Чыбыс-Чыахаан


В старину, когда русские ни плотов, ни кораблей еще не знали, когда закон был писан на кулаке, а указы на ладонях, жил-был, говорят, Чыбыс-Чыахаан, ростом с вершок. Было у него хозяйство: бык-жук, сани-наперсток с оглоблями из иголок – только и всего.

В двух верстах от той поляны, где он жил, находилась богатая юрта великана Анга-Монгуса. Много горя и бедствий принес великан людям. Вот в одно утро Чыбыс-Чыахаан запряг своего быка-жука в сани-наперсток и поехал к матери.
– Мать, скажи, как меня зовут? – спросил он, войдя в юрту. – Я хочу сразиться с великаном Анга-Монгусом.
– В уме ли ты? – всполошилась старуха-мать. – Великан только дунет на тебя, и ты упадешь.
– Скажи мне, как меня зовут? – не отступал сын.
– Тебя зовут Чыбыс-Чыахаан.

Чыбыс-Чыахаан вышел из юрты, ведя за собой быка-жука, но, споткнувшись о травинку, упал и забыл свое имя.
Вернулся он и снова спросил, потом сел в сани-наперсток и поехал, повторяя вслух свое имя, чтобы не забыть.
Когда-то жил на свете мужичок,
Всего-то ростом – с детский кулачок,
И бегал у него зимой и летом
В упряжке вместо лошади – жучок…

Он остановился у богатой юрты великана Анга-Монгуса и пропищал:
– Достославный и почтенный, шестисаженный великан, Анга-Монгус, я пришел, чтобы померяться с тобой силой.
– Ха-ха-ха, – захохотал великан страшным смехом, словно железо загремело. Потом надул он щеки,... дунул, и оглушенный Чыбыс-Чыахаан упал на землю.

Очнувшись, он вскочил на ноги, пугливо озираясь.
– Ну, как, богатырь? От земли не видать, падает до удара и еще приходит драться. Человечек, скажи свое имя, буду знать, кого имел честь победить, – насмехается великан.
– Погоди, схожу домой, поем, потом снова приду с тобой драться, – отвечал не унывая Чыбыс-Чыахаан. – Когда вернусь, тогда я назову свое имя.

Приехал он домой, прикоснулся губами к груди своей матери и с молоком ее всосал в себя богатырскую силу. Он вытянулся вверх, как стройная лиственница, раздался в плечах на шесть саженей. Взял с собой горсть земли, на которой родился, и несколькими шагами дошел до богатой юрты великана.
Он головой достал почти до звезд,
Он стал в плечах широким, словно мост,
Но если бы с рожденья был он трусом –
То не помог бы великанский рост!

– Злой, приносящий людям горе и несчастье, Анга-Монгус, мое имя Чыбыс-Чыахаан, я пришел сразиться с тобой.
Они бились два дня и две ночи. На третье утро, когда солнце послало на землю первые сверкающие лучи, Чыбыс-Чыахаан приподнял Анга-Монгуса и ударил его о землю с такой силой, что тот погрузился в нее на семь саженей. Затем Чыбыс-Чыахаан выхватил острый нож, убил ненавистного народу великана и прах его развеял по ветру.

Чыбыс-Чыахаан, говорят, жил еще долго-долго, радуясь и веселясь, помогая голодным и обогревая тех, кому холодно.




Чыбыс-Чыахаан