Чудовище Уинделстоунского ущелья


Жили некогда в Бамбургском замке могучий король и прекрасная королева, и было у них двое детей – сын по имени Чайлд-Винд и дочь Маргрит.

Чайлд-Винд вырос и уехал за море – мир повидать и себя показать. Вскоре после его отъезда королева-мать заболела и умерла. Долго горевал король, но однажды на охоте повстречался он с прекрасной чужеземкой, влюбился и решил на ней жениться. Был отправлен гонец с приказом, чтобы в замке готовились к прибытию новой королевы – хозяйки Бамбурга.

Принцесса Маргрит не очень обрадовалась этой вести, но и не слишком огорчилась. Она выполнила повеление отца и в назначенный день сошла к воротам, готовая встретить новую королеву и передать ей ключи от замка.

Но случилось так, что, когда Маргрит приветствовала отца и мачеху, один из новых рыцарей свиты воскликнул:

– Клянусь, прелестней этой северной принцессы нет никого на свете!

Королева-мачеха была глубоко уязвлена, но не показала виду, лишь злобно пробормотала про себя:

“Ну ничего! Я позабочусь об этой прелести!”

В ту же ночь королева (а на самом-то деле она была ведьмой!) поднялась на самую-самую старую, самую-самую высокую башню замка и стала вершить там магические обряды. С помощью амулетов – драконьего зуба, совиных когтей, змеиной кожи-наложила она на свою падчерицу злые колдовские чары и закляла ее неслыханным, ужасным заклятием.

Наутро служанки, и фрейлины не нашли принцессу в ее постели, и никто в замке не мог сказать, куда она исчезла.

В тот же самый день в Уинделстоунском ущелье, неподалеку от Бамбурга, появилось страшное и отвратительное чудище – громадный кольчатый змей с железной чешуей и огнедышащей пастью. Чудище это пожирало овец и коров, которые забредали в ущелье, а по ночам наводило страх на всю округу своим

Протяжным, жутким ревом.

Король был очень опечален этими двумя напастями – пропажей дочери и появлением ужасного змея. Послал он гонца с письмом за море, к сыну своему Чайлд-Винду, умоляя его вернуться домой. “Ибо сам я слишком стар, мой сын, и не под силу мне бремя этих бедствий”,- писал он в письме принцу.

Чайлд-Винд, получив это известие, начал готовиться к отплытию – велел оснастить корабль и отобрал из своего отряда тридцать лучших воинов, самых смелых и надежных. Да не забыл посоветоваться с чародеем, знатоком белой магии. И вот что сказал ему мудрый старик:

– Чтобы твой поход был успешным, вырежь бушприт своего корабля из целого ствола рябины, ведь рябина отвращает злые чары; да возьми с собой этот рябиновый прутик. Прикоснись им к своей мачехе-королеве. Вреда от этого не будет, а истина откроется.

Поблагодарил Чайлд-Винд чародея, взял прутик, укрепил бушприт из рябины на носу корабля и на рассвете отплыл на запад.

Но королева (которая, как вы знаете, была ведьмой!) разложила в уединенной башне свои амулеты, просеяла лунный свет сквозь решето и узнала, что Чайлд-Винд с тридцатью отборными воинами возвращается в Бамбургский замок.

Тогда она вызвала подвластных ей духов и приказала: Слуги... мои черные,

Мне одной покорные! вихрями летите, Море возмутите, Корабль утопите, Принца погубите!

Полетели черные духи, стали дуть встречь кораблю, подымать вокруг него

Огромные волны, но бушприт из рябины рассеивал и отражал все злые чары, так что корабль Чайлд-Винда как ни в чем не бывало приближался к берегу.

Вернулись духи к королеве, признались в своем бессилии повредить принцу. Скрипнула королева зубами от злости, но не успокоилась. Приказала войску двинуться в гавань, встретить корабль, напасть на него и умертвить приплывших людей всех до единого.

Вот приближается Чайлд-Винд к берегу и вдруг видит: плывет навстречу огромный страшный змей с огнедышащей пастью. Подплывает вплотную, толкает корабль обратно, не дает войти в гавань. Снова и снова разворачивается корабль принца, пытается пройти к пристани, но каждый раз ужасный змей преграждает путь. Бессильны удары весел и копий против его железной чешуи.

Говорит Чайлд-Винду опытный кормчий:

– Отойдем в море, а потом развернемся и высадимся незаметно – вон там, за мысом.

Так и сделали. Но едва Чайлд-Винд высадился на берег и ступил несколько шагов по земле, как выползает из леса тот самый змей – отвратительное чудище с кольчатым телом и головой дракона.

Выхватил меч Чайлд-Винд, изготовился… И вдруг вместо страшного рева из пасти чудовища раздался нежный девичий голос:

О, спрячь свой меч и щит отбрось,

Не бойся ничего!

Три раза поцелуй меня –

И сгинет колдовство.

Чайлд-Винду кажется, словно узнает он голос… Что за наваждение! Или впрямь нечистая сила морочит его? Содрогнулся от ужаса принц, а чудовище говорит:

Не думай, что перед тобой Лукавит гнусный змей, Три раза поцелуй меня И колдовство развей!

Это же голос сестры – Маргрит! Заколебался принц, шагнул было вперед, но вспомнил, как бывают коварны злые духи. Снова поднял Чайлд-Винд свой меч, а чудовище покачало головой и говорит:

Без страха подойди ко мне

И поцелуй трикрат;

Лишь в том спасение мое.

Молю тебя, мой брат!

Тогда отбросил принц свой меч и щит, шагнул к чудовищу и трижды поцеловал его в страшную огнедышащую пасть.

В тот же миг со свистом и шипением чудовище отпрянуло назад, и – о чудо! – перед Чайлд-Виндом предстала его сестра Маргрит.

– Спасибо тебе, милый брат! – сказала принцесса.-Знай, что это наша мачеха-ведьма превратила меня в чудище и наложила заклятие, чтобы не знала я избавления до тех пор, пока мой брат трижды не поцелует меня в этом ужасном образе. Но отныне чары рассеялись и та, которая послала их, потеряла всю свою колдовскую силу.

Когда Чайлд-Винд об руку с сестрой и в сопровождении своих воинов вступил в отцовский замок, злая королева сидела в своей башне и без умолку твердила заклинания: очень ей мечталось наколдовать принцу и принцессе какое-нибудь несчастье.

Услыхала она шаги Чайлд-Винда, хотела убежать, но принц прикоснулся к ней рябиновым прутиком, и ведьма прямо на глазах стала уменьшаться и

Съеживаться, съеживаться и уменьшаться, пока не превратилась, в отвратительную жабу, которая – чоп-шлеп! чоп-шлеп! – ускакала из замка в лес.




Чудовище Уинделстоунского ущелья