Курица, петух и лиса

Жили-были петух с курицей. Случился в тех местах неурожай, и пришлось петуху с курицей туго.
– Что за жизнь, – жаловались они друг другу. – Сколько раз нужно наклоняться, лапами землю разгребать, чтобы найти одно-единственное зернышко!
Решили петух с курицей переселиться куда-нибудь в другое место, к примеру, в Призрен, где в тот год выдался хороший урожай. Думать долго не стали, собрались и отправились в путь.
Шли, шли и по дороге у Моста Проклятий повстречали лису.
– Куда это вы направляетесь? – удивилась лиса.
– Мы идем в Призрен, – с достоинством ответил петух.
– Зачем? – спросила лиса.
– Надоело нам по сто раз нагибаться, чтобы одно зернышко найти, а в Призрене, говорят, в этом году хороший урожай. Лучше мы будем жить в Призрене.
– Ну, если там хороший урожай, и я пойду с вами, – решила лиса.
– Нет, тебе нельзя идти с нами, – возразил петух.
– Почему же?
– Потому что ты нас съешь.
Лиса сказала:
– Нет, если вы не будете нарушать законы, я вас никогда не съем.
Дальше они отправились вместе. Шли, шли, лиса и спрашивает:
– Петух, взгляни-ка на часы, сколько сейчас времени, не пора ли обедать?
– У меня нет часов, – ответил петух.
Лиса чуть не подскочила от изумления:
– Что-о?! У тебя нет часов? Откуда же ты знаешь, когда надо петь по утрам? Люди слышат, как ты поешь, просыпаются, омывают руки и ноги перед молитвой, готовят еду, завтракают, идут работать, и все только потому, что ты поднял их своим пением! Как же ты смеешь беспокоить и вводить в заблуждение людей, если не знаешь, сколько времени и когда надо петь? Нет, это не годится. Ты нарушаешь закон.
Лиса бросилась на петуха, схватила его и съела.
Курица перепугалась, заметалась, закудахтала.
– Да перестань ты, – сказала ей лиса. – Уши разболелись от твоего кудахтанья. Можешь не беспокоиться, ты мне вообще не нужна. Тебя я не трону, а петух нарушил закон.
И снова пошли они вместе. Немного не доходя до Призрена лиса и говорит:
– Курица, а курица!
– Квох! – отозвалась та.
– Почем сейчас на базаре куриные яйца? Дают за одно яйцо пятьдесят грошей?
– Не-ет, – огорченно ответила курица.
– А сколько дают?
– Когда два, когда четыре гроша.
– Ай-ай-ай, – сказала лиса. – И чтобы принести яйцо, цена которому всего-то два гроша, ты кудахчешь так, что слышно на другом конце деревни? Я вот, например, каждый год приношу по два-три детеныша. Лисья шкура, сама знаешь, стоит лиру золотом. Но я сижу тихонько в своей норе, никто моего и голоса не слышит, когда я рожаю лисенка. Ты же скольких людей беспокоишь и лишаешь сна своим кудахтаньем – и все из-за чего? Из-за каких-то двух грошей! Ты нарушаешь закон, курица, – заключила лиса.
С этими словами она бросилась на курицу, съела ее и убежала в горы.