Фаэтон


Так же как и смертные люди, больше всего на свете любят бессмертные боги своих детей и ни в чем не могут отказать им. У бога Гелиоса был сын по имени Фаэтон. Жил он на земле вместе со своей матерью, нимфой Клименой, а Гелиос смотрел на них сверху, со своей необозримой высоты. Ни разу еще Фаэтон не встречался со своим отцом. И вот однажды в гости к Фаэтону пришел его родственник Эпаф, сын великого громовержца Зевса. Сначала они играли и веселились, а потом заспорили о чем-то, Эпаф и говорит Фаэтону:

– Не верю я, что ты сын лучезарного Гелиоса. Мать обманывает тебя. Ты – сын простого смертного.
Обиделся Фаэтон на Эпафа и побежал к своей матери Климене. Со слезами на глазах стал он рассказывать ей, как оскорбил его Эпаф, и умолял сказать ему всю правду. Тогда Климена подняла руки к солнцу и воскликнула:
– Клянусь великим Гелиосом, сын мой! Он, твой отец, слышит нас сейчас. Ты можешь сам пойти к нему, и он подтвердит мои слова.
Фаэтон тут же отправился во дворец к своему отцу Гелиосу. Великий мастер Гефест выстроил этот дворец из серебра и золота, украсил его драгоценными камнями. Всеми красками, всеми цветами радуги сверкали и переливались его просторные залы, через которые проходил Фаэтон, направляясь к отцовскому трону.
А вот и он сам, в пурпурных одеждах восседает на своем золотом троне. Фаэтон даже глаза зажмурил, ослепленный нестерпимым сиянием, которое исходило от лучезарного венца Гелиоса. Когда-то его мать Климена очень хотела сделать своего сына бессмертным, как все боги. Она натирала его божественными мазями, закаливала в огне. Но все равно он так и остался смертным.
Увидел Гелиос Фаэтона и спросил его:
– Что привело тебя ко мне во дворец, сын мой?
– О великий и лучезарный отец мой! Скажи мне, смею ли я называть тебя так? Прошу, дай мне доказательства, что ты и в самом деле мой отец.
Снял Гелиос свой лучезарный венец и только тогда подошел и обнял Фаэтона.
– Да, твоя мать сказала тебе правду. Ты и в самом деле мой сын. Проси у меня что хочешь, чтобы развеялись твои сомнения. И, клянусь священными водами Стикса, я дам тебе все.
А Фаэтон уже заранее придумал, чего он попросит у своего отца. И как только Гелиос сказал ему об этом, Фаэтон сразу же изложил отцу свою просьбу. Он попросил, чтобы отец позволил ему проехать по небу вместо него на золотой колеснице. В ужас пришел лучезарный Гелиос от такой просьбы юноши:
– Опомнись, безумный! Ведь ты просишь невозможного! О, если бы я мог нарушить свою клятву. На горе тебе и себе поклялся я. Тебе, смертному, не по силам управиться с моей золотой колесницей. Даже сам великий Зевс не может устоять на ней, а кто же в мире могущественнее его! Сейчас я расскажу, что тебя ожидает в пути, и ты, надеюсь, откажешься от своей безумной затеи. Сначала моя колесница возносится вверх по крутой горе, и даже мои крылатые огненные кони с трудом взбираются на нее. Дальше дорога идет так высоко над землей, что и у меня дух захватывает, когда я смотрю вниз, а потом она так стремительно опускается к Океану, что только мой опыт позволяет удержать колесницу, чтобы она не понеслась вниз и не разбилась. Да и в дороге мою колесницу подстерегает много опасностей, дикие свирепые звери готовы в любой момент напасть на нее. Стоит тебе свернуть хоть немного в сторону, как ждут тебя острые рога Тельца, а там и Кентавр целится в тебя из своего не знающего промаха лука, можешь стать ты легкой добычей Скорпиона, или Рак задушит тебя своими мощными клешнями.
– Ну, пожалуйста, одумайся и не делай непоправимой ошибки, – уговаривал Гелиос своего неразумного сына, – я очень люблю тебя и не хочу твоей гибели.
Но Фаэтон заупрямился и настаивал на своем. Он хотел проехать на золотой колеснице Гелиоса, чтобы уже никто больше не сомневался, кто его отец. Что же оставалось делать Гелиосу, ведь он поклялся выполнить просьбу сына и теперь уже не мог отказать ему.
– Хорошо, – сказал он печально, – ты поедешь на моей колеснице, но мне очень жаль, что ты оказался таким неразумным.
Намазал Гелиос лицо сына священными мазями, чтобы не сожгли его жаркие лучи, и повел туда, где уже нетерпеливо били копытами огненные кони.
– Я... вижу, что разум все еще не приходит к тебе. Тогда послушай хотя бы мои последние советы. Не гони коней, они побегут сами, их трудно удержать. Держи крепче вожжи, не отпускай их и старайся не уклоняться в сторону от проложенной колеи. Твоя дорога лежит как раз между Змеей и Алтарем. Не спускайся низко к Земле, чтобы не сжечь ее, и высоко не подымайся, а то спалишь небо. Все остальное я поручаю судьбе, как она решит, так и будет. Пора в путь, ночь уже устала и уходит на покой. Но, может быть, ты все-таки откажешься от своего безумного решения?
Но нет! Фаэтон уже вскочил в золотую колесницу. Розоперстая Эос – Заря открыла ворота, и не успел юноша как следует натянуть вожжи, как огненные кони рванулись вперед и вверх по крутой горе и понеслись вскачь по небу, забираясь все выше и выше. Испуганный Фаэтон сразу же забыл все наставления отца. Он взглянул вниз и побледнел от страха – так далеко была земля, а вокруг него клубились черные тучи, и отовсюду слышалось грозное рычание свирепых зверей.
Только теперь понял Фаэтон, какую глупость он совершил, что не послушал своего отца. Но пути обратно не было, и он мчался в космическую бездну, теперь уже и сам не зная куда. Вдруг впереди он увидел отвратительное чудовище, все покрытое черным ядом. Это был Скорпион. Он выпустил свое смертоносное жало и со злобной ухмылкой смотрел на него. Фаэтон задрожал от ужаса, вожжи выпали у него из рук. Кони почувствовали полную свободу и понеслись вперед не разбирая дороги. Они то бросались вниз, к самой земле, то взвивались высоко в небо.
Все замерли, наблюдая дикую пляску огненных коней. Сестра Гелиоса, печальная богиня Луны – Селена, изумленно наблюдала, как мечутся никем не управляемые кони Гелиоса, и никак не могла понять, что же там происходит и что случилось с ее братом.
Вот золотая колесница стремительно покатилась вниз, и огненные кони своим жарким дыханием подожгли землю. Горели горы, покрытые лесами, гибли города и крепости. Пламя бушевало по всей земле, его жаркие языки проникли даже в холодное подземное царство Аида. Закипала и испарялась вода в реках и морях. От нестерпимого зноя начала трескаться земля. Поднялась тогда страшно обожженная богиня земли Гея и воскликнула, обращаясь к Зевсу:
– О величайший из богов! Неужели ты допустишь, чтобы погибло все живое на земле? Смотри, ведь уже рушатся города, а если огненные кони помчатся выше, то загорится и небо, и дворцы богов. Неужели все опять вернется в Хаос? Спаси от огня хотя бы то, что еще осталось!
Услышал Зевс просьбу Геи, он взглянул на землю и ужаснулся тому, что открылось перед ним. Схватил он свои сверкающие молнии и разбросал их по всему небу. Взмахнул он еще раз своей могучей десницей, и загремел гром, раскрылось небо, и оттуда ливнем хлынула вода на землю. Огонь зашипел и начал медленно потухать, тяжелый смрад от бесчисленных пепелищ поднялся над землей и окутал ее серым непроницаемым саваном.
А огненные кони продолжали метаться по небу, теперь они стремительно пошли вверх, еще немного – и от их жаркого пламени может вспыхнуть высокий Олимп. Метнул Зевс еще одну молнию, она попала в золотую колесницу и разбила ее на куски. Сверкающими брызгами разметало ее по всему небу. Жарким огнем вспыхнули золотые кудри Фаэтона. Подобно падающей звезде пронесся он по воздуху и упал в волны Эридана. Здесь и нашли юные нимфы его обугленное тело и предали его земле.
Несколько дней не появлялся на пустынном небосклоне могущественный Гелиос. Он закрылся черными тучами и скорбел о гибели своего неразумного сына. Долго искали тело Фаэтона мать его Климена и сестры-гелиады. Все земли обошли, все глубокие ущелья обыскали. Наконец кто-то указал им его гробницу. Пришла Климена со своими дочерьми на зеленые берега Эридана и неутешно оплакивала своего любимого Фаэтона. И с тех пор стоят они на берегах рек и морей, и их слезы-смола падают в студеную воду. Смола застывает в ней и превращается в прозрачный янтарь.
Неутешно скорбел о гибели Фаэтона и его верный друг Кикн. Бродил он, рыдая, по зеленому берегу, опускался в воду, чтобы омыть слезы, но они снова и снова заливали его печальное лицо. Боги превратили юношу в белоснежного лебедя, и теперь он всегда живет на воде, в реках и озерах. И очень боится огня, погубившего его друга Фаэтона.




Фаэтон