Джэми Фрил и юная леди


В давние времена жил-был в Фаннете со своей матерью парень по имени Джэми Фрил, единственная опора бедной вдовы.
Средь соседей слыл Джэми самым заботливым сыном во все времена. Но только жили от них поблизости еще и другие соседи, только видывать их он не видывал, и редкому смертному они открывались, разве что перед Майским Днем да в канун Дня Всех Святых.
Говаривали, что местом обитания этого веселого народца был старый полуразвалившийся замок, что находился в четверти мили от хижины Джэми. Каждый раз в канун Дня Всех Святых окна древнего замка загорались огнями, и прохожие подмечали, что внутри замка снуют маленькие фигурки и слышатся звуки волынок и флейт.
Частенько посматривал издалека Джэми, как пляшут в окнах маленькие тени, слушал чарующую музыку и думал: что же там у них творится внутри? Вот как-то в канун Дня Всех Святых встает Джэми, берет свою шапку да и говорит своей матери:
– Пойду-ка я, матушка, в замок, попытаю счастья.
– Что ты! – всполошилась мать.- Не будь таким безрассудным и отчаянным! Ведь погубят они тебя, что ж тогда со мною станется?
– Не бойся, матушка, ничего они мне не сделают. Так просто меня не возьмешь.
Вот пошел он, пересек картофельное поле, тут уж и замок видать: из окон льется свет, и от того света бурая, еще не облетевшая с яблонь-дичков листва так и горит золотом.
Постоял Джэми в роще, примыкавшей к старому замку, прислушиваясь к шумному веселью эльфов, к их смеху и пению, и с новой решимостью зашагал вперед.
Видит – за окном множество человечков, самый крупный из них ростом не выше ребенка-пятилетки, выплясывают под аккомпанемент флейт и скрипок, бражничают да пируют,
– Милости просим, Джэми Фрил! Милости просим, Джэми! – встречает честное общество нового героя.
– Просим! Просим! – точно эхом прокатилось по залу.
Время летело незаметно, и Джэми веселился от души. Как вдруг говорят ему хозяева:
– Нынче ночью мы полетим в Дублин выкрасть одну юную леди. Не хочешь ли с нами, Джэми Фрил?
– Конечно, хочу! – воскликнул сгоряча парень, так ему не терпелось поучаствовать в приключении. У крыльца их поджидали кони.
Вскочил в седло Джэми Фрил, и взмыла его кобылица под облака. Вот он вместе с эльфами пролетает над материнским домиком, но мчатся они все вперед и вперед, летят над крутыми горами и пологими холмами, чуть ли не всю Ирландию облетели они, пока наконец не добрались до Дублина. Прибытием своим эльфы почтили не какую-нибудь развалюху, а один из прелестнейших домиков на Стивене Грин.
Приземлились эльфы под окошком. Глядит в окошко Джэми Фрил, а там в постели средь роскошных подушек спит красавица. Подхватили ее эльфы и потащили с собой, а взамен нее в постельку палку бросили, которая тотчас приняла облик девушки. Посадили юную леди перед одним из всадников и помчались; тот провез ее немного, передал другому, и так всю дорогу.
Вот уж и родной дом недалеко. Тогда Джэми и говорит:
– Вы уж каждый по очереди юную леди везли. Дайте и мне ее провезти хоть чуть-чуть!
– Конечно, Джэми! – с готовностью отвечают эльфы. – Верно! Теперь твой черед, бери ее!
Прижав к себе драгоценную ношу, ринулся Джэми вниз и прямехонько к материнским дверям. И тоже – скок вниз к дверям.
А Джэми крепко держит, хоть и не поймешь уже что, потому как маленький народец во что только юную леди не превращал – то в руках у Джэми оказывалась черная собака, лает и куснуть норовит; то ярко светящийся железный прут, слава Богу, что не раскаленный; то вдруг тюк шерсти. Но все же не отпускает свою ношу Джэми. Ну, эльфы, ничего не добившись, повернули было на попятный, как вдруг один из них, махонький такой, меньше всех, как заверещит:
– Что ж, Джэми Фрил, сумел ты у нас ее отнять, да только проку никакого тебе от нее не будет, потому как напущу я на нее глухоту и немоту!
Сказал и будто что на девицу накинул.
Вот удалились эльфы не солоно хлебавши, а Джэми Фрил отодвинул щеколду да и входит в дом.
– Господи, Джэми! – встречает его мать. – Где же ты всю ночь пропадал? Что они с тобою сделали?
– Да ничего такого, матушка. Глядите-ка, вон какое счастье мне выпало. Вон какую красавицу молодую привел, помощницей вам станет!
– Боже, спаси нас и сохрани! – вскричала мать и от изумления не знает, что и сказать сыну.
Поведал ей Джэми про свое путешествие, сказав под конец:
– Ведь вы бы и сами не похвалили меня, если б я этакую красавицу ни за что ни про что всяким эльфам отдал!
– Ах, Джэми, так ведь она же леди! Может ли такая есть нашу грубую пищу и жить в нищете? Тебя спрашиваю, дурень ты этакий!
– Знаете, матушка, уж лучше ей здесь быть, чем у них, – говорит Джэми, указывая в сторону замка.
Юная леди, немая и глухая, видно, озябла в тонкой своей рубашечке и подошла поближе к очагу, растопленному бедняцким торфом.
– Бедняжка, а какая миленькая да прехорошенькая! Ишь ты, даже эльфы в нее влюбились! – приговаривала старушка, с жалостью и восхищением разглядывая гостью. – Надо бы сперва одеть ее во что-нибудь. Ах, Боже правый, где ж мне найти платье для такой знатной особы.
Пошла старушка к себе в уголок, вынула из комода свое воскресное платье из грубой коричневой ткани; потом достала из ящика пару белых чулок, длинную белоснежную рубашку из тонкого полотна да чепец – то, что хранила себе “на смерть”.
Бедная девушка покорно дала себя одеть, потом присела на скамеечку в уголок у очага и закрыла лицо руками.
– Как же нам, бедным, да обиходить такую-то знатную леди! – воскликнула старая женщина.
– Я буду работать и прокормлю вас обеих, матушка, – отвечал Джэми Фрил.
И он сдержал свое слово. Долго юная леди убивалась, долго текли по ее щекам слезы, а между тем старушка все хлопотала вокруг очага, а Джэми плел сети для ловли лосося – он... специально выучился этому ремеслу, чтобы гостья их ни в чем не нуждалась.
А девушка она оказалась славная, все улыбнуться старалась, как взглянет на нее мать или сын. Вот мало-помалу привыкла она к укладу их жизни – вскоре научилась и свиней кормить, и картошку толочь на корм птице, и из грубой синей шерсти носки вязать.
Минул год, снова пришел канун Дня Всех Святых.
– Матушка,- говорит Джэми, снимая с крючка свою шапку, – пойду-ка я в старый замок, попытаю счастья.
– Ты что, сдурел, Джэми? – в страхе кричит мать. – Уж на этот раз они непременно прибьют тебя за то, что проделал с ними.
Успокоил Джэми матушку да и пошел себе.
Только дошел до старого яблоневого сада, видит впереди ярко освещенные окна замка и слышит громкие голоса. Присел он под окном и стал слушать, о чем говорят маленькие человечки.
– Худую шутку сыграл с нами Джэми Фрил вот в такую же ночь год назад, украл у нас юную красавицу леди!
– Не печальтесь,- говорит тот самый маленький,- он мною за то наказан. Вот сидит она, точно истукан, у его очага. Только ему невдомек, что три капли из бокала, который я в руке держу, могут ей вновь вернуть и слух, и речь!
Сердце у Джэми чуть не выскочило из груди, когда он быстрее молнии влетел в зал. И снова со всех сторон понеслись к нему приветливые голоса:
– Вот и он, Джэми Фрил! Милости просим, милости просим, Джэми!
Едва голоса стихли, подходит к нему тот, маленький, и говорит:
– А ну, Джэми, выпей за наше здоровье вот из этого бокала, что я держу!
Тут Джэми – хвать у него бокал и мигом к двери. Сам не помнил, как добежал до дома, ввалился – отдышаться не может, прямо рухнул на камень у очага.
– Видно, на сей раз порядком тебе досталось, бедный сынок! – испугалась мать.
– Вот уж нет, нынче мне повезло как никогда! – говорит Джэми и дает юной леди глотнуть три капли из бокала, что еще чудом остались на дне после его бешеной гонки через картофельное поле.
И девушка заговорила, и первыми ее словами были слова благодарности Джэми.
А потом юная леди взяла бумагу, перо и чернила и написала письмо своему батюшке, рассказала обо всем, что с нею приключилось.
Недели проходят, только нету ответа. Снова и снова пишет она отцу, и снова никакого ответа.
Наконец говорит юная леди:
– Отправимся, Джэми, вместе в Дублин, мне надо своего отца разыскать.
– Но, чтоб нанять лошадей и повозку, денег у меня нет, – отвечает ей Джэми. – А пешком до Дублина разве дойдешь?
Только так настойчиво она его просила, что отправился вместе с нею Джэми в долгий путь пешком до Дублина. И уж этот путь вовсе не был так легок, как тот, что проделал Джэми с эльфами. Все же дошли наконец до Дублина, позвонили в колокольчик у двери дома на Стил Грин.
Открывает дверь слуга, и девушка велит ему:
– Передай отцу, что пришла его дочь!
– Но, дитя мое, у почтенного человека, что живет в этом доме, нет дочери, – отвечает слуга. – Была у него дочь, да, верно, год назад померла.
– Неужто ты не узнаешь меня, Салливан?
– Нет, бедная девушка, не признаю!
– Позволь мне увидеть твоего хозяина! Мне бы лишь глазком взглянуть на него.
– Что ж, если только взглянуть, пожалуй, пойду скажу.
Выходит на крыльцо отец юной леди.
– Милый батюшка, – говорит ему девица, – узнаете ли вы меня?
– Как смеешь ты называть меня батюшкой? – гневно воскликнул старый джентльмен.- Ты самозванка! Нет у меня никакой дочери. Моя дочь мертва и лежит в могиле, – уже без гнева, в печали произнес старый джентльмен. И добавил: – Уходи!
Погодите, милый батюшка, взгляните на кольцо, что на моем пальце! На нем имя ваше и мое!
– Да, верно, это кольцо моей дочери. Но неизвестно, как оно попало к тебе. Боюсь, нечестным путем ты им завладела.
– Так позовите же матушку, уж она-то, верно, узнает меня! – умоляла бедная девушка, по лицу которой потоком струились слезы.
– Несчастная моя женушка уж стала забывать свое горе. Теперь она редко вспоминает о дочери. Как могу я вновь причинить ей боль, напомнив об утрате?
Однако юная леди все молила и молила, и вот наконец послали за матерью.
– Матушка! – завидев ее, сказала девушка. – Посмотрите хорошенько, не узнаете ли вы дочь свою?
– Нет у меня дочери. Она умерла и погребена уж давным-давно.
– Так взгляни же на меня! И вы узнаете свою дочь!
Старая леди покачала головой.
– Ах, вы оба забыли меня! – заплакала бедняжка.
Тут настал черед Джэми вмешаться, и он рассказал про свое ночное путешествие с эльфами, про то, как те выкрали юную леди, как бросили на постель взамен нее палку, как жили они втроем с матушкой в своем Фаннете, про последний канун Дня Всех Святых и про три капли, которые развеяли чары.
Только умолк Джэми, заговорила юная леди, и она рассказала, как были добры к ней и мать, и сын.
Родители не знали, куда Джэми и усадить. Оказали они ему большой почет, а когда настала пора Джэми возвращаться обратно в Фаннет, родители не могли подыскать слов, чтобы выразить напоследок ему свою благодарность.
Только вот незадача. Не отпускает их дочь от себя Джэми.
– Куда, – говорит, – Джэми, туда и я. Он спас меня от эльфов, он трудился, чтобы прокормить меня. Если бы не он, вы бы, милые батюшка и матушка, никогда бы меня так и не увидели. И теперь без него мне жизни нет.
Видя такую ее решимость, предложил старый джентльмен Джэми стать его зятем. Послали в Фаннет повозку, запряженную четверкой лошадей, привезли оттуда матушку Джэми и сыграли веселую свадебку.
И вот все они стали жить-поживать в богатом доме в Дублине, а Джэми после смерти своего тестя получил в наследство все его огромное богатство.




Джэми Фрил и юная леди