Про короля, про святого и про гусыню


Вы слышали когда-нибудь про доброго короля ОТула, который жил в давние времена в Ирландии и которому на старости лет выпала нежданная радость?

Да, так вот когда король ОТул был еще молодым, во всей Ирландии не нашлось бы юноши отважней его. Любимым занятием короля была охота, и с восхода солнца до темного вечера он только и знал, что скакал по болотам, подшпоривал своего коня да науськивая собак.

Жизнь его текла славно и весело, пока король совсем не состарился и не сгорбился. Теперь он уж не мог охотиться целыми днями, будь то лето или зима, будь то дождик или солнце. И пришел день, когда единственное, что осталось бедному старому королю, – это ковылять с палочкой по саду. “Жизнь кончена, – думал он, – если нет больше ни радостей, ни утех”.

И вот чтобы как-то утешить себя и развеселить, король завел себе гусыню. Хотите верьте, хотите нет, но гусыня оказалась добрым другом бедному старому королю.

Какое-то время они совсем неплохо развлекались вдвоем – король ОТул и гусыня, – и не смейтесь, ничего смешного тут нет. Куда бы она ни залетала, как только он звал ее, она тут же возвращалась и могла хоть весь день ковылять за ним, если ему этого хотелось.

А по пятницам – вы же знаете, что пятница, по священным законам, постный день и мяса добрым христианам есть не положено, – так вот, по пятницам она заплывала подальше в озеро и приносила своему хозяину на обед нежную, жирненькую форель.

Да, это доброе создание было единственной радостью и утехой бедного старого короля ОТула. Но увы, ничто не вечно на этом свете! И королевская гусыня тоже состарилась, и настал день, когда крылья отказали ей, так же как старому королю ноги, и бедняжка при всем своем желании не могла уже больше развлекать своего хозяина. Что поделаешь!

Король ОТул был безутешен.

В один прекрасный день старики – мы хотели сказать: старик король и старушка гусыня – сидели на берегу озера и грустили. Король держал гусыню на коленях и с нежностью глядел на нее, а в глазах у него стояли слезы. “Нет, уж лучше умереть или утонуть в этом озере, чем влачить такую жалкую, унылую жизнь”, – думал он.

Он выпустил из рук гусыню, и она заковыляла к прибрежным камышам поискать добычи. А король все сидел и думал о своей безрадостной жизни.

Вдруг он поднял голову и увидел перед собой незнакомого юношу, на вид такого скромного и симпатичного.

– Приветствую тебя, король ОТул! – сказал скромный юноша.

– Вот те на, откуда ты знаешь, как меня зовут? – удивился король.

– Это неважно. Я еще кое-что знаю, – отвечал юноша. – А смею я спросить тебя, добрый король ОТул, как поживает твоя гусыня?

– Откуда ты знаешь и про мою гусыню тоже? – спросил король.

Ведь гусыни-то в это время видно не было: она охотилась в камышах.

– Я все про нее знаю. А откуда – это неважно, – улыбнувшись, ответил юноша.

– Но кто же ты такой? – спросил король.

– Честный человек, – ответил юноша.

– А чем ты зарабатываешь на жизнь? – поинтересовался король.

– Старое делаю новым.

– А-а, значит, ты лудильщик? – решил король.

– Нет, поднимай выше! Что бы ты, например, сказал, если бы я сделал твою старую гусыню опять молодой?

– Опять молодой?! – переспросил король, и его старое лицо так и засияло от радости: о лучшем он и мечтать... не мог.

– Ну да, опять молодой, – кивнул в ответ юноша.

Король ОТул свистнул. Тут же из камышей показалась старушка гусыня и заковыляла к своему сгорбленному старику хозяину. Что и говорить, старушка была верна ему как собака.

Юноша поглядел на гусыню и сказал:

– Даю слово, я сделаю ее молодой, если

Хочешь.

– Клянусь здоровьем! – воскликнул король, в свою очередь бросая взгляд на старушку гусыню, от которой остались лишь кожа да кости. – Коли ты сделаешь это, я буду считать тебя самым умным юношей во всех семи приходах моего королевства!

– Подумаешь, одолжил, – смеясь, сказал юноша. – А что ты мне все-таки дашь за это?

– Все, что попросишь! – сказал король. – И это будет только справедливо.

– Ты отдашь мне все земли, какие облетит твоя гусыня в тот день, когда я сделаю ее снова молодой?

– Отдам! – сказал король.

– А на попятный не пойдешь? – спросил юноша.

– Не пойду! – сказал король.

Тогда юноша подозвал к себе старушку гусыню, от которой остались лишь кожа да кости, подхватил ее на руки, расправил ей крылья и подбросил вверх. Да не только подбросил, но и подул под крылья, чтобы ей легче было взлететь. И – клянусь вам! – старушка взвилась в воздух ну точно орел. И кружилась, и ныряла, и резвилась, словно ласточка.

На старого короля одно удовольствие было смотреть: от удивления он даже рот открыл и радовался, глядя на свою старушку гусыню, которая порхала в небе ну точно жаворонок.

Да, так вот, гусыня сделала большой круг – сначала скрылась из глаз, потом вернулась – и наконец опустилась у ног своего хозяина. Он погладил ей голову и крылья и убедился, что она и в самом деле стала опять молодой и здоровой, и даже еще лучше, чем была.

– Нет, лучшей гусыни свет не видел! – похвалил он ее.

– А что ты хочешь сказать мне? – спросил его юноша.

– Что ты самый умный юноша, какой только ступал по земле ирландской, – ответил король, продолжая любоваться своей гусыней.

– А еще что?

– Что я тебе буду век благодарен.

– А ты сдержишь слово и отдашь мне все земли, какие облетела сейчас гусыня?

– Сдержу и отдам, – сказал король, – и буду всегда рад приветствовать тебя на своей земле, даже если у меня останется всего один акр.

– Я вижу, ты честный и добрый старик, – говорит тогда юноша. – Счастье твое, что ты сдержал слово, не то гусыне твоей больше б никогда не летать!

– Ах, да кто же ты такой? – спрашивает король юношу уже во второй раз за это утро.

И слышит ответ:

– Я святой Кевин.

– О Господи! – восклицает король и падает на колени, конечно, с великим трудом, так как старые кости его уже не слушались. – Стало быть, выходит, я все утро разговаривал тут и вел беседу с самим святым?

– Ну да, – говорит святой Кевин.

– А я-то думал, что говорю с простым, скромным парнем!

– Я переоделся, – говорит святой, – вот ты меня и не узнал. А пришел я, король ОТул, чтобы испытать тебя. И я убедился в это утро, что ты честный и добрый король, потому что ты сдержал слово, данное простому лудильщику, за которого ты меня принял. И за это я тебя награжу: пусть твоя гусыня останется молодой!

Вот какая история приключилась со старым королем ОТулом, хотите верьте, хотите нет.




Про короля, про святого и про гусыню