Драгоценный камушек


Под Новый год в лесу было шумно и весело! Зверушки бегали по снегу, искрящемуся на солнце, оставляя замысловатые дорожки следов, и поздравляли друг друга с наступающим праздником.
– Поздравляем! – цокали белки и, взметнув пушистые хвосты, винтом неслись вверх по стволам высоких сосен.
– Поздравляем! – кричали в ответ пушистые зайцы, шевеля ушками.
– С наступающим, – прорычал серый Волк, подмигивая желтым глазом насторожившейся Зайчихе-Маме.
– И тебя также, – ответила она, на всякий случай задвигая лапками себе за спину самого маленького Зайчишку.
Гордые олени ступали по снегу медленно, то и дело кланялись своим лесным соседям.
Рыжие лисички играли в чехарду. Лесные яблочки – снегири – перелетали с ветки на ветку. Всем зверушкам в лесу было радостно.
Весело было даже последнему дню уходящего года. Яркое солнышко каталось по голубому небу и посылало лесным жителям свои лучики-приветы.
Из-под густых еловых веток выбежали два веселых соболька и стали барахтаться в глубоком снегу. Их дымчато-бурые шубки то пропадали, то вновь появлялись. Вдруг один из них замер.
– Смотри! Что это там блестит?
– Где?
– Да вон же! Вон! Бежим посмотрим!
Друзья подскочили к блестевшему камушку, наполовину утонувшему в снегу, и стали его рассматривать. Прозрачный граненый шарик переливался, вспыхивая разноцветными огоньками от легких прикосновений солнечных лучиков.
– Сощурь глаза! Здорово как!
Зверьки сощурили глазки и стали качать головами то вправо, то влево, то вправо, то влево. Огоньки шарика превратились в яркие лучистые звездочки.
– Здорово! А что это? – раздался голосок Белочки, которая заметила завороженно смотрящих на снег собольков и решила узнать, почему они замерли, как столбики.
– Не знаем, – хором ответили друзья, – но очень красиво!

Пока собольки и белочка рассматривали прозрачный шарик, набежали лесные зверушки: волчата, зайчата, оленята, лисички. Подлетели поближе пузатые снегири и хохлатые свиристели. И все наперебой начали спрашивать друг у друга что это, но никто не знал. Тогда зверята стали придумывать, что бы это могло быть.
– Может, это звездочка упала? – спросила Белочка.
– Звездочка? Звездочка! Звездочка? – подхватили снегири.
– Какая звездочка! День же сейчас! – возразил Волчонок.
– Не звездочка! Не звездочка? Не звездочка! – пропели свиристели.
– Значит, это кусочек солнца! – взволнованно сказал Зайчик.
– Солнышко? Солнышко! Солнышко? – зачирикали снегири.
– Если бы это был кусочек солнца, то он растопил бы снег! – ответила Лисичка.
– Не солнышко! Не солнышко? Не солнышко! – тут же подхватили свиристели.
– Я знаю! – радостно стукнул копытцем Олененок. – Это драгоценный камушек!
– Камушек? Камушек! Камушек? – всполошились снегири.

– Драгоценный! Драгоценный? Драгоценный! – восхитились свиристели.
Все посмотрели на Олененка с восторгом, а самый маленький Зайчонок даже открыл рот от удивления.
– Точно! Как это я сам не догадался, – подпрыгнул Волчонок.
– Что это? Что? – раздался чей-то скрипучий голос с еловой ветки.
– Здравствуй, тетя Ворона, – пискнул самый маленький Зайчонок.
– Я не ВорОна! Я тетя ВОрон.
– Почему же ты тетя, если ты ВОрон? – спросил самый маленький Зайчонок.
– ВорОна и вОрон – две разные птицы. ВорОны серые, а вОроны черные. ВОроны бывают и дяди и тети, как и ворОны! – шепнула в ушко маленького почемучки Мама-Зайчиха. – Это любимая птица Бабы Яги. Что она здесь делает?
– Это драгоценный камушек! – ответила Лисичка.
У нежданной гостьи открылся клюв от удивления. Она перелетела на ветку пониже и уставилась на круглый шарик.
– И кто же его потерял? – уточнила любимица Бабы Яги.
– Не знаем. Но нашли его мы с другом, – гордо ответил Соболек.
– Это неважно, кто нашел. КАР. Главное, кто потерял.
– Почему это... главное знать, кто потерял? – удивился Волчонок.
– Потому что если его ты потерял, это одно, а если Леший, это другое. КАР!
– Нас она не боится, – крикнула Белочка, – а Лешего опасается. Верно?
– Да! Точно! – подхватили зверушки.
– Почему же неважно знать, кто нашел? – уточнил Олененок.
– А какая вам теперь разница? – спросила птица, и, лихо спрыгнув с ветки, схватила клювом переливающийся шарик.
Зверушки молча смотрели во все глаза. А пернатая плутовка скакнула по высокому снегу раз, другой и, покосившись на удивленных зверят, взлетела.
– А-а-а-а-а-а-а! – заплакал самый маленький Зайчонок.
– Ничего себе! – почесал задней лапкой затылок Волчонок.
– Да, уж… – растерянно сказал Соболек.
– Что случилось? – раздался знакомый всем серебряный голосок. – Почему ты плачешь, малыш?
– Снегурочка! Снегурочка! – окружили девушку обрадованные зверушки.
– Эта противная птица драгоценный камушек утащила!
– Бабе Яге понесла, наверное!
– Драгоценный камушек? Не кругленький ли? – спросила Снегурочка.
– Кругленький!

– Прозрачный?
– Прозрачный!
– Так это пуговка моя была от шубки! Я как раз ее искать иду, – засмеялась Снегурочка.
– Что же теперь делать? – расстроились Белочка.
– Такая драгоценность! Как же мы ее у Бабы Яги добудем? – подпрыгнул Волчонок.
Снегурочка улыбалась, глядя на расстроенных лесных друзей, и молчала.
* * *
Ворон влетел в открытую дверь избы на курьих ножках.
– Ну… Где была? – проскрипела Баб Яга. – Чего видела?
Яга лежала на печи, подпирая костяной ногой стену, носом уткнувшись в потолок.
– Брильянт! Брильянт! Тебе принесла, благодетельница! – кланяясь, прохрипела черная птица, положив на грязный стол прозрачный шарик.
В темной избушке Яги он не блестел и не искрился.
– Чего мелешь, носатая! – кряхтя, ответила Баба Яга. – Где это ты брильянт в лесу достать смогла?
– Достала, бабушка. Достала, Ягушенька.
– Ну, гляди! Я слезу. Но если я слезу зазря, чучело из тебя сделаю!
– Что ты! Ягушенька – дорогушенька! Что ты! Я от всего сердца…
Яга, пыхтя и ругаясь, начала слезать с печи. Время шло, а у нее то нога зацепится, то рука соскользнет. Наконец, свалившись на пол, она злобно сверкнула глазами и подскочила к столу. Нависла над драгоценным камушком, сгорбилась.
Почувствовав недоброе, птица начала пятиться к двери. Яга замерла. И вдруг… Неожиданно резво для древней старушки развернулась и кинулась на свою “любимицу”.

– Ах ты курица носатая! Ах ты ворОна безмозглая! Льдину за брильянт выдавать! Растаял твой подарочек! А я-то! Я-то! Поверила! И кому!
“Я не ворОна…”, – хотела ответить горемыка, но не успела открыть клюв, в который угодило старухино помело. Им ее из избушки и вымело. Упав на снег возле куриных ног, птица встрепенулась, поправила растрепанные перья, хромая и оглядываясь, поковыляла в лес.
А из избушки еще долго неслись ругательства и завывания.
* * *
Снегурочка и зверушки смеялись! Снегири со свиристелями не могли усидеть на одном месте, перелетали с ветки на ветку и весело чирикали.
– Представляем, что будет, когда Яга льдинку в руки возьмет! – смеялись собольки.
– Выщиплет все перья у кого-то! – подскочил Волчонок.
– Так ей и надо! Разве можно чужое брать?! – возмутилась Мама-Зайчиха.
– Не тобой положено, не тебе и брать, – цокнула шустрая Белочка.
– А как же ты, Снегурочка, без пуговки? – спросил Олененок.
– Я себе новую пуговку из снега сделаю! Растоплю его и заново заморожу! До вечера, друзья. Всех на нашей полянке с Дедом Морозом ждем! Будем Новый Год встречать!
Снегурочка ласково помахала рукой и ушла, а зверушки еще долго не расходились. Все случай с “драгоценным камушком” вспоминали.




Драгоценный камушек