Дафна

В тот самый чудесный миг, когда, гордый своей победой, стоял Аполлон над сраженным им чудовищем Пифоном, он вдруг увидел неподалеку от себя юного шалуна, бога любви Эрота. Проказник весело смеялся и тоже натягивал свой золотой лук. Усмехнулся могучий Аполлон и сказал малышу:

– На что тебе, дитя, такое грозное оружие? Давай сделаем так: каждый из нас будет заниматься своим делом. Ты иди играй, а мне предоставь посылать золотые стрелы. Вот такие, какими я только что сразил это злобное чудовище. Разве можешь ты равняться со мной, стреловержцем?
Обиженный Эрот решил наказать заносчивого бога. Он лукаво прищурился и ответил гордому Аполлону:
– Да, я знаю, Аполлон, что твои стрелы не знают промаха. Но даже ты не спасешься от моей стрелы.
Эрот взмахнул золотыми крылышками и в мгновение ока взлетел на высокий Парнас. Там он вытащил из своего колчана две золотые стрелы. Одну стрелу, ранящую сердце и вызывающую любовь, он послал в Аполлона. А другой стрелой, отвергающей любовь, он пронзил сердце Дафны – юной нимфы, дочери речного бога Пенея. Сделал маленький шалун свое злое дело и, порхая ажурными крылышками, полетел дальше. Шло время. Аполлон уже и забыл о своей встрече с проказником Эротом. У него и без того было много дел. И Дафна продолжала жить как ни в чем не бывало. Она по-прежнему бегала со своими подругами-нимфами по цветущим полянам, играла, веселилась и не знала никаких забот. Многие молодые боги добивались любви золотоволосой нимфы, но она всем отказывала. Никого из них и близко не подпускала к себе. Уже и отец ее, старый Пеней, все чаще и чаще говорил своей дочери:
– Когда же ты приведешь ко мне зятя, дочь моя? Когда же ты подаришь мне внуков?
Но Дафна только весело смеялась и отвечала своему отцу:
– Не надо меня неволить, мой дорогой отец. Я никого не люблю, и никто мне не нужен. Я хочу быть такой же, как Артемида, вечной девой.
Никак не мог понять мудрый Пеней, что же приключилось с его дочерью. Да и сама прекрасная нимфа не знала, что во всем виноват коварный Эрот, ведь это он ранил ее в сердце стрелой, убивающей любовь.
Однажды, пролетая над лесной поляной, лучезарный Аполлон увидел Дафну, и сразу же ожила в его сердце рана, нанесенная когда-то коварным Эротом. Горячая любовь вспыхнула в нем. Быстро спустился Аполлон на землю, не отрывая горящего взгляда от юной нимфы, и протянул к ней руки. Но Дафна, как только увидела могучего молодого бога, пустилась бежать от него со всех ног. Изумленный Аполлон бросился следом за своей возлюбленной.
– Стой, прекрасная нимфа, – взывал он к ней, – почему ты убегаешь от меня, словно ягненок от волка? Так от орла улетает голубка и олень убегает ото льва. Но ведь я же люблю тебя. Осторожно, тут неровное место, не упади, умоляю тебя. Ты поранила ногу, остановись.
Но не останавливается прекрасная нимфа, и Аполлон снова и снова умоляет ее:
– Ты сама не знаешь, гордая нимфа, от кого бежишь. Ведь я же Аполлон, сын Зевса, а не простой смертный пастух. Многие называют меня целителем, но никто не может исцелить мою любовь к тебе.
Напрасно взывал Аполлон к прекрасной Дафне. Она мчалась вперед, не разбирая дороги и не слушая его призывов. Одежда ее развевалась по ветру, разметались золотые кудри. Алым румянцем пылали ее нежные щеки. Дафна стала еще прекраснее, и Аполлон не мог остановиться. Он прибавил шагу и уже настигал ее. Дафна чувствовала за спиной его дыхание, и она взмолилась к отцу своему Пенею:
– Отец, мой дорогой! Помоги мне. Расступись,... земля, возьми меня к себе. Измени облик мой, он причиняет мне одни страдания.
Лишь только произнесла она эти слова, как почувствовала, что все ее тело цепенеет, нежная девичья грудь покрывается тонкой коркой. Руки ее и пальцы превратились в ветки гибкого лавра, вместо волос на голове зашелестели зеленые листочки, легкие ноги корнями вросли в землю. Прикоснулся Аполлон к стволу рукой и почувствовал, как под свежей корой еще трепещет нежное тело. Он обнимает стройное деревце, целует его, гладит гибкие веточки. Но даже дерево не хочет его поцелуев и уклоняется от него.
Долго стоял опечаленный Аполлон рядом с гордым лавром и наконец произнес грустно:
– Ты не хотела принять мою любовь и стать моей супругой, прекрасная Дафна. Тогда станешь моим деревом. Пусть венок из твоих листьев всегда украшает мою голову. И пусть никогда не вянет твоя зелень. Стой вечно зеленым!
И лавр тихо зашелестел в ответ Аполлону и, как бы соглашаясь с ним, склонил свою зеленую вершину.
С тех пор полюбил Аполлон тенистые рощи, где среди изумрудной зелени тянулись к свету вечнозеленые гордые лавры. В сопровождении своих прекрасных спутниц, юных муз, бродил он здесь с золотой лирой в руках. Часто он приходил к своему любимому лавру и, печально склонив голову, перебирал певучие струны своей кифары. Чарующие звуки музыки разносились по окрестным лесам, и все затихало в восторженном внимании.
Но недолго Аполлон наслаждался беззаботной жизнью. Позвал его однажды к себе великий Зевс и сказал:
– Ты забыл, сын мой, о заведенном мной порядке. Все, кто совершил убийство, должны очиститься от греха пролитой крови. Над тобой тоже висит грех убийства Пифона.
Не стал Аполлон спорить со своим великим отцом и убеждать его, что злодей Пифон сам принес много страданий людям. И по решению Зевса он отправился в далекую Фессалию, где правил мудрый и благородный царь Адмет.
Стал Аполлон жить при дворе Адмета и служить ему верой и правдой, искупая свой грех. Адмет поручил Аполлону пасти стада и ухаживать за скотом. И с тех пор, как Аполлон стал пастухом у царя Адмета, ни одного быка из его стада не утащили дикие звери, а его длинногривые кони стали лучшими во всей Фессалии.
Но вот однажды увидел Аполлон, что загрустил царь Адмет, не ест, не пьет, ходит совсем поникший. А скоро и причина его грусти выяснилась. Оказывается, полюбил Адмет прекрасную Алкесту. Взаимной была эта любовь, юная красавица тоже любила благородного Адмета. Но отец Пелий, царь Иолка, поставил невыполнимые условия. Он обещал отдать Алкесту в жены только тому, кто приедет на свадьбу в колеснице, запряженной дикими зверями – львом и вепрями.
Удрученный Адмет не знал, что и предпринять. И не то чтобы он был слабым или трусливым. Нет, могучим и сильным был царь Адмет. Но он даже и не представлял себе, как можно справиться с такой непосильной задачей.
– Не печалься, – сказал Аполлон своему хозяину. – Нет на этом свете ничего невыполнимого.
Прикоснулся Аполлон к плечу Адмета, и царь почувствовал, как его мускулы наливаются неодолимой силой. Радостный, отправился он в лес, поймал диких зверей и спокойно впряг их в свою колесницу. Гордый Адмет примчался ко дворцу Пелия на своей невиданной упряжке, и Пелий отдал свою дочь Алкесту в жены могучему Адмету.
Восемь лет служил Аполлон у царя Фессалии, пока наконец не искупил свой грех, а потом вернулся в Дельфы. Здесь все уже заждались его. Бросилась ему навстречу обрадованная мать, богиня Лето. Прекрасная Артемида примчалась с охоты, как только услышала, что вернулся ее брат. Поднялся он на вершину Парнаса, и здесь окружили его прекрасные музы.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Дафна