Дурачок


Жили-были старик со старухой. Было, сказывают, у них три сына. Старший и средний умом и осанкой взяли, а младший ничем не взял. За дурачка его и принимали. Потому и мясом его не кормили. Сольют, бывало, ему пустой отвар из-под мяса, а он и тем сыт.

Случилась напасть в том краю. Завелся в лесах медведь-людоед. То бабу с ребенком утащит, то охотника задерет.

Говорит тогда старший сын среднему:

– Пойдем и добудем медведя. Хватит ему человеческую кровь проливать.

– Пойдем и добудем, – отвечает средний сын.

Тут встает промеж ними дурачок и просит:

– Меня, братья, возьмите.

Те на смех его поднимают:

– Куда тебе, дурачку-недоростку! Сиди дома, мух дави.

Ушли братья в тайгу. А дурачок почесал в затылке и ну ковылять за ними. Только потерял он их скоро из виду и остался один. Идет себе по тайге, развеселый, с птицами разговаривает. Вдруг встает перед ним на задние лапы тот самый медведь-людоед – вот-вот задавит.

Дурачок и говорит ему:

– Ты что, окосел? Не видишь разве, куда идешь? Или тебе другого места нет в тайге?

С медведем так никто не говорил. Обиделся он на такие слова и шлеп дурачка по щеке лапой. Будь, мол, вперед умнее да вежливее. Но у дурачка свой расчет.

Потер он ушибленную щеку и говорит:

– Ах вот ты как! Мне даже отец с матерью никогда пощечин не давали, не то что ты. Не могу я этого стерпеть!

Схватил дурачок медведя за задние лапы и ударил, о дерево. Рухнуло дерево, а медведь и шевелиться перестал.

– Вот как неладно получилось, – говорит дурачок, – хотел я проучить этого грубияна, а он – на тебе – ножки протянул. И дерево я тоже без нужды свалил. Не везет мне!

Поохал дурачок, попечалился, да делать нечего. Пошел он дальше и нечаянно столкнулся с братьями.

– Ты все-таки увязался за нами, дурачок, – посмеиваются братья. – Уж не убил ли медведя-людоеда?

– Кого-то убил ненароком, – отвечает дурачок, – а... кого, сам не знаю.

– А каков же из себя убитый зверь? – похохатывают братья. – Похож на муху? Или на жука?

– Нет, он похож на черного быка из нашей деревни, – отвечает дурачок.

– Ты, видать, совсем у нас рехнулся. Покажи-ка своего быка, глупенький.

Дурачок ведет братьев на то место, где лежит убитый медведь. Смотрят братья и глазам своим не верят. Дерево огромное повалено, а рядом – тот самый медведь-людоед, за каким они охотились. Страшно тут стало братьям, схватились они за рогатины и топоры, да зверь не шелохнется – мертв, значит. Осмелели братья, подошли ближе, ногами медведя с опаской тычут и дурачка спрашивают, как было дело. А у дурачка и речи известно какие – дурацкие.

– Попался, – говорит, – навстречу этот невежа и дал мне пощечину. Ни отец, ни мать по щекам меня никогда не били, а тут – на вот тебе! Не стерпел я, братья, схватил его за задние лапы да чуть стукнул о дерево. А он меня не понял и ноги протянул. Не хотел я этого. Тоже зазря и дерево испортил.

– Ну и дурень же ты! – гогочут братья, а сами жмутся со страху: как бы чего не вышло. В диковинку им это, что дурачок такой сильный да проворный оказался.

Сняли братья шкуру с медведя и принесли домой. Вся деревня сбежалась смотреть на охотницкую добычу. Судачит народ и похвалой тешит братьев. А те молчат, что не они, а дурачок убил медведя-людоеда. Дурачок тоже себе помалкивает. Только знают братья всю правду, исподлобья косятся, дурачка сторонятся да побаиваются: вдруг нехотя кого из них зашибет? Раньше дурачка пустой похлебкой кормили, а теперь и мясо дают. Признали в нем себе ровню и богатыря. А дурачку и дела до братьев никакого нет. Живет он потихоньку да помаленьку, отцу с матерью по хозяйству помогает, с птицами разговаривает да песенки себе под нос напевает.

Картинки: Г. А. В. Траугот




Дурачок