Повелитель волков

Виннебаго с древнейших времен жили в северо-восточной прерии, их соседями на восходе солнца были люди дакота, на севере – черноногие, а на юге – воинственные сиу.

Западной части страны виннебаго не знали. Те края были царством непроходимых лесов, в которых укрывались бритоголовые ирокезы – пожиратели человеческих сердец.
Виннебаго занимали земли, богатые охотой, где паслись большие стада бизонов и антилоп, они жили на берегах рек, кишащих разными птицами. Весной они перекочевывали на пограничные с дакота земли, где росли сахарные клены, из сока которых виннебаго приготовляли сахар. В Месяце Ягод они уходили на запад, где между скалами били соленые источники, и там наполняли кожаные мешки драгоценным соленым илом, который оседал на камнях у родников.
Виннебаго не знали голода, а их дети росли быстро и всегда были здоровыми.
Однажды, в тот день, когда на юге, в землях команчей, упала большая звезда и сотрясла все кругом так, как медведь трясет молодой дубок, в племени виннебаго родился мальчик. В честь такого дня мальчику дали имя Падающая Звезда.
Старики говорили вечерами у костра, беспокойно поглядывая на громадное зарево на юге, что это Великий Дух снизошел на землю и что теперь в прериях произойдут большие события.
И правда, года через два после этого в край виннебаго дошли известия о белых людях. Рассказывали, что они жестоки: убивают женщин и детей, сжигают индейские поселения маками, гуронов, ленапов и некоторых общин Длинного Дома – сенека, каюга и онодага.
Те, кто успели убежать и нашли спасение в глубине чащи, рассказывали страшные вещи о белых людях, которые обладают какими-то таинственными длинными палками, выбрасывающими гром и молнию.
Вот в это время и вырастал Падающая Звезда, а когда ему было четырнадцать лет – Больших Солнц, – он был такой сильный, что мог, коленями сдавливая коня, сломать ему ребра.
С детских лет юноша подружился со степными волками. Он научился их языку и мог разговаривать с ними. В те грустные дни, когда над степными племенами нависла темная туча, виннебаго надеялись и верили, что Падающая Звезда, который понимает язык зверей, сумеет защитить свое племя от незнакомых белых людей.
Даже воины могучего племени мандан во время советов внимательно слушали слова мальчика и всегда считались с ними.
Но однажды, когда Падающая Звезда отправился вместе со своими волками на охоту в западную часть прерии, пришла большая беда – белые напали на виннебаго.
На обратном пути Падающая Звезда встретил несчастных беженцев, немногих из тех, кого еще не успели убить белые. Оборванные, окровавленные, они небольшими группами уходили на запад, в земли мандан.
Кровавой и жестокой была эта первая встреча с белыми. Юноша смотрел на отдыхающих у костров воинов и не задавал вопросов: он знал обо всем по их лицам, ранам и крови. Среди уходивших он не нашел ни отца, ни матери.
– Это случилось тогда, когда звезды начинают гаснуть на северной стороне неба, – рассказывал один из воинов. – Человеческий сон тогда особенно крепок, поэтому мы не слышали, как нас окружили бледнолицые. Нас разбудили неожиданные раскаты громов, которые были подвластны им. Когда мы схватили оружие, половины наших уже не было в живых – их поразили молнии.
Мать твоя была убита длинным ножом в ту минуту, когда она подавала отцу боевой щит. Ее убийца тут же пал от руки твоего отца, пронзенный копьем.
Великим воином был твой отец – двоился и троился в глазах врагов во время сражения, томагавк его обезумел и опустошал их ряды. Его плечо было сильным, но в конце концов ослабело. Окруженный большим отрядом белых, он погиб как настоящий воин – с боевым кличем на устах.
Падающая Звезда молчал, сидел неподвижно, всматриваясь в пламя костра, словно в его отблесках он еще видел сражающегося отца.
“Белые скрестили свое оружие с нашим оружием, – думал он, – они убили моего отца и мою мать. Я остался один, но я не испугаюсь гремящих длинных палок белых”.
Он встал, выдернул из колчана стрелу и одним ударом вонзил ее наконечник в левое плечо. Брызнула кровь.
Молодой воин посмотрел на юг, вынул лук из чехла за спиной и пустил окровавленную стрелу в ту сторону, где белые захватчики разорили его родное селение.
Потом он одним могучим ударом врубил томагавк в землю у костра. Самый старший из воинов выдернул его и, размахивая им над головой, начал вокруг костра военный танец.
Остальные воины, вторя ему громкими криками, потрясая копьями и томагавками, наносили удары невидимым врагам, пока первый проблеск зари не осветил небо. Падающая Звезда приветствовал восходящее солнце молитвой и просьбой – помочь ему быть неутомимым и беспощадным в мести.
– Идите на запад, – попрощался он со своими друзьями,- дороги наши расходятся. Отчаяние и месть свили гнездо в моем сердце, как сова в дупле дерева. Они не дадут мне покоя до тех пор, пока я буду жив. Я иду на юг со своими волками, чтобы отомстить за обиду, а весть об этом разнесут степные орлы по всем прериям. Горе белым! У них не будет теперь ни одного спокойного дня и ни одной спокойной ночи! Прощайте, братья!..
На дома белых поселенцев пал страх. Не было ни дня ни ночи, чтобы где-нибудь кто-то не был убит. Таинственный убийца оставлял тела своих жертв – пробитые стрелами с рассеченными томагавком головами, со следами волчьих клыков – и исчезал бесследно.
Ходили невероятные слухи о громадном волке, который, стоя на задних лапах, натягивал индейский лук.
Однажды белая женщина, которая в полдень собирала хворост на опушке леса, прибежала в поселок с криком. Она сказала, что видела громадного оборотня, у которого вместо морды была голова индейского воина.
Тотчас же была поднята тревога, и вскоре после этого военный отряд выступил из поселка на юг. Вечером было видно на севере огромное зарево, а на рассвете несколько беженцев из поселка рассказали страшную историю о волках, которые поджигали дома.
Падающая Звезда был неуловим, как орел, и хитер, как лис. Он появлялся там, где его меньше всего ожидали. Собирал свою кровавую дань и исчезал бесследно. Он ухитрялся подкрадываться к бдительно охраняемым складам с оружием; проползал, как уж, используя каждую выбоину на земле, каждый камень и каждый куст. С ножом в зубах он бесшумно подбирался к часовому, и, прежде чем тот замечал грозящую ему опасность, сильные пальцы воина сдавливали ему горло мертвой хваткой.
А потом среди ночной тишины были слышны громкие крики, беспорядочная стрельба в темноту, а утром на этом месте виднелось лишь черное, дымящееся пепелище.
Так боролся он против белых захватчиков все лето, зимой же, когда снега могли выдать его следы и его укрытие, он вернулся на запад, в племя мандан, и отдыхал там, набираясь сил для новой битвы.
Белых охватил ужас. Менее отважные складывали свои пожитки в фургоны и возвращались на восток. Наконец выяснилось, что виновником всех этих кровавых дел является только один человек и стая диких волков. Но даже самые хитроумные засады и ловушки не привели ни к чему. Падающая Звезда, как и прежде, был неуловим.
Только через много месяцев отважный герой попал в руки белых. Это случилось так.
Однажды он решил спалить поселок, лежащий на берегу реки Потомак. Он подкрался к селению белых с западной стороны – тут и оставил он волчью стаю. По сигналу с другого берега реки волки должны были завыть и броситься на жителей, чтобы отвлечь внимание от опасности, которая грозила им с противоположной стороны.
Юноша ехал вокруг поселка легкой рысью, внимательно оглядываясь по сторонам. Мустанг беспокоился, вскидывая голову, прядая ушами. Недалеко от ручья, огибавшего поселок с востока, они въехали на тропинку, протоптанную зверями, ходящими тут к водопою. Вдруг мустанг споткнулся, а Падающая Звезда перелетел через его голову.
Прежде чем он успел подняться, на него бросились несколько белых и связали его ремнями. Падающая Звезда успел заметить растянутое поперек тропинки и покрашенное в зеленый цвет лассо.
С победными криками привели воина в поселок и привязали к столбу, вкопанному посредине площади.
Собрались толпы людей, чтобы увидеть грозного “оборотня”. Над ним смеялись, издевались, его забрасывали комьями засохшей грязи.
Вот так, привязанный к столбу, стоял он три дня и три ночи без еды и воды. А его выдержка, спокойствие и гордость еще больше распалили ненависть толпы.
На четвертый день его отвязали и бросили в подвал. Кувшин воды и кусок черствого хлеба вернули ему силу. Он обмыл искалеченное лицо и лег на влажную землю.
Ночью он услышал доносившийся из лесу грустный вой. Тогда он прильнул к решетке окна и во мрак ночи бросил глухой, жалобный волчий зов. Он хорошо знал, что его верные четвероногие друзья готовы ждать тут хоть до конца его жизни и по первому зову бросятся в бой – кровавый и безнадежный… Но он не мог допустить этого. Инстинктивно он чувствовал, что не умрет. Дух Смерти еще не хотел забирать его в Страну Покоя.
Утром раздался скрежет ключа – отворили двери. Вошли четверо. От всех разило “огненной водой”. С шумом и смехом они сняли с юноши лосиную куртку, оставив его только в штанах – леггинсах, – связали ему лассо руки за спиной и повели на площадь.
Сразу его ослепил блеск солнца, но уже через мгновение, когда привыкли глаза, он осмотрелся вокруг. На площади собралась возбужденная толпа мужчин, женщин и детей. В их глазах он увидел ненависть – предвестие приближающейся смерти.
Его снова привязали к столбу. Два палача взяли кнуты, и первые удары упали на обнаженную грудь воина. Удары посыпались один за другим, но спокойное лицо индейца не выражало ни страха, ни боли. Под резкий свист и хлопанье кнутов Падающая Звезда пел песню о своем мужестве и ненависти.
Наконец палачи опустили окровавленные кнуты.
– Хватит этой молотьбы! На сук краснокожего, и все дела!
– Вздернуть его! Повесить его! – заревела толпа.
Кто-то подвел коня. Падающая Звезда взглянул – и затрепетал от радости. Это был его конь – черный мустанг, которого он вырастил и который понимал его, как родного брата! Животное знало каждый его жест, шепот или даже взгляд. Сейчас он шепотом приказал ему стоять спокойно.
Связанного воина посадили на коня, стянули ремнями ноги под брюхом мустанга, а на шею набросили два лассо, концы которых держали двое ехавших по бокам. За ними следовали все остальные верховые.
Они направлялись к опушке леса, в сторону больших буков. Зоркие глаза воина еще издали заметили волков, промелькнувших среди кустов. Верные друзья ждали его. Ветер дул в сторону леса, и кони не чуяли хищников, укрывавшихся в зарослях.
Как только подъехали к деревьям, молодой вождь издал боевой клич. Волки, как серые молнии, выскочили и бросились на охваченных ужасом людей. Белые не успели даже взяться за оружие.
Падающая Звезда воспользовался замешательством и бешеным галопом умчался в глубину леса. Он не боялся погони: хорошо знал, что перепуганные кони белых ни за что не пойдут по волчьему следу.
Наконец он остановил запалившегося коня и приказал одному из волков вскочить на круп мустанга.
Могучий волк одним прыжком выполнил приказ хозяина. Падающая Звезда придвинул затекшие связанные руки к волчьей пасти и сказал:
– Грызи, серый брат!
Почувствовал сзади острые клыки и теплое дыхание на своих ладонях. Скрежет мощных челюстей, несколько рывков – и ремни упали, словно разрезанные острым ножом.
Падающая Звезда развязал ремни, спутавшие ему ноги, оседлал коня и поскакал к Красной Скале. Там из расщелины он достал лук, колчан, наполненный стрелами, томагавк и нож, запасся кресалом и трутом. Потом он поскакал на север, к берегам реки Пенобоскот, к широким, душистым прериям, а его верная стая волков бежала рядом. На расстоянии десяти полетов стрелы звери начали проявлять беспокойство, конь нервно прядал ушами, чуткие волки настороженно ловили ноздрями ветер.
Падающая Звезда остановился на самом высоком холме и пристально осмотрелся кругом. Издалека приближалась туча пыли, в которой его зоркие глаза быстро различили скачущих всадников.

Если бы это были индейцы, они бы ехали один за другим, сторонясь холмов, передвигались бы больше долинами, чтобы взгорья скрывали их от нежелательного взгляда.
Падающая Звезда резко свистнул и помчался вперед, как осенняя буря. Волки большими прыжками неотступно следовали сбоку. На небольшом пространстве кони белых могли бы легко настичь беглецов, но в широкой прерии он не боялся их. Его дикий мустанг с неутомимым сердцем летел, как вихрь.
Белые, увидев, что не догонят индейца, который исчезал, как туман в лучах солнца, остановили коней и, после небольшого совета, разъехались широким полукругом.
Но вот их старший выстрелил из карабина. По этому сигналу каждый всадник остановился, поджег траву и торопливо повернул к поселку.
Пожар стремительно пожирал высохшую траву и кусты, широкой дугой разливался все дальше и дальше, образуя огромное огненное море. Дым черной тучей поднимался к небу и сбрасывал в огонь летящих птиц. Звери в тревоге убегали от гибели. Антилопы мчались вместе с волками и шакалами, бизоны вместе с медведем спасались бегом от бешеной стихии, которая обгоняла даже самых быстроногих зверей.
Падающая Звезда понял, что ему не спастись бегством, что он должен найти другой способ, чтобы спасти жизнь и себе и своим зверям.
Он собрал волков в тесный круг, снял лук, к каждой стреле привязал пучок сухой травы, высек огонь и, поочередно поджигая связки травы, пускал перед собой горящие стрелы. Через мгновение прерия полыхала перед ним. Теперь он находился посередине моря огня, как потерпевший крушение корабль на одиноком острове. Огонь, подгоняемый ветром, быстро передвигался вперед оставляя за собой обугленные кусты и травы. Индеец двинулся со своими волками вослед за удаляющейся полосой огня.
Он был спасен; знал: настигающий огонь погаснет, не находя уже больше ничего на съедение.
Падающая Звезда решил отправиться в страну мандан, чтобы собрать свое племя.
Во многих стычках с белыми захватчиками Падающая Звезда возмужал, созрел и понял то, чего не могло понять большинство воинов враждующих между собой племен: чтобы победить белых, необходимо объединение сил всех красных братьев. И большая печаль терзала душу юноши, потому что он видел, что не сумеет помирить враждующие племена и общины, чтобы объединить их против белых.
Глазами своей души он уже видел будущее. Видел, что родные земли индейцев обагряются кровью все больше и больше, в конце концов уже не останется места, чтобы поставить типи. Тогда последний индеец отойдет в Страну Покоя…
Не имея возможности помочь всем братьям, он решил спасти хоть свое племя.
Дозорные племени мандан уже издали узнали Падающую Звезду, и когда он приблизился к селению, услышал голос торжественных барабанов. Возвращение вождя ознаменовали праздничными танцами, причем он сам должен был танцевать небишессе, изображая в этом танце свои последние приключения – плен, побег и пожар прерии.
Когда он отдохнул, созвал большой совет. Сошлись старые вожди, уселись у костра, а за ними по кругу – славные воины, согласно заслугам и отличиям. Они были в головных уборах из орлиных перьев, каждое из которых говорило о великом подвиге, в бизоньих скальпах, на которых качались при каждом движении головы гладко отшлифованные рога, выкрашенные в красный цвет, в ожерельях из медвежьих и волчьих клыков и когтей.
Колдуй принес Трубку Мира, искусно вырезанную и украшенную орлиными когтями и перьями. Набил ее табаком, зажег, затянулся дымом-пукваной. Выпустил дым на четыре стороны света – туда, где находятся страны четырех ветров. Потом дохнул в небо, а остатки дыма уделил матери-земле.
Трубка пошла по кругу, и каждый из вождей исполнил тот же самый обряд. Наконец, когда трубка вернулась в руки колдуна, Падающая Звезда начал речь.
– Много зим и много лет я воевал с племенами белых людей. С той поры много воды утекло в реках, но мое плечо не устало от битвы. Белых людей становится все больше – больше, чем травы в прерии, больше, чем деревьев в чаще. Я понял, что я не справлюсь с ними, хотя бы я убивал их ежедневно десять раз по десять.
Белые люди умны. Хоть происходят они из разных племен, они всегда быстро объединяются против нас. А мы? Мы живем в непрерывной вражде. Белые используют наши распри и натравливают нас друг на друга, как глупых псов, одурманенных “огненной водой”.
Все сидели в молчании, всматриваясь в дрожащее пламя. Но вот встали два вождя из общины юнела и саханазанов и подошли к Падающей Звезде.
– Мы идем с тобой. Сегодня же свернем свои шатры, и твой путь будет нашим путем. Возьми наших детей и женщин под свою опеку. Мы будем во всем послушны тебе и сомкнем свои плечи с твоими при защите наших отцов и матерей, наших детей.
Костер медленно угасал. По очереди вставали воины с земли и уходили во мрак ночи.
На рассвете, прежде чем взошло солнце, Падающая Звезда со своими людьми покинул селение манданов. К нему присоединились Сломанная Стрела и Черный Ворон со своими общинами.
Никто не провожал их радостными криками, в молчании они шли вперед.
Отряд вел Падающая Звезда со стаей волков. Женщины и дети сидели на навьюченных лошадях. Грудных детей поместили в корзины из березовой коры, притороченные к седлам. Рядом бежали прирученные лисы, медвежата, на скатках шерстяных одеял сидели птицы. За женщинами ехали воины Черного Ворона и Падающей Звезды.
Через два дня перехода они приблизились к гряде высоких гор.
Шествие приостановилось.
Падающая Звезда выпрямился на коне, вознес руки к небу. Из его уст поплыли слова молитвы:
Приветствуем вас, поднебесные скалы,
Приветствуем тебя, Дух Гор.
Примите нас.
Только вы можете дать вам убежище,
И у тебя, Дух Гор, мы ищем защиты.
В стране твоей жить мы хотим,
В твоем каменном мире.
Выслушай нас, могучей Дух Гор.
Повеял ветер со снежных горных вершин, и почудилось, что в шуме его раздался голос: “Идите! Идите!”
По знаку Падающей Звезды отряд двинулся дальше и вскоре, как разноцветный уж, исчез среди скал.
Ветер утих. Над горами легла тишина. Солнце опускалось все ниже и ниже. Когда оно зашло за вершины, из глубины скал отозвался вой волка – радостный, полный сил и жизни.