Кызымиль-золотая река

Было, видишь, так.

Полюбила девушка-Кызымиль, красивая девушка (как черемуха весной) доброго бога-Вуиса. Розового, сочного, крепкого – как шишка кедровая.

Ладно.

Вышла на елань, к солнцу лицо повернула, волосы распустила. Говорит:

– Вуис! Вуис! Я тебя люблю.

Прилетел Вуис-радостный бог.

Улыбнулся, сказал:

– Ты – хорошая. Я тебя тоже полюбил. Только бог-Кутай – старый, сердитый бог… Нельзя мне тебя любить, рассердится Кутай.

– Люблю Вуиса, – говорит Кызымиль, а у самой глаза как у марала блестят красивые глаза.

Поглядел Вуис, поглядел. Вздохнул:

– Не знаю, что и делать.

Думал много.

Говорит:

– Лучше я в человека обернусь.

Опустил коня на волю. Лук взял, сапоги надел.

Человеком сделался.

Ладно.

Узнал старый бог-Кутай. Говорит:

– Как быть тут?.. Нельзя же богу человеком жить. Так, пожалуй, все боги с неба сбегут.

А Вуис в это время в лесу охотился.

Вот и вошел Кутай в Аю-медведя.

В лес спустился. На Вуиса кинулся.

– А! – сказал Вуис. – Хорошая шкура – сошью Кызымиль шубу. Убью медведя.

Да не мог убить.

Медведь-Аю человека Вуиса убил.

Опять стал духом Вуис.

Говорит Кутай:

– Ступай на небо, Вуис. Нечего тебе делать на земле. Ступай. А Кызымиль заточу в воду – не смущай бога.

Ушел Вуис на небо.

Как узнала Кызымиль о смерти Вуиса, затосковала.

Горевала, горевала. В реку бросилась.

Умерла.

Увидел смерть Кызымили бог-Вуис.

– И-шь… – сказал и слезу уронил.

Пала та слеза – белая слеза радостного бога-Вуис в реку, смешалась со слезами Кызымиль – золотая стала река.

Вот катится в Черных горах Кызымиль-река желтая, яро-желтая, золотая река.

– Ох… ох… – к скалам жмется, жалуется.

– Ах! – вздыхают скалы (чем поможешь!).

– Ох… ох…

Тихо. Робко жалуется на богов Кызымиль-золотая река.