехал Доржи, ехал и доехал до богатого села. Зашел в крайнюю юрту – там муж с женой горючими слезами обливаются.

– На каком горе вскипели ваши слезы? – спрашивает Доржи. – Зачем они обожгли ваши черные глаза?

– Одна у нас дочка, чтобы ласкать и нежить, – отвечают хозяева. – Но вот уже два года, как она не встает с постели. Если умрет наша кровинка, то очаг покроется золой и пылью, незачем будет жить и нам, – а потом спрашивают в свою очередь: – Откуда сам-то будешь? Куда путь держишь?

– Иду я с другого края земли, – отвечает Доржи. – Странствую по белу свету, дела и судьбы людские наблюдаю, со своей сравниваю.

– Если ты обходишь землю, значит, ты человек бывалый, – говорят ему хозяева. – Спаси нашу единственную дочь, и мы обменяемся с тобой кушаками.

– Где ваша дочь? – спрашивает гость.

Откинули родители семь занавесок, и увидел Доржи красавицу с искрящимися глазами. Протянула она гостю правую руку, а когда он дотронулся до нее, из глаз девушки потекли слезы. Жалость и нежность захлестнули сердце парня.

– Угостите гостя, – сказала красавица тихим голосом. Родители только руками всплеснули. Обрадовались, засуетились…

– Вот уже три месяца, как наша красавица слова не могла вымолвить. А тут заговорила. Похоже, что счастье вместе с тобою вошло в наш дом.

Отведал Доржи мяса, выпил чаю.

– А теперь заглянем на крышу, – говорит.

Поднялись они втроем на крышу и увидели жука с голову величиной. Завернули его в старое одеяло, унесли в глухую тайгу, разложили костер из смолевых сучьев и сожгли жука, а золу закопали, чтобы и помина не осталось.

Возвратились они домой, глядят и глазам своим не верят: девушка, которая два года с постели не вставала, за столом сидит и сама чай пьет, а до этого в рот ничего не брала.

Усадила она дорогого гостя рядом с собой, поцеловала в правую щеку.

– На мое счастье ты объявился в этом доме, – говорит. – Не торопись прощаться.

Стал Доржи водить девушку по росным лугам, по таежным полянам, чтобы вволю надышалась она настоянным на травах воздухом, чтобы силы к ней поскорее вернулись. Так и случилось: стала девушка краше прежнего.

А богачи тем временем перепугались. “К этой девушке, – шепчутся между собой, – не иначе как сам бурхан пожаловал. Узнает, что мы наслали такую напасть, накажет нас жестоко. Нужно гостя задобрить”.

Пригласили богачи парня к себе, потчуют его яствами, угощают сладкими винами, стараясь угодить и предупредить любое его желание. А Доржи сидел-сидел и говорит: “Черное по черному, белое по белому. Тот, кто сотворил зло, пусть ощутит его своими руками и увидит своими глазами”. Перепугались богачи пуще прежнего, стали золото и серебро предлагать, желая откупиться от наказания за грехи.

– Если вы меня принимаете за простого смертного, то чего вы боитесь? – спрашивает Доржи. – В одиночку справиться с вами трудно. Если же вы принимаете меня за бурхана, то зачем, спрашивается, божеству деньги. Уж кого вы и в самом деле должны опасаться, так это простых людей. Не их ли трудом вы живете, платя им злом? Отдайте беднякам это золото и серебро.

Вот окрепла девушка с искрящимися глазами, женился на ней Доржи и говорит:

– Мне нужно побывать еще в одном краю. Путь очень долог и опасен…

– Я еду с тобой! – не дала ему договорить молодая жена.

– Если идти, то вместе, – поддержали ее родители. Погрузили они нехитрую поклажу на телегу и поехали.

Едут себе да едут. Если еще не стемнело – продолжают путь, где припозднятся, там остаются ночевать. Вот подъехали они к подножью ледяной горы, распрягли коня, сами на вершину поднялись. Разыскали между скал белый камень величиной с дверь, сдвинули его с места, а под ним – целые россыпи золота и серебра, дорогих камней и прочих невиданных богатств. Не стали молодые жадничать, взяли столько, сколько им показалось нужным, и той же дорогой спустились с горы.

Подъезжая к родным местам, заприметили они на вершине сухой сосны трех кукушек.

– Не было воды в юго-восточном краю, – говорила одна из них, – а теперь, когда убрали черный, величиной с ханскую юрту, камень, разлилась по всей долине весенним половодьем бурная река.

– В одном богатом селении, – вторила другая, – напустили нойоны на бедную девушку хворь в обличий жука с человеческую голову величиной, но пришел тот, кто помог найти воду, и избавил красавицу от напасти.

– На ледяной горе, – удивленно говорила третья, – под белым камнем величиной с дверь три тысячи лет лежал нетронутым богатейший клад. Но пришел парень с молодой женой, взял малую толику добра, а белый камень водворил на место.

– Не иначе как понимает этот парень наш язык! – хором решили кукушки. – А значит, быть ему заступником бедных и бездольных на этом свете.

Сказали так кукушки и разлетелись в разные стороны.

А Доржи тем временем въехал под родное поднебесье. Построили они с женой высокий и светлый дворец. Роздали людям остальное богатство. В светлый день привезли родителей, одели в шелка, собрали весь аил и устроили большое веселье.

Давно все это было, нынче только сказка об этом осталась.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Бедный Доржи