Первая смерть Ари


Однажды индейцы отправились на рыбную ловлю. Поймав много рыбы, они разожгли костер и зарыли ее в горячую золу под тлеющими угольями, чтобы изжарить. А пока еда готовилась, решили пойти еще порыбачить на ближней речке.

В это самое время Мери-Солнце и его младший брат Ари-Месяц подкрались к огню, помочились на него, пока их никто не видел, и убежали. Огонь, конечно, погас, и только жаба, которая в те времена была как человек, видела, что наделали Мери и Ари, приблизилась она к костру и тут заметила один еще тлеющий уголек. Схватила его и спрятала во рту.

Когда же индейцы вернулись и увидели, что костер погас, они страшно рассердились:

– Кто-то погасил наш огонь! Давайте найдем негодяя и убьем его!

И принялись повсюду искать виновного; они расспрашивали всех, кто им встречался:

– Это ты погасил наш костер? Ты сделал эту гнусность? И все звери отвечали:

– Нет, не я! Нет, не я!

Наконец повстречалась им жаба, они и ее спросили:

– Это ты погасила наш костер? Иди-ка сюда, сейчас мы с тобой разделаемся!

Тут жаба ответила:

– Нет, это не я, не убивайте меня, а лучше поставьте ногу мне на затылок и слегка нажмите.

Один из индейцев сделал как она велела, и жаба отрыгнула уголек, который был спрятан у нее во рту. Увидев это, индейцы закричали:

– Теперь ясно, что именно ты погасила огонь! Убьем ее! Но жаба тут же возразила:

– Нет, я не гасила ваш огонь. Это сделали Мери и его брат Ари. А я все видела, нашла один еще тлеющий уголек и сохранила его, чтобы отдать вам, когда вернетесь.

Тогда индейцы сказали:

– Ну, раз ты сохранила для нас огонь, мы не станем убивать тебя.

Жабу они отпустили, но с Мери и Ари, которые потушили костер, решили расправиться. И вот что они сделали.

Собрали индейцы всех зверей и птиц: большого эму, страуса, куропатку и других, кто быстро бегает, связали в пучок перья или шерсть на их головах и в каждый положили уголек. После этого индейцы погнали животных туда, где прятались братья Мери и Ари, чтобы окружить их и сжечь заживо. Птицы бежали по сухому лесу и поджигали его. А Мери и Ари, не зная, где найти спасение,-повсюду их окружал огонь – взобрались на деревья. Мери – на высокое крепкое дерево, а Ари – на низкое и трухлявое. Пламя приближалось, вот оно достигло дерева Ари и сожгло его дотла. Ари-Месяц упал в огонь и сгорел, только обугленные кости от него и остались.

Подкралось пламя и к дереву, на котором сидел Мери. Но оно было крепкое, и огню не удалось с ним справиться, пламя опало, огонь еще в лесу вспыхивал, но недолго. А когда он совсем погас, Мери-Солнце спустился на землю. Ему так хотелось видеть брата Месяца, что он отправился искать его, хотя и знал, что... Ари умер. Но там, где стояло дерево, на которое залез Ари, его брат нашел только обуглившиеся кости. Молча смотрел на них Мери, потом сложил горкой на теплой золе и ушел. Когда же спустя некоторое время Мери вернулся, то не нашел костей и громко спросил:

– И кому понадобились кости моего брата? Посмотрел еще раз на пепел и пошел прочь. Но тут вдруг услышал Мери песню:

– Ay, ay, ире ике ари кори ко; ире ике ари кори ко! (Ой! Ой! Я пообедал печеной луной! Я пообедал печеной луной!)

Брат Солнце осветил певца, чтобы рассмотреть получше: он оказался волчонком. Мери подошел к нему и спросил:

– Что это ты поешь, внучек?

А волчонок быстро так ему отвечает:

– Ничего такого я не пою. Просто я съел печеного краба. Только и всего. Мери его не расспрашивал больше, он понял, о чем пел волчонок, не помогло тому вранье, и вот предложил Мери волчонку бежать наперегонки, сказав при этом:

– Волчонок, тебе бы подпоясаться, чтоб ловчее бежать было. Хочешь, возьми вот веревку и подвяжись ею. Волчонок согласился:

– Да, веревка сгодится.

Мери дал ему веревку и посоветовал покрепче завязать ее на животе. Волчонок повязался, но свободно. Тогда Мери сказал:

– Да покрепче завяжи, а то, не ровен час, потеряешь. Волчонок послушался, и, как только затянулся потуже, пузо-то у него из-под веревки и выперло. Мери сказал:

– Вот теперь ты от меня не уйдешь. Беги, а я за тобой. Волчонок бросился бежать, но скоро устал, и Мери стал догонять его. Вдруг волчонок споткнулся и упал. Он так сильно ударился, что его набитый живот лопнул и он тут же умер. Посмотрев на вывалившиеся внутренности волчонка, Мери обнаружил среди них косточки Ари. Мери так хотелось оживить брата, что он аккуратно собрал их, потом взял толстую палку – как бы туловище Ари, две потоньше и две совсем тонкие – его ноги и руки. Вместо головы положил маленькое и черное гнездо термитов, а на толстое бревно высыпал те косточки, которые извлек из внутренностей волчонка. Затем Мери собрал целебные травы и приготовил из них настой, которым и побрызгал сделанное им подобие человека. Накрыл куклу листьями и ушел.

На следующий день, когда он вернулся и снял листья, то увидел, что гнездо превратилось в настоящую голову, а палки – в руки, ноги, туловище. Перед Мери был его брат, только мертвый, он не дышал. Тогда Мери-Солнце произнес:

– Боп кодду акай; адуго, аипобиреу, айго, аваго, эво… Кайамодоге: а рего! (Духи вышли на охоту; леопард, пятнистый ягуар, кобра и гремучая змея – все-все враги Кайамодогов гонятся за тобой! Бежим скорее!)

И младший брат – Месяц – ответил ему:

– У, и нуду нуре. (Да, да, я, кажется, долго спал.) Он приподнялся и встал. Мери сказал ему:

– Ну, раз ты жив, пойдем на охоту.




Первая смерть Ари