Добром за добро


По проселочной дороге ехал верхом молодой крестьянин Петер Ларс. Он направлялся в город купить себе новый костюм, чтобы вечером выглядеть молодцом: ведь сегодня он отправится свататься.
У него было отличное настроение: он был уверен, что не получит отказа – какой бы гордой и богатой ни была Лиза, она все же удостоила его, самого бедного из своих ухажеров, пары теплых взглядов. И недаром же ее сват пригласил их с отцом прийти в дом ее родителей ровно в шесть часов и изложить свое намерение.
Путь Петера Ларса лежал полями, а потом через большой Дремучий лес. Наконец он выехал на луг – и тут заметил, что кто-то шевелится в канаве. Подъехав поближе, он увидел, что там копошится какая-то странная женщина.
Она подняла голову и уставилась на всадника. Ни разу в жизни не видел Петер Ларс такой уродины! Черные, как горошины перца, глаза были почти скрыты под свисающими на лицо космами. Нос – как морковка, а губы – словно две подгорелые лепешки.
– Не окажешь ли ты мне услугу? – обратилась она к путнику. – А я тебе заплачу за труды.
– Чего тебе надо? – спросил Петер Ларс.
Оказалось вот чего. Бродила она по лесу и повредила ногу. Хотела было отправиться в соседний лес за целебным средством, но сама и ступить не может: упала, да так вот и осталась лежать в канаве. А в соседнем лесу, как раз там, где тропинка поднимается на пригорок, растут прямо у дороги семь сосен, и если собрать по кусочку смолы с каждой и приложить к больному месту – все разом пройдет. Вот бы кто помог ей и принес эту самую смолу! А за хлопоты она, конечно, отблагодарит, как полагается. Но уже пяти путникам дала она по золотому, чтобы те оказали ей услугу, да только они денежки в городе прокутили, а домой вернулись в объезд, так что она их больше не видела, хоть и лежит в этой канаве с раннего утра.
Женщина показала Петеру Ларсу блестящую золотую монетку – он получит ее, если принесет смолу.
Петер Ларс отпрянул.
– Откуда у тебя, такой уродины, столько золотых монет? – удивился он.
– Ах, как мне больно! – запричитала женщина и потерла больную ногу. – Как ужасно больно! А по лесу бродит в тревоге моя мать и кличет меня. Вот, слышишь?
– Нет, ничего я не слышу, – отвечал Петер Ларс. Тогда женщина ухватилась за поводья, поднялась и приложила ладонь к его уху. И он услыхал, как кто-то поет в лесу:
Доченька-красавица!
Доченька-красавица!
Где ты, мое золотце?
Тут Петер Ларс рассмеялся: уж больно эти красивые слова не подходили для уродицы, стоявшей перед ним.
– Тоже мне золотце! – усмехнулся он.
Женщина разжала руки и плюхнулась обратно в канаву. Но головы не опустила, и черные горошинки ее глаз по-прежнему пылали.
– Ты смеешься, как и те другие, – прошипела она. – Как я тебя ненавижу! И все же ты получишь деньги – столько, сколько пожелаешь, – только принеси мне кусочки той смолы.
И она позвенела перед юношей целой пригоршней золотых монет.
Петер Ларс не сводил с нее глаз. А потом вдруг ударил ее по руке так, что монеты упали в канаву.
– Нет уж, спасибо! – воскликнул он. – Теперь-то я вижу, что ты колдунья, а с нечистой силой я дел иметь не желаю!
Он щелкнул кнутом и поскакал дальше. Купил себе в городе отличный пиджак и отправился в обратный путь. Но, подъехав к пригорку, о котором говорила женщина, не удержался и осмотрелся вокруг, ища те самые сосны. Они и впрямь стояли в ряд вдоль дороги и тихонько шумели. И в тот же миг он услыхал вдали знакомую песню:
Доченька-красавица!
Доченька-красавица!
Где ты, мое золотце?
Петер Ларс посмотрел на стволы сосен, ища взглядом ту самую смолу. Но не так-то легко оказалось ее найти: дело-то было осенью, смеркалось рано, так что разглядеть ее было трудно.
“Ну, нет, мне надо спешить, – подумал юноша, – а то, неровен час, опоздаю к Лизе, а это мне дорого обойдется, ведь она такая гордая и обидчивая!” И он поскакал дальше.
Но, проехав немного, конь вдруг остановился и навострил уши, словно прислушиваясь. И снова послышалась песня:
Доченька-красавица!
Доченька-красавица!
Где ты, мое золотце?
“Ладно, я только быстренько соскребу смолу, а потом поскачу своей дорогой”, – решил Петер Ларс и повернул назад. Но через минуту пожалел об этом.
“С ума я сошел! – подумал он. – С чего мне заботиться о какой-то колдунье? Какое мне до нее дело?”
И он снова повернул коня к дому. Но вскоре тот вновь остановился, заслышав знакомую песню.
Доченька-красавица!
Доченька-красавица!
Где ты, мое золотце?
– Ну нет, это невыносимо! – сказал сам себе Петер Ларс. – Придется все же собрать проклятую смолу, а иначе не будет мне покоя, и песенка так и будет меня преследовать.
Он галопом поскакал назад к соснам, обыскал стволы и ветки и в конце концов нашел маленькие комочки смолы на каждом из семи деревьев. Тем временем совсем стемнело, так что он припустил во весь опор по проселочной дороге. Вот и то самое место, где ему повстречалась колдунья. А вот и она – так и сидит в канаве.
– Держи, гадкая ведьма! – крикнул он и швырнул кусочки смолы женщине на колени. – Да больше не попадайся мне на глаза! Как бы не потерять мне из-за тебя ту, кто дороже всех моему сердцу.
И с этими словами Петер Ларс поскакал прочь, не слушая ее благодарностей. Он был зол и раздосадован, так как чувствовал, что опаздывает. Что скажет отец Лизы? Он... и так не больно-то рад такому бедному жениху. А сама Лиза? Непросто будет снова расположить ее к себе.
Вдруг Петер Ларс услышал стук копыт, и из-за поворота выехал ему навстречу всадник. Это оказался его собственный брат. Он был очень взволнован, а лошадь его была вся в пене.
– Ты не успеешь! Не успеешь! – крикнул он встречному, а потом развернулся, и они поскакали рядом. Брат
Рассказал, как он сам, их старый отец и сват стояли у ворот родителей Лизы и ждали Петера Ларса. Но тут объявился Юнас, богач мельник, который заправлял половиной деревни. Он тоже решил посвататься к красавице Лизе. Услыхав, что Петера Ларса ждут к шести часам, он не повернул обратно. “А вдруг Петеру откажут, – заявил он, – тогда-то придет мой черед”. И вот он сидит там и ждет. А все остальные пошли встречать Петера Ларса, чтобы поторопить его. Да видно, теперь уже все напрасно: осталось лишь четверть часа, а проскакать надо не меньше мили.
– Прощай! – крикнул Петер Ларс, пришпорил коня и поскакал быстрее ветра.
Он понимал, что опоздает, но все равно мчался вперед. В довершении всех бед стало совсем темно, и юноша едва различал дорогу в густом лесу. Ветки изорвали в клочья его новый пиджак и расцарапали в кровь лоб, но ему было некогда уворачиваться от них. Он думал лишь о красавице Лизе: что, если она, чтобы проучить его за опоздание, ответит согласием мельнику? И зачем только он связался с этой колдуньей!
Меж тем конь его совсем выбился из сил. Он начал спотыкаться, да так сильно, что Петер Ларс испугался, как бы он совсем не упал. Конь брел все медленнее и медленнее, и уже никакие понукания не помогали.
Вдруг Петер Ларс почувствовал, что поводья натянулись у него в руках. Конь вскинул голову и опять легко заскакал по земле, словно у него откуда-то свежие силы появились. Они неслись теперь с такой скоростью, что плащ Петера Ларса развевался на ветру у него за спиной.
Всадник поспешно оглянулся. Ему показалось, что кто-то сидит за ним на спине у коня. Но разглядеть он никого не смог, лишь какой-то серый узелок болтался сзади на лошадином крупе.
Так скакали они все дальше и дальше. И вот диво – Петер Ларс заметил, что поводья натягивались, словно сами по себе. Конь мчался, не разбирая дороги, напрямик сквозь кусты, с легкостью перепрыгивая через огромные кривые корни. Он перескакивал через пригорки и обрывы, и всякий раз, когда Петер Ларс оглядывался, ему чудилось, будто кто-то сидит у него за спиной.
Они выехали на равнину. Конь летел как птица, почти не касаясь копытами земли, а плащ юноши развевался у него за спиной, словно парус. На первом перекрестке Петер Ларс повстречал свата, тот бежал ему навстречу, чтобы поторопить его.
– Ты не успеешь, Петер Ларс! – крикнул он. – У тебя осталось всего пять минут!
– Посмотрим! – ответил юноша и пронесся мимо. Вскоре он повстречал старика отца, но тот лишь печально покачал головой.
– Ты не успеешь, Петер Ларс, – сказал он, – осталась одна минута!
– Посмотрим! – крикнул в ответ Петер Ларс и пролетел мимо с такой скоростью, что старик не успел разглядеть, куда он поскакал.
А на дворе богатого крестьянина уже столпились люди: все они ждали Петера Ларса. Красавица Лиза замерла у окна и прислушивалась, не раздастся ли стук копыт, меж тем как ее отец и мельник довольно потирали руки.
– Ну, – сказал отец и посмотрел на часы на стене, – осталось всего полминуты. Если бы он успевал к сроку, мы бы уже слышали стук копыт на мосту. Лиза, ты можешь выйти за мельника. Зачем тебе жених, который заставляет себя ждать?
– Я подожду, пока часы пробьют шесть, – упрямо ответила Лиза. Сердце ее страшно билось от волнения, но она была такой гордой, что скорее бы сделала саму себя несчастной на всю жизнь, чем согласилась бы подождать лишнюю секунду. И все же ей очень не хотелось терять Петера Ларса.
И вот часы начали бить.
– Поздно! – крикнул мельник.
Но в этот самый миг послышался стук копыт на мосту. Красавица Лиза зарделась от радости.
– Слышите, он едет! – воскликнула она.
– Все равно опоздает, – возразил отец.
И вот когда часы должны были пробить в шестой раз, дверь распахнулась и на пороге появился Петер Ларс – весь в поту и в пыли, с растрепанными волосами, новый пиджак его был изорван в клочья. Но все же держался он браво. Лиза бросилась к нему и решительно вложила свою ладонь в его, и он понял, что она согласна стать его женой.
Мельник и крестьянин лишь рты разинули от удивления. Они никак не могли понять, как же Петеру Ларсу удалось успеть вовремя. Да и кто бы догадался!
С тех пор Петер Ларс не раз удивлял людей своей расторопностью. Отныне, как бы поздно ни отправлялся он в путь по делам – неважно, верхом или в повозке, – всякий раз прибывал он на место к оговоренному часу. При этом никогда не спешил и всегда сохранял спокойствие и уверенность. Еще бы! Ведь всякий раз он чувствовал, что кто-то сидит у него за спиной и правит лошадьми: следит, чтобы поездка прошла как полагается. Но самого помощника Петер Ларс так ни разу и не увидел, хотя часто замечал, обернувшись, серый сверток на лошадином крупе или на краю повозки. Впрочем, он-то догадывался, кто сидит за ним!
Пусть он не взял платы за ту услугу, которую оказал колдунье из канавы, но она все равно честно с ним расплатилась – добром за добро.




Добром за добро