Птичка-певунья и танцующий крестьянин

Не в столь уж давние времена жил-поживал крестьянин по имени Саймон. Сообразительный он был и очень трудолюбивый. В урочное время расчищал себе делянку и возделывал ямс, кукурузу и кассаву. Ямса он выращивал много. Уж Саймон не позволил бы своей семье голодать; и он, и жена, и многочисленное потомство всегда имели запас съестного.
Пришла в очередной раз пора готовить землю к посадкам.
– Сегодня я начну расчищать делянку, что мне выделила деревня,-сказал Саймон жене.-Возьму с собой тесак.
Узкая тропа вывела Саймона к тому месту, где ему выделили делянку.
– Ну вот я и пришел,-сказал Саймон.-Место подходящее, урожай я сниму хороший, и семья моя в будущем году будет сыта. Только перед тем, как все посадить, надо мне вырубить тут кустарник.
Но едва он поднял тесак, как запела какая-то птичка. Так звонко и весело она пела, что Саймон вдруг швырнул тесак на землю и пустился в пляс, а птичка все пела и пела и тогда только остановилась, когда Саймон уже и дух перевести не мог. Отдохнул он немножко и решил наконец приняться за работу, но только взялся за работу, опять запела птичка. Саймон опомниться не успел, как опять бросил тесак и пустился плясать. Так повторялось несколько раз: едва он поднимал тесак, как птица начинала петь, а Саймон плясать.
На седьмой раз пришел Саймон в отчаяние.
– Злодейка ты, птица!-вскричал он.-Как же я расчищу делянку? Не иначе как моя жена и дети скоро умрут с голоду!
Пошел Саймон обратно в деревню, прямо к хижине своего старшего дяди, очень уважаемого человека, и обо всем ему рассказал.
– Чепуху ты какую-то городишь,-сказал дядя.
Но Саймон с таким волнением еще раз в подробностях описал, как птичка-певунья мешала ему работать, что дядя решил-наверно, племянник правду говорит.
– Ладно,-сказал своему племяннику дядя,-пойдем вместе на твою делянку, я проверю, правду ли ты говоришь.
Пришли они на делянку. Саймон взял в руки тесак и хотел срубить куст. В тот же миг запела на высоком дереве птичка, и Саймон пустился в пляс.
– Остановись!-закричал ему дядя.-Подай-ка мне твой тесак.
Саймон подал тесак дяде, тот начал вырубать кустарник, и тут же запела птица. Дядя заслушался, а потом бросил тесак, и, покуда птичка не смолкла, ноги его плясали будто сами собой.
– Да, плохо дело,- сказал дядя.- Придется вернуться в деревню и рассказать обо всем вождю.
Мимо других делянок, которые были уже расчищены и засеяны, поспешили они обратно в деревню, а дойдя до деревни, прямиком направились к большому дому вождя. Их провели на веранду, где на резном седалище восседал вождь.
– Почтенный вождь,-заговорил Саймон,-у меня нехорошее известие.
– Что за известие?-спросил вождь.
– Семья моя, и я вместе с ней,-скоро мы все помрем от голода,-сказал Саймон.-Птичка-певунья не дает мне возделывать мою делянку.
– Что это ты болтаешь!-сердито прикрикнул на него вождь. А уж когда Саймон рассказал все в подробностях, вождь и вовсе разгневался:
– Беспокоишь меня из-за какой-то чепухи! Да разве может такое быть? Я тебе не верю.
Тогда попросил позволения сказать свое слово старый дядя Саймона, которого все в деревне уважали за мудрые советы.
– Все это истинная правда, про что Саймон говорит,- подтвердил он и рассказал еще и про себя, как он хотел рубить кусты, а птичка вместо того заставила его поплясать.-Пойдете сами на эту делянку,-заключил дядя,- тоже попляшете.
Вождь долго сидел молча, в глубоком раздумий, потом поднялся.
– Что-то тут неладно,-сказал он.-Придется мне туда и правда сходить.
И вот вождь, носильщик резного седалища вождя, дядя Саймона и сам Саймон вышли из деревни и двинулись по тропе к саймоновской делянке. Птичка по-прежнему сидела все на том же высоком дереве. Вождь опустился в кресло.
– Приступай к работе,-приказал он дяде Саймона.
Дядя взмахнул тесаком-и птичка тут же запела. Отшвырнув в сторону тесак, престарелый дядя лихо заплясал и плясал до тех пор, пока совсем не обессилел.
– Но никто не может повелевать вождем!-воскликнул вождь.
Вскочив со своего резного седалища, он схватил тесак и широко размахнулся. Однако срубить куст не успел-запела птичка. Минуту-другую вождь крепился, а потом бросил тесак и плясал, покуда птица не смолкла.
– Сейчас же идем в деревню,-отдал приказание вождь.
И все они: вождь, носильщик седалища, дядя Саймона и Саймон-поспешно зашагали к деревне, а там прошли сразу же к дому вождя.
– Сзывайте всех жителей,-приказал вождь.
Когда жители собрались, вождь распорядился, чтобы каждый мужчина захватил с собой тесак и последовал за ним к делянке Саймона. Так все и сделали, и когда прибыли на место, вождь велел всем приниматься за расчистку делянки. Но едва они взялись за работу, как запела птичка. Все побросали тесаки и пустились в пляс.
Всю ночь вождь и старейшины обсуждали, что же им делать, где найти для Саймона другую делянку, которую он без промедления мог бы начать возделывать, чтобы прокормить свое семейство.
– Кликните всех наших охотников,-приказал вождь. Когда все охотники собрались, он им строго сказал:
– Ваше дело-охота. Вот мы и поглядим, как вы его делаете.
Велено было охотникам идти к делянке Саймона и поймать или убить зловредную птичку. Прибыв на делянку, охотники зарядили ружья и стали палить в птичку, но та быстро перепархивала с ветки на ветку, и ни одна пуля в нее не попала. Тогда охотники натянули луки и стали пускать стрелы и метать в птичку копья. А та, целехонькая и невредимая, знай себе порхает с дерева на дерево.
– Неужели мы всей деревней так и не одолеем никогда эту коварную певунью?! – в отчаянии вскричал Саймон – он тоже был среди охотников.
И тут один молодой охотник заметил, как птичка опустилась на нижнюю ветку одного из деревьев. Мальчишки, которые тоже прибежали на делянку, начали швырять в нее камнями. Птичка изготовилась взлететь повыше, но молодой охотник уже подполз совсем близко к дереву, где сидела птичка, подпрыгнул и ухватил птичку за лапку.
– Поймал! Поймал!-радостно закричал он.
– Слушайте мою песню! Слушайте!-прощебетала птичка и затрепыхала крылышками. Но голос ее утратил прежнее волшебство.
Принесли птичку в дом вождя.
– Посадим ее в клетку,-распорядился вождь.
С тех пор поет птичка в клетке, а люди пляшут, но только когда им самим хочется поплясать. В работе же им помехи нет, и Саймон вернулся на свою делянку. Он ее расчистил, посадил ямс, кукурузу и кассаву и на целый год обеспечил едой все свое многочисленное семейство.