Сказка о сироте и злом хане

Когда-то давно, говорят, жил в кочевьях одного хана сирота по имени Бош-кюбюн. Ничего у него не было – ни своей юрты, ни скота, ни хорошего халата, был только черный бычок-двухлетка, лук да стрелы. А среди стрел была одна особенная – свистун-стрела, она со свистом летела, никогда мимо цели не попадала.

Отправился как-то раз сирота Бош-кюбюн к озеру на охоту. Залез в камыши и стал ждать, когда слетятся птицы. Долго ли, не долго ли он ждал, только слетелись на озеро птицы, большие и маленькие,- журавли, дрофы, гуси, кулики… Прицелился Бош-кюбюн и пустил свою свистун-стрелу. Полетела стрела и задела пятьдесят птиц по крыльям, семьдесят птиц по шеям, сто птиц по спинам… Вот сколько птиц за один раз подстрелил сирота Бош!

“Что мне делать с этой дичью? – думает Бош-кюбюн.- Отвезу-ка я их к хану да посватаюсь к его младшей дочке!”

Оседлал Бош-кюбюн своего черного бычка-двухлетку, навьючил на него всех птиц, а сам сверху уселся. Ударил он бычка по лопаткам – съежился бычок, ударил по копытам – завертел бычок хвостом, ударил по хребту – побежал бычок, да так быстро, что и удержать нельзя. Приехал Бош-кюбюн к ханской ставке, развьючился, стал носить птиц в ханскую юрту. Направо кладет и налево кладет, наполнилась юрта доверху.

Спрашивает хан Бош-кюбюна:

– Кто ты и почему ты привез мне столько дичи? Отвечает Бош-кюбюн:

– Я сирота, великий хан, зовут меня Бош-кюбюн. Нет у меня ни юрты, ни скота, сам я живу в твоих кочевьях, возле круглого озера. На этом озере я и настрелял столько птиц. А привез я тебе их в подарок:они пригодятся на свадебном пиру, ведь я хочу жениться на твоей младшей дочке!

Услышал хан такие слова – рассердился, затопал ногами, закричал:

– Эй, слуги! Схватите этого оборвыша, негодяя! Он осмелился свататься к моей дочери! Избейте его жестоко, а потом отвезите подальше в степь, в безлюдное место и бросьте там!

По ханскому приказу набросились слуги на сироту Боша, избили до полусмерти – еле дыхание в нем осталось – и отвезли в голую степь.

Лежит Бош-кюбюн, мечется, стонет, разум у него помутился – совсем недалеко смерть… Вдруг видит он – идет какой-то старик, совсем старый, с белой бородой, на палку опирается. Подошел он, осмотрел Бош-кюбюна и стал его лечить – какое-то питье ему дал, синяки растер, переломанные кости вправил. Совсем здоровым стал Бош-кюбюн.

– Ну, кюбюн,- говорит старик,- теперь ты здоровый и крепкий. Ступай в свои кочевья. А чтобы тебя больше не обижали, я научу, что надо делать. Если захочешь наказать кого-нибудь, скажи только:”Приклейся!” И тогда твоему обидчику не встать, пока ты не скажешь: “Поднимись!”

Обрадовался Бош-кюбюн, поблагодарил старика и поспешил в свои кочевья. Бежит он и видит – ханский пастух пасет стадо телят. Захотел Бош-кюбюн посмотреть: правду ли сказал ему старик. Закричал он:

– Приклейся, ханский пастух, вместе со всеми телятами к земле!

И тотчас и пастух и все телята прилипли к земле – лежат и кричат от страха.

“Правду сказал мне старик”,- подумал Бош-кюбюн и крикнул:

– Поднимитесь!

Только произнес это слово – поднялись разом и пастух и телята.

“Теперь,- думает Бош-кюбюн,- проучу я хана! Так проучу, что он навсегда запомнит!”

Дождался он вечера, пробрался к ханской юрте и сказал:

– Приклейтесь к земле, хан и ханша, вместе с подушками и постелями!

Сказал и ушел. На другой день поутру проснулись хан и ханша, хотели встать, а встать не могут. Закричали они слугам:

Поднимайте нас! Сбежались слуги, стали поднимать хана и ханшу, а поднять не смогли. Кругом шум, крик:

– Хан и ханша к земле приклеились! Поднять их невозможно! Кто их поднимет?..

Чиновники, сановники, старшины кочевий бегают с места на место, кричат, руками машут. А сделать ничего не могут. Приказали читать молитвы. Молились, молились – никакого толку нет! Созвали тогда удгун-бе – гадалок и эмчи – лекарей. Удгун-бе гадают, эмчи лечат, а все никакого толку нет… Стали дергать хана и ханшу за руки и за ноги – никак оторвать от земли не могут. Собрались все знатные люди, все старики, стали держать совет: как помочь хану и ханше, как их поднять?.. Долго говорили, весь день говорили, всю ночь говорили – ничего не могли придумать…

В ту пору проходил мимо человек из дальних кочевий и сказал:

– Слышал я, что в кочевьях Могойту-хана живет прославленный эмчи. Он всякую болезнь как рукой снимает! Его привезите!

Стали чиновники, сановники и старшины думать: кого послать в кочевья Могойту-хана за эмчи? Место дальнее, путь опасный, врагов по пути немало. Говорят:

– Надо, видно, целый отряд послать! Вдруг вошел Бош-кюбюн и говорит:

– Я поеду в кочевья Могойту-хана за эмчи! Все обрадовались.

– Поезжай поскорее! – кричат.

Сел Бош-кюбюн на своего черного бычка-двухлетку. Ударил бычка по лопаткам – съежился бычок; ударил по копытам – завертел бычок хвостом; ударил по хребту – побежал бычок так быстро, что удержать нельзя.

Ехал Бош-кюбюн долго и приехал наконец в кочевья Могойту-хана. Разыскал эмчи и говорит:

– Приклеились к земле наши хан и ханша. Вот и прислали меня за вами, премудрый и преславный эмчи,- не сможете ли вы помочь им в такой беде? Эмчи важно говорит:

– Кроме меня, кто же поможет? Разве есть второй такой эмчи, как я? Только я и могу помочь!

Надел эмчи свою белую шапку, надел белый халат, сел на белую лошадь и поехал вместе с Бош-кюбюном.

Ехали они, ехали и завидели вдали ханскую ставку. Стал эмчи бурчать, бормотать, на губах у него пена выступила.

– Сейчас все узнаю! – кричит.- Сейчас все раскрою! Сейчас подниму хана и ханшу!

Бош-кюбюн слушает это, а сам думает: “А вдруг этот эмчи и в самом деле такой всемогущий? Надо будет проверить”,- и сказал тихонько:

– Приклейся, эмчи, к земле вместе со своей белой лошадью!

Только сказал – прилип эмчи к своей лошади, а лошадь к земле. Испугался эмчи, закричал не своим голосом:

– Эй, кюбюн, стащи меня с лошади, я и сам прилип, как ваш хан!

Стал Бош-кюбюн помогать эмчи – еле смех удерживает.

– Нет,- говорит,- не могу я помочь вам, премудрый и преславный эмчи!

– Тогда беги скорее в ханскую ставку, зови сюда людей, пусть хоть стащут меня с лошади! – вопит эмчи.

Прискакал Бош-кюбюн на своем черном бычке к ханской юрте.

– Где же эмчи? – спрашивают его.

– Эмчи недалеко. Только с ним беда случилась: он сам к земле приклеился,- отвечает Бош-кюбюн.- Прислал он меня за вами, просит, чтоб спешили к нему на помощь!

Прибежали к эмчи ханские сановники и старшины. Стали его дергать. Дергали, дергали – не могли стащить с лошади, так крепко он приклеился к ней.

– Как нам помочь нашему хану, скажи, мудрый эмчи? – спрашивают его сановники и старшины.

– Не до вашего хана мне! – кричит эмчи.- Я и себе-то не могу помочь!..

Вернулись сановники и старшины к хану и доложили о том, что и сам эмчи приклеился к земле. Хан от страха и от злости последний ум потерял.

– Что хотите, то и делайте! – кричит.- Только поднимите меня!

Тогда ханские чиновники, сановники и старшины кочевьев собрались опять на совет, подумали, потолковали и говорят:

– Надо кликнуть клич: кто избавит от беды хана и ханшу, выдать за того ханскую дочку и отдать половину всех богатств хана.

Спросили хана – согласен ли он? Хан вопит:

– На все согласен!

Кликнули клич, только никто не вызвался избавить хана и ханшу. Кликнули клич во второй раз – опять никто не вызвался. Кликнули клич в третий раз – вышел Бош-кюбюн и говорит:

– Я не удгун-бе и не эмчи, а, все-таки попробую! Только сдержит ли хан свое слово? Хан говорит:

– Сдержу, сдержу! Только помоги мне! Бош-кюбюн говорит:

– Приведите сюда младшую ханскую дочку! Как он велел, так и сделали. Тогда Бош-кюбюн сказал:

– Хан и ханша, поднимитесь! Тотчас хан и ханша поднялись. Глянул хан на Бош-кюбюна и закричал:

– Это тот негодяй, оборвыш, которого я за дерзость приказал избить до полусмерти и бросить в голую степь, чтобы он там погиб от голода! Как он здесь появился? Видно, плохо его избили! Эй, слуги, схватите его, отрубите ему руки и ноги!..

Кинулись было ханские слуги к Бош-кюбюну, а он сказал:

– Приклейтесь к земле, хан и ханша! Приклейтесь к земле, ханские слуги!

Только сказал – все тотчас и прилипли к земле.

А Бош-кюбюн с младшей ханской дочкой сели на черного бычка. Ударил Бош-кюбюн бычка по лопаткам – съежился бычок, ударил по копытам – завертел бычок хвостом, ударил по хребту – побежал бычок, да так быстро, что самому лучшему скакуну не догнать. Унес он Бош-кюбюна и девушку далеко-далеко, и стали они жить дружно, весело и счастливо.