Как Паук перехитрил Слониху и Гиппопотамиху

Однажды настал великий голод-ни на земле, ни в воде не осталось ничего съестного. И Паук, и его дети от голода стали прозрачными. И вот однажды пришел Паук к Слонихе и сказал:
– Да продлит Аллах твои дни. Меня послала к тебе госпожа вод, Гиппопотамиха. Она велела передать, чтобы ты послала ей сотню корзин с зерном, а доставить зерно должен я. Когда окончится сбор урожая, она пришлет тебе в благодарность громадную лошадь. И еще она велела передать, что ее слова предназначены только для ушей, равных ей по положению, поэтому никто, кроме тебя, не должен их слышать.
Слониха ответила:
– Хорошо, я сделаю все, что она просит. Приказала Слониха принести сотню корзин и повелела юным слонам доставить зерно на берег реки.
– Сложите свой груз и возвращайтесь домой,-сказал Паук слонам.-Я должен войти в воду и сообщить госпоже Гиппопотамихе, что она может забрать зерно.
Молодые слоны ушли. А Паук, конечно же, мигом отправился домой, позвал жену и детей, они забрали зерно с берега реки и отнесли его на себе в хижину.
На рассвете Паук вновь заявился на берег реки и спустился под воду. Он подошел к трону, где восседала госпожа Гиппопотамиха, в окружении своих советников, сам уселся неподалеку и сказал:
– Да продлит Аллах твои дни, о госпожа. Госпожа ответила:
– Приветствую тебя. Зачем изволил пожаловать? Паук ответил:
– Меня призвала к себе госпожа земли, Слониха, и велела тебе передать, что есть у нее зерно, но не из чего сварить похлебку, и просит она тебя, чтобы ты дала ей сотню корзин с рыбой. Когда наступит срок собирать урожай, она подарит тебе огромную лошадь.
– Очень хорошо,-ответила Гиппопотамиха.
– И еще она говорит,- добавил Паук,- что эти слова предназначены только для ушей, равных ей по положению.
– Хорошо, – ответила Гиппопотамиха.
Она приказала принести корзины с рыбой, юные гиппопотамы подняли их, вынесли на берег реки и там сложили.
– Хорошо, а теперь возвращайтесь,-сказал Паук.- Я должен пойти и привести молодых слонов.
Но один из гиппопотамов возразил:
– Если мы уйдем, кто-нибудь съест всю рыбу.
– Можете не беспокоиться,-никто к ней не притронется,-сказал Паук.-Если же вы останетесь и появятся слоны, получится неладно, вы ведь знаете, что молодые люди из разных племен не должны встречаться. Это может плохо кончиться. Придется вмешиваться старшим. Вы же знаете поговорку: “Бананы ел сын, а живот болит у отца”.
Один из гиппопотамов сказал:
– Верно.
И они нырнули в воду. Паук побежал домой, привел жену и детей, и они унесли всю рыбу. А потом начали сучить веревку. Когда наступило время сбора урожая, они ссучили веревку невиданной длины,-как отсюда до Баджимсо. И вот госпожа Слониха сказала:
– Пойдите и приведите Паука. И Паука привели и спросили:
– Помнишь ли ты обещанье, переданное тобой от госпожи Гиппопотамихи?
– Да, помню,- ответил Паук.- Пойду и напомню ей о нем.
И он ушел. Явился на берег реки, подыскал большое дерево, привязал к нему толстую веревку, другой ее конец отнес госпоже Слонихе и сказал:
– Смотри, вот веревка от лошади, которую дарит тебе госпожа Гиппопотамиха. Завтра они будут поднимать лошадь из воды, и госпожа просила тебе передать, чтобы ты нашла большое дерево и привязала к нему этот конец веревки. Когда рассветет и ты увидишь, что дерево качается, пусть молодые слоны ухватятся за веревку и тянут за нее что есть силы-не так-то легко вытащить огромную лошадь.
– Правда ли это, Паук?-не поверила госпожа Слониха.
– Истинная правда,- отвечал он.
Затем Паук отправился к госпоже Гиппопотамихе и сказал:
– Госпожа Слониха дала мне лошадь для тебя, но я не могу привести ее; я дотащил конец веревки, который она привязала, до реки и прикрутил к дереву; когда рассветет, пусть гиппопотамы тянут за веревку-ведь лошадь очень велика и пуглива.
На заре молодые гиппопотамы вышли из реки и нашли дерево, к которому была привязана веревка. Дерево так раскачивалось, что казалось, вот-вот упадет. Тогда ухватились они за веревку и начали тянуть. А за другой конец тянули молодые слоны. Видят и те и другие-ничего у них не получается, кликнули на помощь товарищей. И снова тянут молодые слоны, а с другого конца тянут молодые гиппопотамы. Так продолжалось до вечера, а потом все выбились из сил и легли спать.
На другой день, пораньше, пробудились слоны и гиппопотамы, и снова взялись за веревку, и тянули ее до тех пор, пока солнце не встало у них над головами. Тогда госпожа Гиппопотамиха решила:
– Пора отдохнуть, идите и спросите Слониху, да и сами посмотрите, что за лошадь дает она мне. Сил нет ее вытащить.
И Слониха обратилась к слонам:
– Перестаньте тянуть. Пусть кто-нибудь пойдет и посмотрит, что за лошадь дает мне госпожа Гиппопотамиха. Сил нет ее вытащить.
Молодые слоны повстречались на полдороге с молодыми гиппопотамами.
– Нас послали к госпоже Слонихе посмотреть, что за лошадь дает она нашей госпоже. Тянем со вчерашнего дня, никак вытянуть не можем,-сказали гиппопотамы.
А слоны в ответ:
– А мы идем к госпоже Гиппопотамихе, хотим узнать, что за лошадь дает она нашей госпоже. Но теперь все стало ясно. Придется нам вернуться и рассказать своей госпоже, что Паук солгал, никакой лошади нет и в помине.
Вернулись молодые гиппопотамы и сообщили госпоже всю правду. Вернулись молодые слоны и доложили госпоже всю правду. Слониха сказала:
– Мне-то что за дело? Я ничего не должна Гиппопотамихе. Это она у меня в долгу.
А Гиппопотамиха ответила:
– Мне-то что за дело? Я ничего не должна Слонихе, это Слониха у меня в долгу.
Обсудили происшедшее советники обеих сторон и решили, что тут явный обман. Гиппопотамиха послала передать Слонихе:
– Не следует нам гневаться друг на друга. Ты и я – обе одинаково могучи. Надо уладить дело миром. Подождем, пока объявится Паук.
Начали они искать Паука. А Паук спрятался, затаился. Вскоре он опять до того изголодался, что стал совсем прозрачным. Вышел он из своего убежища, пошел отыскивать пищу и вдруг наткнулся на шкуру антилопы: антилопа умерла, кто-то съел ее мясо, а шкуру с головой и копытами оставил. Поднял Паук шкуру и накинул ее на свое тощее тело. Попалась ему навстречу госпожа Слониха. Увидела его госпожа, но не узнала, подумала-перед ней старая дряхлая антилопа.
– Послушай, Антилопа,-попросила Слониха,-не поищешь ли ты для меня Паука?
– Ты ищешь Паука?-сказала мнимая антилопа.- Будь осторожна. Я вот поссорилась с Пауком, и он околдовал меня. Я совсем зачахла.
– Ну тогда, если встретишь его, не говори, что я его искала.
И мнимая антилопа сказала:
– Хорошо, не скажу. Слониха вернулась к себе домой.
А Паук сбросил шкуру антилопы, догнал Слониху и сказал:
– Я слышал, ты меня разыскиваешь. Задрожала Слониха и ответила:
– Нет, нет, ничего подобного.
Паук вернулся туда, где оставил шкуру, облачился в нее и пополз дальше.
Вскоре наткнулся он на госпожу Гиппопотамиху.
– Не видела ли ты, Антилопа, Паука?-спросила она. Паук сказал ей то же самое, что и Слонихе.
– Никому не говори, что я ищу его,-испугалась она. Отойдя в сторонку, Паук сбросил шкуру антилопы и последовал за нею.
– Я слышал, ты разыскиваешь меня?
Увидела Гиппопотамиха Паука и с громким плеском кинулась в воду.
Так Паук перехитрил и Гиппопотамиху и Слониху.