Сказка про Алешу Поповича


Было в одном городе: был дьякон и был псаломщик. Священник помер, псаломщик сделался дьяконом, потом священником. А нужно было, чтобы священник женатый был, псаломщик и женился. Четыре года жил с женой и не было детей. На пятый год она забеременела, он стал ее ругать, что она от другого забеременела, житья ей не давал. Куда ей деваться? К отцу, к матери и глаз нельзя казать: раньше ведь не то, что теперь было, отец с матерью мужа приказывали слушаться. Надумала: “Пойду куда глаза глядят, зайду в темный лес, попаду, может, на зверя, зверь съест меня”.

И пошла. Идет по тайге, голодная, ест только дикие фрукты или зайца пропащего. Найдет и съест.

Приходит ей последнее время, рожать надо. Что делать? Набрала бересты да веточек всяких, сделала юрту – там и родила. Родился у нее сын, назвала она его Алеша Попович, как попов сын. Завернула она сынка в фартук, приодела. Смотрит, а он как тесто на опаре растет. Через двое суток стал разговаривать с ней. Стала она ему рассказывать все, как люди живут да как она жила. Слушает он ее хорошенько и все понимает.

Прошло трое суток, пошел он познакомиться около своей юрты. Отошел он раз подальше, а на него бежит серый волк, зубы оскалил. Алеша сгреб волка за шиворот не шевелится волк, сдох. Тащит он его к матери. Мать встречает. Рассказал он ей, как волка за шиворот схватил, она и думает: “Ладно, видно, хороший, сильный он у меня. Давай,- говорит она,- сдерем шкуру, в юрту постелем”.

Она умела, видела, как дома делали, показала ему. Он сорвал шкуру, вытащил мясо и бросил его недалеко.

Приходят два медведя на мясо, тянут мясо друг к другу, дерутся. Увидала мать медведей, испужалась: “Съедят нас, Алеша, медведи!” – “Я им, мама, разделю мясо, они драться не будут!”

Разорвал мясо на две части, бросил тому и другому и пошел в юрту. Медведи тоже пошли за ним, ласкаются, идут. Он в юрту, и они за ним. Мать испугалась, прячется за Алешу. Стали медведи вместе с ними жить; один с матерью остался, другой с Алешей ходит.

Стал Алеша дальше ходить. Выходит раз он на полянку: вспомнил, как мать говорила, что есть чисто место, не все лес. Увидел тропинку, пошел по ней. Вдруг поднялся стук, топот. Видит: бегут дикие кони на водопой. Кони увидали Алешу с медведем, испугались, убежали.

Пришел домой, рассказал матери. Тогда мать обсказала ему, что это кони и на них ездят. Неохота ему пешком ходить, сплел себе аркан, так сажен тридцать, пошел в лес, там стоял громадный дуб; залез на дуб, слышит топот, бегут кони. Бросил он с дуба аркан, попал на заднего. Конь вырывается, бьется; как дернул, тряхнул его Алеша Попович за гриву, чуть не упал конь, потом встал как вкопанный.

Приехал Алеша на коне к матери. “Не буду,- говорит,- пешком ходить, ездить буду!” Мать удивилась, говорит ему: “Надо уздечку с седлом сделать!”

Показала она, как нужно сделать, он сделал. Одел уздечку, оседлал коня, сел и поехал.

Выехал на чистое место. Едет. А кругом цветы разные цветут, хорошо так. “Надо нам сюда переехать жить”, думает он. Видит, постройка стоит, всего только один дом. Привязал коня, вошел в дом. Видит, на столе собрано. Обсмотрел комнаты, понравилось ему. Испробовал кушанья – тоже понравились. Налил вина – не понравилось; видит папиросы, вспомнил, как мать говорила, закурил – не понравилось. В углу стоит тросточка, повернул тросточку, стукнул – выскочил Ивашка красная рубашка. “Что прикажете сделать?” – “Покажи мне, что есть на свете!”

Показал ему Ивашка красная рубашка все, что есть на свете. Стукнул тросточкой в пол, опять выскочил Ивашка красная рубашка. “Что прикажете?” – “Прекратитесь”.

Ничего не стало. “Поеду, позову сюда мать”. Садится на коня, выскочил Ивашка красная рубашка, показал ему, где новые седло и уздечка. Кон£ совсем стал другой.

Не успел уехать, приезжает богатырь: “Это что за невежа?” – “Не невежа, а Алеша Попович!”

Рассердился богатырь, бросился с кулаками на Алешу Поповича, а Алеша выбросил его за окошко – убил. Сел на коня, чтобы поехать за матерью, приезжает другой богатырь. “Это что за невежа?””Не невежа, а Алеша Попович!”

Осердился богатырь, бросился на Алешу, но тот как хватил его об землю, и пар вон. Поглядел он на убитого, и жалко ему стало: как бы это так сделать, чтобы не убивать до смерти? Тут приехал еще богатырь. “Это что за невежа к нам приехал?” – “Не невежа, а Алеша Поповиче.

Взял Алеша его в охапку и потащил в комнату, а там на стене большая сума висела; он эту суму открыл, засунул туда богатыря, запер сумку и на стену повесил; комнату замкнул, ключ в окно бросил.

Выехал, оглянулся, нет больше никого. Едет домой. Мать его даже не узнала, думала – охотник какой. А дома у него оба медведя пропали. “Оставляйте, мамаша, это место, поедем, я жизнь хорошую нашел”.

Подъезжают. Дом хороший, мать и думает: “Наверное, разбойники живут”. Зашли в дом. Алеша стукнул тросточкой, выскочил Ивашка красная рубашка. “Что прикажете?” – “Покажи, как мне показывал”.

Показывает им Ивашка все. Потом стали закусывать, мать выпила и даже заплясала. Смотрит Алеша на мать.

“Ай да мамаша, она вон еще как плясать умеет! Здесь веселее, мама!” – “Боюсь, разбойники здесь”.- “Никого нет, мамаша, не бойся! А я поеду, посмотрю, нет ли кого”.

Осталась мать одна, стала ходить по дому да все осматривать, подходит к той комнате, что Алеша на ключ запер. Захотелось ей открыть комнату, стала ключи подбирать – не подходят. Вспомнила она тогда про Ивашку: “Может, он мне чем поможет?” Стукнула тросточкой – выскочил Ивашка красная рубашка: “Что прикажете сделать?” – “Принеси ключ”.- “Это Алеша Попович запер комнату и ключ в сад закинул, я сейчас принесу!”

Отомкнула комнату. Смотрит, на стене большая сума висит. Потрогала – тяжелая. Чрез силушку сняла, кое-как расстегнула – выходит человек, видный такой. Вот понравился ей богатырь, пошли они разговаривать, как бы им Алешу истребить. Посоветовал он ей: “Захворайте будто бы и скажите Алеше: в таком-то месте есть сад, в саду золотые яблоки, поем и оздоровлюсь – там волшебники, они его кончат”.

Заперла она снова комнату, сама легла, стонет.

Приехал Алеша, слышит стон, бежит к матери: “Что с вами, маменька?” – “Ох, Аяеша Попович, плохо! Однако не поправлюсь. Вот есть только в одном месте сад, в нем яблоки растут, достань мне этих яблок, я поем и выздоров-лю”.- “Для вас, маменька, хоть с другого света достану!”

Сел на коня и поехал.

Едет много ли, мало ли, видит: стоит двенадцать верховых. “Далече ли едешь?” – “Еду в такой-то сад”.- “Не езди, Алеша Попович, мы уже двенадцать лет едем туда – ни взад, ни вперед”.

Он и разговаривать не стал, поехал дальше.

Подъезжает к саду. Кругом сада крепость стоит и струны натянуты. Разогнал коня Алеша Попович, конь перескочил и струны ногой задел. Струны запели, загудели, львы на цепях заходили-зарычали. Нарвал Алеша Попович полные карманы яблок и в запазуху набрал и пошел, да ногой о какую-то плиту задел. Видит – дыра. Спустился в дыру, там коридор и лампочка чуть горит. Привернул лампочку – стало светлее: видит – направо дверь; отворил, а там сидит красавица, вытирает щеки платком. “Отойди,- говорит красавица,- все равцо я не согласна идти!” – “Вы в своем разуме али нет? Вот у меня крест, ежели вы думаете что-нибудь”,- показал ей крест.

Она успокоилась и спрашивает: “Кто вы?” – “Вот я кто, так и так – Алеша Попович”.- “Выезжайте отсюда, а то скоро богатырь прилетит”.- “Не затем я приехал, чтобы убежать, собирайся и ты!”

Расспросил он ее, откуда она, она рассказала. Сел он на коня и ее на правое колено посадил. Конь ни с места, говорит: “Не ты мне в тяжесть, Алеша Попович, и не царевна, а яблоки: каждое яблоко двадцать пудов весит”.

Повыбросил Алеша яблоки из-за пазухи, а в кармане оставил. Уперся конь всеми четырьмя ногами и перескочил стену. Кругом зашумело-загудело.

Отъехали немного, конь говорит: “Раскидывай шатер – летит неприятель”.

Вдруг зашло облако, поднялась буря, погода. Спускается богатырь и смеется: “Эх, Алеша Попович, не здесь бы тебе быть, а с красными девчонками в саду забавляться. За яблоки тебе прощаю, отдай мне эту невесту!”- “Нет, не затем я приехал, чтоб отдавать, а затем, чтоб взять!”

Хватил Алеша Попович – богатырь и ноги протянул.

Поехали. Отъехали немного, конь опять говорит: “Раскидывай шатер – летит неприятель!”

Вдруг зашло облако, поднялась буря, погода. Спускается богатырь и смеется: “Эх, Алеша Попович, не здесь бы тебе быть, а с красными девчонками в саду забавляться. Ты взял яблоки – яблоки я тебе прощаю, ты убил брата – и брата прощаю, отдай мне эту невесту!” – “Не с тем я приехал, чтоб отдать, а затем, чтоб взять”.

Стали бороться. Потруднее пришлось Алеше Поповичу, но и этот ноги протянул.

Поехали дальше. Конь и говорит: “Эх, Алеша Попович, это еще не все, главный враг впереди; ты вот как сделай: дай свой платок красавице, когда пойдет кровь из твоих уст, она вытрет пусть ее платочком”.

Только сказал – вдруг зашло облако, поднялась буря, погода, спускается богатырь, смеется: “Эх, Алеша Попович, не здесь бы тебе быть, ас красными девками в саду забавляться. За яблоки я тебе прощаю, ты убил моих братьев – и братьев прощаю, и их прощаю, все тебе прощаю, отдай мне только эту невесту!” – “-Эх, не затем я приехал, чтоб отдать, а затем, чтоб взять!”

Стали бороться. Трудно Алеше Поповичу пришлось, до колен вбил Алешу Поповича богатырь в землю, а крови нет, до пояса в землю ушел Алеша – крови нет, до плеч ушел – кровь из уст пошла. Схватила красавица платочек, обтерла кровь Алеше. Конь оторвался от уздечки, забил четырьмя ногами богатыря. Алеша вылез из земли, ударил, сбил богатыря с ног. “Будь моим старшим братом,- говорит богатырь.- Освободи двенадцать рыцарей!”

Только сказал, скачут рыцари к нему. Ударил богатыря Алеша и убил.

Посадил Алеща красавицу на право колено и повез. Довез он ее до царства, где правил ее отец; зовет царевна его к себе. “Побываю потом, сейчас некогда – мать больная лежит, яблоки дожидается”.

Оставил царевну, едет домой. Подъезжает, увидела мать с богатырем его из окошка. Богатырь дал ей толстую и тонкую проволоку, говорит: “Обвей его толстой проволокой, а порвет – тонкой обмотай”.

Запихала богатыря мать в суму и повесила, а сама легла, хворой притворилась. “Ну, как, маменька?” – “Ох, сынок, совсем умирать собралась, думала – не приедешь ты к смерти!”

Он дал ей яблоки, она будто ест их и грудь трет, и оздоровела. Ласкаться к сыну стала, заигрывает с ним: “Давай я тебе руки проволокой свяжу – разорвешь ли?” – “Ну, что вы, маменька, шалите, я и так пристал!”

Упросила все ж таки, стянула толстой проволокой: “Ну, потянись!”

Потянулся Алеша, проволока лопнула. “Давай я тебе другой опутаю”.- “Ах, маменька, я пристал с дороги, не до шалостей мне!” Ну, все-таки упросила, опутала тонкой проволокой: “Потянись!”

Потянулся он, проволока в тело врезалась, осердился, потянулся изо всей силы – проволока до кости врезалась. Выпустила мать богатыря, хотел богатырь ему голову снести, Алеша Попович и говорит: “Что хочешь делай надо мной, только не убивай до смерти! Я... же тебя живым оставил!”

Взял богатырь вилку со стола, выколол Алеше Поповичу глаза и выкинул их за окошко, конь подхватил глаза и ускакал.

Вытолкнули Алешу из дому, идет он лесом, спотыкается, о деревья лбом стукается. Вышел Алеша на дорогу и сел на опушке. Слышит – телега тарахтит, почта едет. “Здравствуй, дяденька!” – “Здравствуйте!” – “Ты что тут сидишь?” – “Вот шел лесом, напали бродяги, порезали проволокой и глаза выкололи”. Развязали проволоку и говорят: “Поедем с нами, тут в деревне есть старичок, у него есть мальчик, ты с мальчиком будешь ходить по деревням, деньги собирать”.

Сел Алеша, повезли, отъехали немного, и кони встали. “Что это с конями? Никогда не бывало; везли четырех человек столько верст, не потели!”

Приехали в деревню, завезли Алешу Поповича к бедному старичку, тот его принял, и стал он с мальчиком ходить по деревням да по городам; подавали им, тем и кормились.

В одно прекрасное время пошли на вокзал; когда шли обратно, только мост прошли, есть захотелось. Сели у дороги и стали есть. Только вот грохоток какой-то слышат, земля под ними вздрагивает. Мальчик и говорит: “Дяденька, какой-то конь бежит!” Подбежал конь и говорит: “Здравствуй, Алеша Попович, что ты тут делаешь?” – “Да вот, пособирали сколько и едим”.- “Почто ты все вниз смотришь?” – “Глаз нет – не вижу”:- “Ну-ка, посмотри на меня!”

Алеша Попович оглянулся, конь как храпнет Алеше в лицо – и глаза на место стали. Обрадовался Алеша Попович, отпустил мальчика домой, а сам поехал к мамаше повидаться.

Видит мать, что Алеша Попович едет, испугалась и богатыря в суме на стену повесила. Приходит Алеша Попович в ту комнату, где богатырь, снял суму, хлопнул об стену – и дух вон. “Ну, маменька, вас я не трону, живите, как хотите”.

Сел на коня и поехал в тот город, куда увез царевну.

Едет он, навстречу идет старый старичок: “Здравствуй, дедушка!” Поздоровались. Коня под ним как не было, только седло да уздечка остались. Заплакал Алеша Попович, а старичок говорит ему: “Не плачь, Алеша Попович!”

Снял он с плеча сумочку, достал два пузырька и говорит: “Вот тут, в болоте, у мужиков завяз жеребенок, так ты у них купи этого жеребенка. Выводи жеребенка на двенадцать зорь; на шесть зорь спрысни вот из этого пузырька, да на шесть зорь – из другого”.

Пошел Алеша Попович, видит – мужики коней пасут.

“Продайте мне вашего жеребенка, что в грязи увяз!” – “Да хоть так возьми, на что он нам!”

Алеша Попович все-таки дал им десять рублей и стал жеребенка вытаскивать; вытащил жеребенка, положил себе на плечи и пошел. Шел, шел и подходит к городу; видит, избенка на краю города стоит. “Дай,- думает,- зайду, отдохну немного”. А в избенке старик со старухой. “Здравствуйте! Нельзя ли у вас отдохнуть немного?” – “Да хоть вовсе оставайся у нас жить!”

Поел Алеша Попович у стариков и говорит: “Гоняй, дедушка, моего жеребенка на зори, я тебе заплачу”.

Согласился старик и стал гонять Алешиного жеребенка на зори да брызжет из пузырька на него.

Три зори прогонял старик жеребенка хорошо. После четвертой говорит: “Конь-то у тебя с каждым днем лучше становится; то еле ноги передвигал, а теперь я за ним еле успеваю”.

После пятой зори старик жаловаться стал: “Не успеваю я за твоим конем, только взлягнет ногами, и был таков!” А после шестой зори и совсем отказался водить жеребенка на зорю. Сам стал Алеша водить жеребенка и сам-то еле поспевает за ним: взлягнет конь ногами – да и нет его. Последний раз Алеша уже на аркане его повел. И сделался конь – лучше некуда. Выдрал Алеша Попович два волоска из хвоста своего жеребенка и сделал себе скрипку, да так это хорошо стал на ней играть! Старик ему и говорит: “Я – николаевский солдат, человек бывалый, всего навидался и наслыхался, а ни разу не слыхал, чтобы так хорошо играли!”

Отправился раз старик в город – смотрит, все в городе в трауре ходят. Спросил старик у знакомого, а тот и обсказал, что морское чудовище послало царю телеграмму выдать ему старшую дочь на берег на съедение. Жалко стало старику, заплакал он и пошел домой. Алеша спрашивает его: “Ты что, дедушка, плачешь?” Обсказал ему старик, что морское чудовище велит царю посылать свою дочь на съедение. А царь обещал тому, кто спасет дочь, выдать ее за него замуж.

Никто не хотел идти на морское чудовище. Нашелся только один Амеля. Наладили на берегу моря шатер, посадили в него старшую сестру, а Амелька на дерево залез, смотрит оттуда. Сидит в шатре царевна, заливается слезами, со светом прощается. Алеша тем временем приоделся, едет берегом на своем коне. Подъезжает к шатру, поздоровался с царевной, царевна ему говорит: “Сейчас прилетит морское чудовище, уезжай, витязь, пока не поздно!” – “Нет, не затем я приехал, чтоб уезжать!”

Вдруг заиграло, заколыхало море. Выходит на берег морское чудовище: “Ну, просил только закусить, а он и пообедать послал!” – “Не знаю, закусишь али подавишься”,- говорит Алеша Попович.

Рассердилось морское чудовище, дунуло: кругом чисто место и края медные! “Что это ты делаешь?” – спрашивает Алеша Попович. “Это я буду смотреть, как твоя голова будет кататься по полю, о медны края стукаться”.

Стали бороться Алеша Попович и морское чудовище. Размахнулся Алеша и снес голову морскому чудовищу, только руку себе поранил. Оторвала царевна от своей шали лоскут и перевязала ему палец. Алеша Попович голову чудовища положил под дуб, туловище в море и привязал к дубу. Простился с царевной и уехал. А Амелька слез с дерева, вынул нож: “Говори, что я спас!”

Испугалась царевна и поклялась говорить, что ее спас Амелька. Поехали в город, их с музыкой встречают, Амелька в карете разъезжает.

Опять приходит царю телеграмма – от другого морского чудовища, чтоб высадил вторую свою дочь на морской берег на съедение. Опять Амелька берется спасать и эту царевну. В назначенное время посадили царевну в шатер, а Амелька опять на дерево залез. Сидит царевна, слезами уливается, с белым светом прощается. Алеша приоделся, едет на своей лошади берегом, здоровается с царевной. Царевна ему и говорит: “Сейчас прибудет морское чудовище, уезжай, витязь, пока не поздно!” – “Нет, не затем я приехал, чтоб уезжать!”

Вдруг заиграло, заколыхало море. Выходит на берег морское чудовище. “Просил только закусить, а он и пообедать послал!” – “Не знаю, закусишь или подавишься”,- говорит Алеша.

Рассердилось морское чудовище, дунуло: кругом чистое поле и края серебряные. “Что это ты делаешь? – спросил Алеша Попович. “Это я буду смотреть, как твоя голова будет по полю кататься, о серебряны края стукаться! “

Стали бороться. Долго боролись, но и этого убил Алеша Попович. Передвинул дуб, положил под него голову, дуб обратно поставил и туловище в море бросил, привязал на цепи к дубу. Простился с царевной, она ему часы подарила, и уехал.

Слезает Амелька с дерева, взял нож, пошел к царевне и велел говорить, что он ее спас. Поехали в город, опять их с музыкой встречают.

Через некоторое время снова царю телеграмма – от третьего морского чудовища, чтьобы третью дочь, младшую, отдавали на съедение. Амелька обещал и эту спасти.

Посадил царь в шатер свою любимую младшую дочь, сидит царевна, слезами уливается, со светом белым прощается. Алеша тем временем приоделся, сел на своего коня и едет берегом; подъезжает к царевне, узнали они друг друга, обрадовались. Посмотрела она на часы и говорит: “Уезжай, Алеша Попович, скоро морское чудовище объявится! Пусть уж я одна погибну”. – “Не затем я приехал, чтоб уезжать!”

Дал он царевне булавку: “Поищи у меня в голове, а усну – коли булавкой в праву щеку!” Стала она искать в голове, он и уснул.

Вдруг зашумело, заиграло море. Выходит морское чудовище. Будит царевна Алешу Поповича, а он не просыпается, а колоть его жалко. Заплакала тут царевна, слеза упала ему на щеку, он и проснулся. “Что это меня словно как обожгло в правую щеку?” А царевна и говорит: “Эх, Алеша Попович, морское чудовище прилетело!”

Говорит чудовище: “Просил только закусить, а он и пообедать послал!” – “Не знаю, закусишь или подавишься!”

Рассердилось морское чудовище, дунуло: кругом чистое поле с золотыми краями. “Что это ты делаешь? – спросил Алеша Попович. “Это я буду смотреть, как твоя голова будет кататься, о золоты берега стукаться!”

Стали бороться; долго боролись Алеша Попович и морское чудовище. Но и этого убил Алеша Попович; пошел, поднял скалу, голову под скалу положил, а туловище опять в море и на аркане к дубу привязал. Сняла царевна с руки перстенечек и подарила, Алеше Поповичу; звала она его к отцу ехать, но он не согласился, простился с царевной и уехал.

Амелька караулил царевну; как она подошла к его дубу, соскочил он с, дуба, вытащил нож и велел ей говорить, что он ее спаситель. Поехали в город, их с музыкой встре чают. Завеселилось все кругом, закружилось на радостях: и эту дочь Амелька спас!

Царь и спрашивает Амельку: “Кака тебе, Амеля, награда от меня желательна?” А Амелька говорит: “Выдай замуж за меня свою младшую дочь!”

Стали готовиться к свадьбе, позвали на свадьбу играчей.

Пришел Алешин хозяин из города домой, рассказал Алеше Поповичу, как Амелька царевну спас, что царь за него младшую дочь отдает замуж: “Да это и следует. Иди, сынок, к ним на свадьбу играть, всех хороших играчей звали!”

Алеша купил себе парик, лет девяносто ему, сгорбился, купил драные лапотенки, нарядился стариком и пошел. Его слуги не пускают во дворец, он растолкал всех – как толкнет, так и валится!

Пробрался во дворец и заиграл; так заиграл Алеша Попович, что Амелька не вытерпел и заплясал прямо по воздуху. Старшая царская дочь вином всех обносила, угощала гостей, дошла до музыканта, угостила и дала за хорошую игру пять рублей денег.

Назавтра Алеша умылся, принарядился и выезжает на своем коне в город. Заржал конь, стекла у домов посыпались! Подбежали сестры-царевны к окну посмотреть, что случилось. Видят – их настоящий спаситель едет. Переглянулись они друг с другом и спрашивают одна у другой: “Тебя кто спас – Амелька?” – “Нет, вот этот витязь, что едет на богатырском коне”.- “И меня он!”

Порешили они своему отцу открыться. Старшая объясняет отцу: “Вот наш спаситель, а не Амелька!” А Амелька говорит: “А еще бы кто храбрее да красивее ехал, вы бы сказали, что он…”

“Надо разобраться с этим делом”,- думает царь. Сейчас же в сенат.

Алеша там объясняет: “Слушайте, господа сенаторы, пускай он докажет, где вещи, которые дарили царевны: кусок шали, часы и перстень!” Амелька говорит: “Ну, так купил вещи, да и принес! Это я убил чудовище, две головы под дуб положил, одну под скалу, а туловища в море бросил”.

Пошли туда, где лежали чудовища. Хотел Амелька дуб с места своротить, посилился, да ничего не вышло. Хотел вытащить туловища – не тут-то было! Алеша Попович как дернет за цепи, так и выдернул туловища из моря, аж от ветра все люди посыпались. Переставил Алеша дуб и две головы достал, отодвинул скалу и третью голову достал! Амельку тут казнить, а Алеше царь предлагает: “Возьми, какую хочешь, дочь замуж!” “Нет, не буду я жениться на твоей дочери, потому что я из простого званья. Лучше награди меня так, чтоб можно было хорошо жить”.




Сказка про Алешу Поповича