Как работник ксендза проучил

Жил в одной деревне мужик. Богатый мужик: дом у него был, кони, волы – но ел почти всегда впроголодь. А все потому, что жена его обманывала: захаживал к ней знакомый ксендз, и ему все лучшие куски доставались.

Пришел как-то к этому мужику один продувной парень по имени Гжесь и говорит:

– Хозяин, возьмите меня в работники.

Отвечает ему мужик:

– Э-э, милый, что тебе у меня делать? Чем тебя кормить, когда мне самому-то есть нечего?

– Да обойдусь как-нибудь, – говорит Гжесь, – только бы работу получить. Мне без работы никак нельзя.

Нанял мужик Гжеся.

В первый же день говорит Гжесь хозяину:

– Как это так? Вы такой богатый, всего у вас много, а есть нечего?

– Да сам увидишь, – отвечает хозяин.

Пошли они к хозяйке, чтобы она им завтракать дала. Та поставила перед ними миску: вода да гнилая картошка.

Зашли они потом в овин, тут Гжесь и говорит хозяину:

– А ржи-то у вас порядочно! Давайте я намолочу, и мы хлеба напечем.

Хозяин на пашню отправился, а Гжесь принялся рожь молотить. Намолотил, заходит в хату, а там ксендз сидит. И чего только нет перед ним на столе, а хозяйка мечется, не знает, как ему угодить.

– Вон оно что! – говорит Гжесь. – Для хозяина сухарь, а для ксендза пир горой! Ужо расскажу я хозяину!

Взмолился ксендз:

– Ой, не рассказывай! Я сюда больше не приду!

И хозяйка тоже просит молчать.

Отнес Гжесь намолоченное зерно на мельницу и пошел хозяину помогать. Взялся быков погонять, а хозяин за плугом идет. Глядит Гжесь – и ксендз неподалеку пашет, быки у него пестрые – белые с красным. Присмотрелся он: никак его, Гжеся, хозяйка ксендзу обед несет, а им с хозяином – ничего.

На другой день вышли они опять на пахоту, Гжесь и говорит:

– Схожу-ка я на мельницу, хозяин. Может, зерно смололи, что я вчера намолотил. Снесу муку хозяйке, пусть хлеба нам напечет.

Подходит Гжесь к дому, а ксендз увидел его из окошка и в печь спрятался. Говорит Гжесь хозяйке:

– Иду за мукой, но сперва печь растоплю. Напечете нам хлеба.

Принес он огромную охапку гороховых стеблей, а хозяйка толкует:

– Погоди, милок, печь разжигать. Успеем истопить, когда с мукой вернешься.

– Нет, хозяюшка, затоплю сейчас, а то когда еще она нагреется.

Зажег он пучок, сунул в печь, а ксендз как завопит оттуда:

– Гжесь, Гжесь! Что ты делаешь? Ведь я здесь задохнусь!

А работник ему:

– Разве к лицу ксендзу в печи сидеть? Вот ужо я расскажу хозяину.

Снова упросили они Гжеся молчать. Оставил он их и пошел за мукой.

На третий день хозяин с работником опять в поле пашут.

– Пойду, дров наколю, – говорит Гжесь. – Хозяйка хлеб печь собирается.

– Чего ты наколешь? Там и дров-то нет, – отвечает хозяин.

– А там перед домом старая трухлявая груша стоит, так я ее на дрова срублю, – отвечает Гжесь.

Вот идет он домой, а ксендз-то опять у хозяйки. Завидел он Гжеся издали, выскочил из дома и спрятался в дупле той самой груши. Говорит Гжесь хозяйке:

– Дров нужно наколоть, срублю я эту грушу.

А она в ответ:

– Да оставь ты ее, ради бога! Жалко ведь, будут еще груши на ней.

– Какие там груши с нее, с трухлявой, – ответил Гжесь и пошел рубить.

Ударил он раз-другой топором, а ксендз изнутри кричит:

– Стой, Гжесь! Побойся бога, ты же мне ноги отрубишь!

– Во имя отца и сына, вы-то что здесь делаете? Ну куда ни ткнешься – всюду вы!

Выбрался ксендз из дупла, Гжесь и говорит:

– Конец моему терпенью, уж теперь-то я обязательно хозяину скажу.

Пошли снова пахать мужик с работником. Накинул Гжесь на красного быка до половины дерюгу, чтобы он издали казался таким же пестрым, как бык ксендза, а потом говорит мужику:

– Нынче нам хозяйка вкусный обед принесет.

– Откуда ему взяться, вкусному обеду-то? – отвечает хозяин. – Да и некогда ей мне обеды носить.

– Вот увидите, – говорит Гжесь.

А хозяйка как раз несла ксендзу галушки, мясо, хлеб и водку. Увидала издали пестрого быка, решила, что это ксендз пашет, и подошла.

– Бог в помощь, – говорит.

– И правда, парень, женка обед принесла! – воскликнул хозяин.

Видит хозяйка, что ошиблась, что ксендз подале пашет, и говорит она мужу да работнику:

– Оставьте и ксендзу немного, пусть подкрепится. Ему-то ведь обеда никто не принесет.

– Ладно, ладно, – говорит мужик. – Отнеси и ему немного.

Вмешался Гжесь:

– Я сам отнесу, хозяюшка, а вы посидите тут с хозяином.

По дороге хлеб съел, водку выпил, а галушки выловил и разложил по дороге кучками. Пришел к ксендзу с пустыми руками и говорит:

– Ну, берегитесь! Попадет вам теперь от хозяина за то, что вы его объедаете да обманываете. Он вам голову отрубит за это.

Вернулся к своему хозяину и говорит:

– Хозяин, у ксендза плуг сломался, он вас на подмогу зовет.

Взял хозяин топор и пошел к ксендзу. Тот решил, что его и впрямь сейчас зарубят, бросил все и пустился наутек.

“Никак, рехнулся”, – подумал мужик. Подошел к плугу, видит – все в исправности, пошел обратно, глядь – галушки кучками на земле лежат. Нагнулся и стал их собирать.

– Чего это он там собирает? – спрашивает хозяйка.

– Да камни, – отвечает Гжесь. – Видно, хочет вас прибить за то, что вы с ксендзом якшаетесь и весь дом ему скармливаете.

Хозяйка – наутек!

– Чего это дура баба прочь бежит? – спрашивает мужик.

– Да кто-то крикнул, что ваша хата горит, вот она домой и кинулась.

Испугался мужик, помчался за женой, а она оглянулась, видит – муж догоняет, да как завопит:

– Ой, муженек, не гонись за мной. Это все дурь была и ума помрачение.

“И впрямь сдурела баба”, – подумал мужик и вернулся на пашню.

Прибежала хозяйка домой, а там ее ксендз поджидает.

– Не ходите сюда больше, – говорит она ксендзу. – Тут от работника никуда не спрячешься, а он все мужу расскажет. Лучше приходите в хлев, когда я коров доить буду. Я петь начну, вы и услышите.

Но хитрый Гжесь и о том дознался. Надел юбку, взял подойник и пошел в хлев. Съел оставленный для ксендза завтрак, сел коров доить, а сам песню затянул. Ксендз шасть туда, видит – а там Гжесь.

Увидел ксендз, что не перехитрить ему Гжеся, и отступился. А хозяин был рад, что еда в доме вдруг появилась. А что жена ему изменяла, мужику и невдомек было.