Ночные происшествия во дворце


А во дворце стали происходить странные вещи. Однажды ночью охране, совершавшей обход здания, послышалось, будто бы в одном из залов тихо, но звонко, отчетливо цокают копыта лошади. Было слышно, что лошадь то скачет рысью, то переходит в галоп. Стараясь не шуметь, солдаты приблизились к закрытым дверям. Сквозь толстую дубовую дверь доносились какие-то тоненькие голоса и тихое ржание коня. Бравые гвардейцы были не робкого десятка, но тут им стало не по себе. Однако делать нечего, надо же было узнать, что там происходит. Перекрестившись, они потихоньку открыли дверь и осторожно вошли в зал – и никого там не нашли… Окна были плотно закрыты, на диване сидели четыре деревянные куклы, а рядом с камином стояла маленькая игрушечная лошадка. “Господи, не иначе как нечистая сила”, – рассудили гвардейцы, быстренько вышли, а дверь закрыли на замок. С нечистой силой лучше не связываться, поэтому они даже не стали говорить об этом случае своему капитану, хотя и были обязаны докладывать обо всех происшествиях.

Теперь почти каждую ночь обитатели замка слышали странные тоненькие голоса, и прислуга решила, что во дворце завелись домовые. А однажды произошло нечто и вовсе немыслимое: поднявшись утром с постели, королева увидела на двери спальной комнаты неровную надпись: “Королева – злая и жестокая”. Боже, если бы вы видели ее! Порывы гнева сменялись потоками слез, в общем, ей было очень-очень плохо. Придворный лекарь прописал королеве полный покой и валериановые капли, хотя пользы от такого лечения было мало.

Жандармы тщательно изучили надпись и пришли к выводу, что она сделана ребенком, причем с помощью обычного уголька из печи или камина. Но детей, кроме принца и принцессы, во дворце не было, поэтому тайна преступления так и не была раскрыта, а начальник жандармерии получил от его величества короля большой нагоняй.

Не успела королева оправиться от нервного потрясения, как через несколько дней, незадолго до рассвета, точно такая же надпись была обнаружена охраной прямо на большом зеркале в бальном зале дворца. Жандармы обыскали буквально каждый закуток, все кладовки, гардеробы, кухню и другие помещения, но опять никого не нашли. Тогда начальник жандармерии решил лично все осмотреть. И представьте себе, старый, опытный служака обратил внимание на одну, вроде бы пустяковую, вещь: рядом с зеркалом сидел маленький деревянный клоун, а на его ярком шелковом костюмчике были отчетливо заметны пылинки золы. И пальчики правой руки, эти крохотные розовые пальчики, испачканы углем. До начальника жандармерии, конечно, уже не раз доходили разговоры прислуги о странных тоненьких голосах, раздающихся по ночам во дворце, но сейчас все это обретало... совершенно новый смысл. “Неужели эта надпись – дело рук куклы?” – подумал он. К тому же ему показалось, что клоун смотрит на него живыми глазами. Представьте себе, маленькими, но совершенно живыми глазами! О Боже, страх сковал старого сыщика. Взять игрушку в руки он побоялся. Тогда он позвал из коридора первого попавшегося жандарма и тихотихо прошептал ему: “Вот что, приятель, возьмика ты этого клоуна и брось в камин, а мы посмотрим, что из этого получится”. Ничего не подозревавший служака, удивленный таким приказом, подкрутил свои огромные усы, пожал плечами, взял клоуна в свою широченную ладонь и бросил в камин, где с вечера тлели угли. Но тут произошло такое, что жандарм подпрыгнул чуть не до потолка, а у его начальника ноги затряслись мелкой дрожью: упав в камин, маленький человечек тут же вскочил на ноги, а затем, перепрыгивая через горячие головешки, добежал до задней стенки камина и стал карабкаться вверх по дымоходу.

– Сюда! Все – ко мне! – срывающимся голосом кричал начальник жандармерии.

Прибежавшие солдаты не сразу поняли, что здесь произошло, но когда попытались достать убежавшую игрушку, было уже поздно. Из дымохода слышался веселый голос клоуна. Он на ходу сочинял и звонко читал стихи-дразнилки:

Вы за королеву злую,

Что не спит в постели,

Деревяшечку живую

Сжечь дотла хотели.

Но я спасся от огня,

Дяденьки усатые.

Не достанете меня,

Черти полосатые.

– Рано радуется, – проворчал главный жандарм. – Из дымохода он может выбраться только на крышу. Вот там-то пуля его и достанет!

Дворец окружили поднятые по тревоге стрелки лейб-гвардии, а вскоре в вышине, на самом гребне крыши, показалась крохотная фигурка клоуна, трудно различимая в утреннем полумраке. Началась стрельба из мушкетов. Сквозь грохот выстрелов слышались лязг спусковых механизмов, звон шомполов и отрывистые команды: “Зар-ряжай! Прицел р-ровнее! Пли!” Стремительно летели вверх пули, а вниз – осколки вдребезги разбитой черепицы. Но, когда пальба прекратилась и пороховой дым рассеялся, найти клоуна так и не смогли, он исчез…

А днем прислуга обнаружила пропажу еще нескольких кукол. Как вы уже догадались, это были куклы, сделанные из древесины волшебного дуба. Спасаясь от расправы, они сбежали из замка.

Уже через час после этого Фантеркок был арестован и заточен в камеру для самых опасных преступников, расположенную в высокой башне. Вход в башню охраняли жандармы. В камере было единственное узенькое окошечко, но и в нем – решетка. Наш юный мастер не выдал секрет волшебного дерева, и никто не мог доказать его вину во всей этой истории. Тем не менее, участь Фантеркока была ужасна, он понимал, что из башни его уже никогда не выпустят.




Ночные происшествия во дворце