Нтомбинде


Дочь вождя Сикулуми сына Хлокохлоко, Бокондо-игайа-абагайи, Кулунгу-умломо-уаотетуа, сказала она: отец мой, я иду на Луланга. Мать моя, л иду на Луланга в следующий год. – Сказал ее отец: нет того, кто бы вернулся оттуда: там пропадают навсегда. – На следующий год она снова явилась и сказала: отец мой. я иду на Луланга. Мать моя, я иду на Луланга. – Сказал он: нет, того, кто бы вернулся оттуда: там пропадают навсегда. – Она явилась опять на следующий год, сказала она: отец мой, я иду на Луланга, мать моя, я иду на Луланга. – Сказал ее отец нет того, кто бы вернулся оттуда: там пропадают навсегда.-Прошел год, сказала она: отец мой, я иду на Луланга. Сказала она: мать моя, я иду на Луланга. –

Сказали они: нет того с Луланга, кто бы вернулся оттуда: там пропадают навсегда. (И) согласился ее отец, согласилась ее мать.

Она собрала сотню девушек по одну сторону дороги она; собрала сотню

Девушек но другую сторону дороги. И пошли они. Они встретились с торговцами. Они подошли и встали по обеим сторонам дороги, они обступили дорогу. – Сказали они: торговцы, скажите нам, кто здесь из девушек прекрасен родом, нас здесь две партии подружек. – Ответили торговцы: ты прекрасна Тинтакабазана; но тебя не сравнить с Нтомбинде, дочерью вождя, она подобна свежей корочке, она подобна салу жаркого, она подобна желчному пузырю козы. Они убили этих торговцев, были торговцы убиты партией Тинтакабазана.

И прибыли они к реке Луланга. На них были надеты браслеты; на них были надеты ожерелья, на них были надеты шейные кольца, они были опоясаны передниками с подвесками. Они сняли их и положили их над заводью Луланга. Обе партии подружек вошли в воду и резвились. Они порезвились и вышли из воды. Когда одна девочка вышла, поискала шейные кольца и их всех не было там, и всех ожерелий, и браслет и передников с подвесками, сказала она: выходите; здесь нет вещей. Все они вышли. – Сказала дочь вождя Нтомбинде: что же нам делать?-Сказала одна девушка: будем молить. Вещи унесены Кукумадеву. — Сказала другая девочка: Кукумадеву, дай мне мои вещи, дай мне уйти. Это сотворила со мной Нтомбинде, дочь вождя, которая гово-рила: в большой заводи купаются, праотцы купались. Разве я наслала на тебя Тонтела? Кукумадеву дал ей передник. – Приступила другая девушка, стала молить его, сказала она: Кукумадеву, дай мне мои вещи, дай мне уйти. Это сотворила со мной Нтомбинде, дочь вождя; она говорила: в большой заводи купаются, наши праотцы купались. Разве я наслала на тебя Тонтела? Все подружки приступали, пока все не проделали то же самое. Оставалась Нтомбинде, дочь вождя.

Сказали подружки: Нтомбинде, моли Кукумадеву. – Она отказалась и сказала: я никогда не буду просить Кукума-деву, я дитя вождя. Кукумадеву схватил ее и утащил в заводь.

Остальные девушки покричали, покричали, поднялись и пошли. – Они пришли домой к вождю; они пришли и сказали: Нтомбинде схвачена Кукумадеву.- Сказал ее отец: давно я говорил Нтомбинде, я противился, говоря: нет того, кто бы вернулся оттуда, на Луланга, там пропадают навсегда. Там она пропадет навсегда.

Вождь отобрал отряды юношей и приказал: идите, настигните Кукумадеву, который убил Нтомбинде.- Отряды пришли к заводи, они встретились с ним уже вышедшим, сидящим на берегу. Он был с гору. Подойдя он проглотил все это войско. Он отправился, пошел к селению вождя; он подошел и проглотил всех людей и собак; он проглотил все племя вместе со скотом. Он пришел и проглотил в той стране детей, которых было двое, которые были близнецами прекрасными.

Но их отец спасся из того дома; пошел муж, взял две палицы и сказал: я сам убью Кукумадеву. Он взял свое копье и пошел. – И встретился он с буйволами, и спросил: куда пошел Кукумадеву? он ушел с моими детьми. – И спросили буйволы: ты ищешь Номабунге, Гаул-иминга. И сказали они: вперед! вперед! мать моя! – Встретился он с леопардами и сказал: я ищу Кукумадеву, ушедшего с моими детьми. – И сказали леопарды: ты ищешь Номабунге, Гаул-иминга, Нсиба-зимакембе.32 Вперед! Вперед! мать моя! – И встретился он со слоном и сказал: я спрашиваю о Кукумадеву, ушедшем с моими детьми. – И сказал он: я говорю о Номабунге, Гаул-иминга, Нсиба-зимакембе. Вперед! вперед! мать моя! – И он встретился с самим Номабунге: муж нашел его скорченным, с гору. – И сказал он: я ищу Кукумадеву, взявшего моих детей. – И ответил он: ты ищешь Номабунге; ты ищешь Гаул-иминга, Нсиба-зимакембе. Вперед! вперед! Мать моя! И он подошел, и пронзил тушу; и умер Кукумадеву.

И вышел скот, и вышли собаки, и вышел человек со всеми людьми; и вышла сама Нтомбинде. И когда она вышла, то вернулась к вождю своему отцу Сикулуми сыну Хлоко-хлоко; когда она пришла, она была взята Нхлату, сыном вождя Сибилингуана.

Нтомбинде удалилась занять свое положение. Придя, она встала в верхней части селения. – Спросили: за кого ты пришла выходить замуж? – Ответила она: за Нхлату. – Спросили: где он? – Ответила она: я слышала, говорили, вождь Сибилингуана родил вождя. – Сказали: нет, не тут. Но он породил сына; случилось, когда он был мальчиком, он потерялся.- Его мать рыдала, говоря: эта девушка слушала что говорилось? Это дитя я родила одно: оно потерялось и все кончилось! Девушка оставалась. – Вождь, его отец, спросил: почему она остается? – Сказали: пусть она удалится.- Опять сказал вождь: пусть она остается раз тут мои сыновья, они будут жить с ней. Ей выстроили дом и она оставалась там в доме. – Сказали люди: пусть она живет с его матерью. –... Его мать отвергла и сказала: пусть ей будет построен дом.

Когда дом был построен, его мать положила туда кислое молоко, мясо и пиво. – Спросила девушка: зачем ты кладешь сюда? – Ответила она: я клала и до твоего прихода. И девушка замолчала, она легла. Ночью явился Нхлату, он зачерпнул кислого молока, съел мясо, и выпил пива. Он долго оставался, а затем вышел.

Когда рассвело, Нтомбинде приоткрыла кислое молоко; она нашла его зачерпнутым; она открыла мясо: она увидела его съеденным; она приоткрыла пиво: она нашла его выпитым. – Сказала она: О, моя мать положила сюда пищу. Скажут, что я сама взяла без спросу.-Вошла его мать; она приоткрыла и спросила: кем она съедена? – Ответила она: я не знаю. – Сказала она: и я видела что она съедена. – Спросила она: ты не слышала того человека? – Ответила она: нет.

Солнце зашло. Они ели эти три кушанья. Был зарезан оскопленный баран. Было положено мясо, было положено кислое молоко, было положено пиво. Стемнело, затихло. Вошел Нхлату; он ощупал лицо девушки. Она проснулась. –

Спросил он: зачем ты здесь? – Ответила девушка: я пришла выходить замуж. – Спросил он: за кого? – Ответила девушка: за Нхлату.-Спросил он: где он? – Ответила она: он потерялся. – Спросил он: раз он потерялся, за кого же ты выйдешь замуж? – Ответила она: за него самого. – Спросил он: ты знаешь, что он явится? – Спросил он: раз сыновья вождя здесь, почему не выходишь за них замуж, чем ожидать человека, который потерялся? – Сказал он: ешь, будем есть мясо. – Ответила девушка: я еще не ем мяса. – Сказал Нхлату: да нет, и я твой жених даю моим людям до времени еды, и они едят. – Сказал он: пей, вот пиво. – Ответила она: я еще не пью пива; ибо для меня еще не зарезаны быки. – Сказал он: да нет; и я твой жених даю моим людям пиво, пока ничего не зарезано. Утром он вышел, продолжая говорить, девушка не видела его. Все эти дни он запрещал девушке, когда она говорила, что зажжет огонь. Он вышел. Девушка поднялась пойти ощупать входную плетенку, говоря: дай я узнаю, раз она мною была закрыта, где он вышел?-Она нашла ее закрытой, как она закрыла; сказала она: где этот человек вышел?

Утром вошла его мать и сказала: приятельница, с кем ты разговаривала? – Ответила девушка: нет, я ни с кем не говорила.- Спросила она: кто же здесь ел пищу?-Ответила она: – я не знаю. Они съели эту пищу. Была доставлена пища третий раз. Они приготовили пиво, мясо и кислое молоко. Когда стемнело явился Нхлату, он ощупал лицо девушки и сказал: вставай. Нтомбинде встала.-Сказал Нхлату: начни меня ощупывать с ноги, дойди до головы, ты узнаешь чему я подобен. – Девушка ощупала его, она нашла тело скользким; оно противилось ощупыванию рук. – Спросил он: ты хочешь, чтобы я сказал зажги? –

Ответила она: да.-Сказал он: дай же мне понюшку табаку.-Она дала ему.-Сказал он: дай я возьму щепотку с твоей руки. Он взял щепотку, он втянул. Он сплюнул. – Плевок сказал: да здравствует вождь! ты темнокожий, ты горе подобный! – Он взял щепотку, он сплюнул. – Сказал плевок: да здравствует вождь! да здравствует горе подобный! И он сказал: зажги

Огонь.-Нтомбинде зажгла, она нашла тело сияющим.- Девушка испугалась, удивилась и сказала: я никогда не видела подобного тела. – Спросил он: что ты скажешь утром, – кого ты видела? – Ответила она: я скажу,- я никого не видела. – Спросил он: что ты скажешь матери, которая родила Нхлату, ведь она тревожится, из-за того что он пропал? Что говорит сама мать? – Ответила она: она плачет, она говорит: дивлюсь кем была съедена пища: увидеть бы мне того человека, который ест эту пищу. – Сказал он: я ухожу. – Спросила девушка: ты где живешь с тех пор как потерялся маленьким? – Ответил он: я живу внизу. – Спросила она: зачем ты уходишь? – Ответил он: я ушел из-за своих старших братьев: они говорили, что положат мне кусок земли в горло; ибо они были завистливые, ибо говорилось, что я вождь. Они говорили: почему вождем будет младший, когда мы старшие остаемся ни с чем?

Сказал он девушке: пойди позови ту мать, которая встревожена. – Его мать вошла, придя с девушкой. Пришла его мать и заплакала, плакала потихоньку. – Сказала она: что же я говорила? Я говорила: это мое потерянное дитя со скользким телом. – Тут он сказал: что ты скажешь моему отцу? – Пусть вся страна варит пиво.

Тут спросил его отец: зачем приготовлять пиво? – Тут сказала его мать: я иду повидать народ, ибо я была великой женщиной. Я была отвергнута, ибо я не имела дитя. – И было приготовлено пиво, а люди смеялись, говоря: она посылает за пивом. Что она будет делать, раз была же она отвергнутой, лишенной власти? Пиво было сварено, собрались люди; внутрь загона для скота вошло войско; оно держало щиты, оно все пришло.-Его отец осмотрелся, сказал он: – я посмотрю, что будет делать эта женщина.

И вышел Нхлату. Глаза людей были ослеплены сиянием его тела. – Они удивились и сказали: мы никогда не видели подобного человека, с телом не похожим на людское. И он сел. Его отец дивился.

Было устроено празднество. Били в щиты для Нхлату, который был велик, как все вожди. Нтомбинде дали хвост леопарда; его матери дали хвост дикой кошки; было устроено празднество и был Нхлату восстановлен обратно во власти вождя. И вот конец сказки.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Нтомбинде