Про цыгана


Цыгана к смерти приговорили, повели к виселице. Палач уж и петлю приготовил, а цыган просит судью: дайте, мол, перед смертью сплясать. Судья согласился, развязали цыгану руки. Пляшет цыган, коломийки да краковяки выкаблучивает, сам себе подпевает. Все смотрят, смеются, все шире и шире круг расступается. Плясал цыган, плясал, а потом как прыгнет! – и наутек. Бросились его догонять, да где там!... Удрал.

К ночи добрался он до хаты одного мужика, переночевать попросился. Дал ему мужик подушку, смотрит – вместо того, чтобы положить ее под голову, цыган ноги на нее кладет.

Спросил мужик: почему, мол, ты так делаешь? А цыган объясняет:

– Если бы не ноги, не сносить бы мне головы. Ноги мне голову спасли – стало быть, им должно быть больше почету, чем голове.




Про цыгана