Про Аргелюса

У одного короля было двое сыновей. Старший, Аргелюс, был на диво красив. Король поселил сына в отдельном замке и повелел, чтобы его никуда не выпускали, а то, чего доброго, холодный ветер королевича продует. Все было у Аргелюса, чего душа пожелает. Отец его навещал часто, но тосковал королевич по вольной волюшке.

В один прекрасный день выросла вдруг в королевском саду яблоня. С утра на ней расцветали золотые цветы, а к вечеру созревали золотые яблоки. Король на эту яблоню нарадоваться не мог. Задумал он созвать князей со всей округи, яблоки золотые им показать. А чтобы яблоки, как это случалось всякий раз, за ночь не пропадали, он приказал поставить возле яблони стражу. Стража с яблок глаз не спускала. Но все же к утру, они опять пропали, яблоня золотыми цветами покрылась, а к вечеру – золотыми яблоками. На другую ночь король велел стражу удвоить, но яблоки все равно пропали. На третью ночь – то же самое. Тогда король велел привести знаменитого волшебника. Волшебник и говорит:

– Я бы сказал тебе правду, король, да за жизнь свою опасаюсь.

Но король стал еще настойчивее ответа добиваться. Тогда волшебник сказал:

– Только сын твой, Аргелюс, мог бы эти яблоки устеречь.

Король страшно разгневался:

– Ах ты негодный! Ты хочешь сына моего погубить? Вперед сам погибнешь!

И велел казнить волшебника.

Младший королевич был умом слаб, король его не любил. И вот, когда младший сын сам попросился яблоню стеречь, король сразу согласился. Но и при младшем сыне пропали яблоки. Рассказал он об этом Аргелюсу, и тот еще сильней опечалился. Пришел король, видит – старший сын совсем затосковал. “Отчего?” – спрашивает.

Аргелюс отвечает:

– Приснилось мне сегодня, будто стоит в нашем саду дивная яблоня и будто только я один могу яблоки устеречь.

Стал Аргелюс просить у отца позволения стеречь яблоню. Отец поначалу и слушать не хотел. “Иначе помру”, – говорит королевич, и тут уж король против воли согласился.

Велел Аргелюс себе под яблоней постелить, стол рядом поставить и взял с собой слугу. Лечь-то лег, но глаз не смыкает, старается не заснуть. Настала полночь. Прилетели тут семь лебедей и сели на яблоню. Изловчился Аргелюс, схватил одну лебедь, а она тотчас обернулась красной девицей. Другие шесть тоже слетели на землю, тоже девицами обернулись.

Та, которую поймал он, была заколдованная королевна, а остальные были ее придворными дамами. Сказали они об этом Аргелюсу, он обрадовался, а королевна повела с ним ласковую беседу. Попросила она его еще три ночи под яблоней провести и тем освободить ее от чар. Наказала только, чтобы он не спал. С первым лучом солнца девицы снова обернулись лебедями и улетели, а золотые яблоки остались на дереве. Король очень обрадовался и велел их сорвать.

Аргелюс отцу своему ничего о лебедях не сказал и слуге своему молчать велел. Слуга этот к одной девице сватался, а мать у нее была колдунья. Не утерпел слуга, рассказал секрет невесте, а та – своей матери. Велела мать ему помалкивать и дала кожаный мешочек:

– Как только королевич ляжет, развяжи мешочек, приоткрой, он сразу и уснет. А когда лебеди улетят, помажь ему вот этой мазью глаза – он и проснется.

Пришел Аргелюс на ночь яблоню стеречь, неверный слуга развязал мешочек, и бедный королевич заснул непробудным сном. Прилетели лебеди, обернулись девицами, королевна будила-будила Аргелюса, добудиться не могла, слугу помочь просила, да он не помог, отказался. А тут светать начало. Закручинилась королевна, попросила слугу передать Аргелюсу, чтоб на следующую ночь он утерпел, не заснул. Обернулись девицы лебедями и улетели. Слуга помазал Аргелюсу глаза мазью, тот и проснулся. Передал ему слуга королевнин наказ. Сильно опечалился королевич, слуге еще строже молчать обо всем наказал. А неверный тот слуга опять колдунье доверился, и та посоветовала ему опять ночью все то же самое проделать.

На другую ночь Аргелюс изо всех сил старался не заснуть, но слуга выпустил из мешочка ветерок и снова усыпил своего господина. Прилетели лебеди, девицами обернулись, королевича будили-тормошили, даже на ноги с постели подняли – ничего не помогло. Еще раз наказала королевна слуге передать господину, чтобы он в третью ночь ото сна воздержался, если хочет ее вызволить. Слуга все это передал Аргелюсу, но о колдунье и мешочке – ни гу-гу.

Аргелюс хотел было днем выспаться, чтобы ночью бодрствовать, но ничего не вышло. Опять уснул он крепким сном. Девицы его будили-будили, добудиться не смогли. Сказали они тогда слуге: мол, королевич нас больше не увидит, летим мы в далекие края и там будем дожидаться, покуда чары с нас спадут. Коли Аргелюс захочет дознаться, почему нас больше не увидит, пусть возьмет свой меч, что у него над кроватью висит, и перевесит его на другое место. А захочет нас сыскать, то передай – мы летим на восток, в Черный город.

Горемычный Аргелюс пошел в свой замок и решил королевнин совет выполнить. Стал он меч на другое место перевешивать – меч на слугу-то и показал. Выхватил Аргелюс меч из ножен и отрубил голову неверному слуге. Пошел к отцу, об измене этой ему рассказал и попросил позволения поехать искать свою возлюбленную. Отец сперва не соглашался, но потом видит, что сын с тоски, чахнет, дозволил ему ехать, дал карету, коней, слуг и денег на дорогу.

Отправился Аргелюс в путь. Многие города и страны проехал, и вот кончились у него деньги. Продал он коней и карету, отправил слуг домой, а сам дальше пешком шел. Идет он лесом, голод его мучает. Вдруг видит – три молодца дерутся. Он назвал себя и спросил, из-за чего сыр-бор разгорелся. Те отвечают:

– Нас трое братьев, а отец завещал нам всего только стол, хлыст, седло и коня. Никак мы их поделить не можем. Этим наследством годится владеть только одному человеку. Кто на коня седло наденет, вскочит на него, стегнет хлыстом и скажет: “Хочу быть там-то”, тотчас там и очутится. Кто по столу ударит, к тому сразу же конь с седлом и хлыстом вернутся. Будь добр, рассуди нас.

Вышел с ними королевич из лесу и говорит:

– Видите там, вдали, три горы? До них одинаково далеко. Выберите каждый себе гору и бегите туда. Кто первый быстрее заберется на вершину и ко мне возвратится, тому все наследство и достанется.

Братья согласились и бросились бежать со всех ног. А королевич оседлал коня, вскочил в седло, стегнул хлыстом и говорит:

– Хочу быть в Черном городе!

Понес его конь, но тут вернулись братья, один из них стукнул по столу и сказал:

– Пусть конь сию минуту здесь будет!

В тот же миг сбросил конь Аргелюса в страшную топь, а сам умчался прочь. Еле выбрался Аргелюс из топи, долго брел, голод терпел. Наконец добрался он до какого-то дома. Хозяин встретил его приветливо, хорошо накормил. Спросил его Аргелюс, далеко ли до Черного города. Ответил хозяин:

– Слыхал я о таком городе, а сколько пути до него – не ведаю. Поживи у меня несколько деньков, будут проходить торговые обозы, может, чего и дознаешься.

Прошел один обоз, другой, третий – никто о Черном городе ничего не слыхал. Но вот пришел один путник и сказал, что ему дорога эта ведома. Обещал ему Аргелюс дорогой перстень, если доведет его путник до Черного города. “Я, – говорит путник, – в Черном городе жил, провинился и от наказания убежал. Мне там показываться нельзя, так что я тебя до окрестностей доведу, а там уж ступай дальше сам”.

Добрался Аргелюс до Черного города. Ходит по нему и думает, что бы такое сделать, как бы возлюбленную свою отыскать. А королевна и ее подруги от чар уже освободились, и свадьба у королевны с одним богатым королем сладилась. Послала королевна одну из придворных дам наряды свадебные в лавках поглядеть. Та увидела на улице Аргелюса, все бросила и побежала назад – скорей передать своей госпоже эту весть. Не поверила ей королевна, послала другую даму, третью. Вернулись они уверяют – это, мол, тот самый королевич, они, дескать, его хорошо запомнили. Тогда сама королевна пошла поглядеть, правду ли они говорят. А как увидела, так сразу же и признала его. Вскоре и свадьбу сыграли во дворце, И я на той свадьбе был. А когда отправились они в дальний путь к королю, отцу Аргелюса, я с ними поехал. Так сюда к вам и попал.