Как богатырь Сартакпай шмеля победил

Весеннее солнце землю согрело, белым цветом черемуха закипела.
Выглянули из своих восковых аилов семеро братьев, семь мохнатых шмелей. Шестеро к черемухе полетели, а седьмой – к золотым тюльпанам.
Вдруг черная тень легла на поляну.
Это Дьелбеген-людоед с горы спустился верхом на синем быке.
– Братья, братья, я дрож-ж-ж-ж-ж-ж-жу… – заплакал шмель.
Но братья были далеко, а Дьелбеген подходил все ближе, ближе.
У него семь голов, четырнадцать глаз, куда от нею скроешься?
– Жжу-жу… – метался шмель.
Кружился – кружился, да вдруг и переменил свою песенку:
– Жж-ж-ж-ж-ж-ж-жу, богатырю Дьелбегену я служж-ж-ж-жу!
– Ххх-х-х-ха-ха-ха! – расхохотался Дьелбеген. – Полети, мой слуга, узнай, кто на земле всех слаще. Я голоден, ужасно голоден!!!
Полетел шмель, укусил собаку, корову, медведя, лошадь, курицу, мышонка, оленя, девочку.
– Жж-ж-ж-ж-ж! Девочка всех слаще-слаще-слащ-щ-щ-щ-ше!
– Милый-милый шмель, не говори людоеду, он меня съест.
– Скажу, скаж-ж-ж-ж-ж-жу, людоеду я служу, служ-ж-ж-жу!
– Замолчи, шмель, – просит отец, – мы коня тебе дадим.
– Нарядную шубу сошьем, – плачет мать.
– Соболью шапку подарим, – уговаривают шмеля бабушка с дедушкой.
А он все не унимается:
– Девочка всех слаще-слаще-сла-щ-ш-щ-щ-щ-щ-ще!
Все стойбище вышло шмелю на поклон:
– Не говори, шмель, про нашу девочку! Мы аил тебе высокий поставим, над твоим очагом котел медный повесим, под ноги положим белую кошму.
– А не лучше ли будет, – сказал богатырь Сартакпай, – укоротить шмелю его длинный язык?
И укоротил!
Вот явился шмель к Дьелбегену. Тот как зарычит:
– Где пропадал? Кто всех слаще? Говори!!! А шмель в ответ:
– М-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м…
Ничего другого он и по сей день сказав не может.