Сказка про свечечку


Было, да и не было ничего – жил один великий царь. У царя три сына и три дочери. Умирая, призвал царь сыновей и завещал им:

– Дети мои, все свое царство оставляю вам, живите, как знаете, как ваша воля будет, только не губите трех моих дочерей, отдайте их в жены первым, кто их попросит.

Дал он младшему сыну камень-самоцвет и сказал:

– Береги его, в трудную минуту поможет тебе.

Потом указал сыновьям на черную гору и сказал:

– На эту гору не ходите, а на красную и белую можете ходить и охотиться – не опасно.

Умер царь. Похоронили его сыновья, как подобает царскому его сану, и оделись в траур.

Прошло два месяца. Однажды к вечеру прилетел филин и сел на большой камень у самых дверей дворца. Послал филин человека к братьям и попросил у них сестру в жены. Схватились за палки старшие братья: “Гоните его, кто ему, филину, отдаст сестру?”

А младший брат взял за руку старшую сестру, вывел и отдал ее филину: “Я волю отца не нарушу”, – сказал. Посадил филин на плечи девушку и улетел.

На другой день пришел волк. Старшие братья и волку такой же ответ дали, а младший вывел среднюю сестру и отдал волку.

Что речь тянуть! На третий день прилетел сокол, младший брат отдал ему младшую сестру; посадил ее сокол на спину и взвился к облакам.

Выдал так младший брат замуж всех сестер и подумал: “Одну волю отца я точно выполнил, не нарушил, но на черную гору все же пойду, посмотрю, что там такого опасного для человека”.

Поехал на ту черную гору охотиться. Целый день ездил, никого не убил – ни зверя, ни птицы: даже растения никакого не встретил. Переночевал там, наутро опять поехал. Нет – ничего не найти, пусто, мертво все кругом.

Приехал он к одному озеру. Посреди озера плывет гусь. Плывет, переваливается, словно у него или ноги переломаны, или крылья. Подумал человек: “Ничего я не нашел, ничего не убил, хоть этого гуся застрелю, а то вовсе задушит меня голод”.

Прицелился, стреляет, никак гуся не убьет: как выстрелит из ружья – нырнет гусь и вынырнет совсем далеко от того места. Стрелял, стрелял он, все патроны расстрелял, так и не попал в гуся. Обозлился юноша, сел на коня, погнался верхом за гусем.

А гусь мелькает то там, то здесь, то под ногами у него выплывет, то совсем далеко уплывает, завел его далеко в болото и исчез, а всадник упал вместе с конем в воду, тонет. Выплыл он все же, но и коня, и броню, и все оружие там оставил.

Вылез из воды весь мокрый да голодный, смотрит: далеко, где-то в лесу, огонек виднеется.

Пошел он на огонек. Шел, шел и дошел до одного жилья. Смотрит, вокруг только филины да совы. И пашут, и сеют, и всю работу ведут. Подошел юноша, сказал:

– Эй вы, филины-филины, филинье царство! Умеете ли вы здороваться или ответ держать, есть ли у вас хозяин или господин?

– И здороваться умеем, и ответ держать, и господин у нас есть, – отвечали филины.- Наш господин привел в жены дочь восточного царя, у нас у всех поэтому большой праздник.

– А ну, покажите, где дом вашего господина?

Показали ему самый большой и красивый дом.

Пошел юноша к царскому дому и уже издали завидел и узнал свою старшую сестру. Выбежала она навстречу брату, обняла его, целует. Вошли в дом, уселись, расспросили обо всем друг друга.

Вечером сказала сестра брату:

– Братец, ты теперь выйди в другую комнату, придет царь-филин, боюсь – не зацепил бы тебя когтями или клювом.

Вечером пришел филин, сбросил филиново обличье и стал прекрасным юношей, подошел к жене, поздоровался с ней и говорит:

– Что это человечий дух слышу?

– Ты летал по свету, ты, верно, и принес человечий дух, – сказала жена, – а больше некому.

А потом сказала:

– А что бы ты сделал, если б сюда мой брат пришел?

– Старшему и среднему глаза бы выколол, а младшего обнял бы да поцеловал.

– Так здесь мой младший брат, – сказала жена и вывела брата.

Обнял филин юношу и стал целовать его. Потом спросил, зачем он пришел. Рассказал ему все младший брат.

Сказал филин:

– Это не гусь, это девушка. Я три года гонялся за нею, и то не поймал, где ж тебе ее догнать?

– Так не поймать мне ее? – спросил юноша.

– Я тебе в этом деле не помогу, – говорит филин, – а вот волк, может, и научит, как быть.

Пошел младший брат к волку. И волк рассказал, что он два года за той девушкой гонялся и никак ее не поймал. “Может, сокол тебе поможет”, – сказал волк. Пошел младший брат к соколу.

Очень обрадовался ему сокол. Рассказал брат все, что с ним было.

– Напрасно ты гоняешься за той птицей, – сказал сокол,- это не гусь, это красавица невиданной под солнцем красоты плавает в гусиной коже. Я целый год гонялся за нею, взлетал на небо и с неба на нее падал, но она, как почует движение воздуха, нырнет на самое дно озера и спрячется. Ее никто не поймает, и никто тебе не поможет в этом деле: есть только один дэв – у него один бок совсем высох – вот разве этот дэв знает, как ее поймать.

Младший брат тотчас отправился на поиски дэва. Долго искал он и наконец увидел – стоит на горе кто-то, ростом с дерево.

Подошел юноша к дэву и говорит:

– Будь здоров, отец!

– Подойди с другого боку, – говорит дэв. – Счастье твое, что отцом меня назвал, не то несдобровать бы тебе! Как ты осмелился прийти сюда... ко мне?

Рассказал парень все про себя, и сказал ему дэв:

– Я был царем всех дэвов. Было у меня восемь жен. Но захотел я в жены и эту девушку. Решил похитить ее и взять девятой женой. Далеко отсюда стоит ее дом, каждую ночь она возвращается с озера домой.

Пробрался я в ее дом и спрятался, но узнала она, напустила на меня ветер, дождь и град. Пустился я бежать от нее что было сил, вот-вот перейду границу ее владений, уже одной ногой ступил на свою землю, как ударила она меня ветром, и окаменел я наполовину.

Знай, если кто придет к ней в гости, примет она хорошо и ничем его не обидит; но если кто ее в жены захочет, тот должен заставить ее сказать три слова, не сумеет – голову потеряет. Лучше бы уж вовсе убила она меня, не уходить бы мне с родной земли! – добавил дэв.

Поблагодарил его юноша и пошел. Шел, шел, дошел до дома той девушки. Вошел и лег на тахту, думает: “Сколько я знаю всяких сказок да стихов, неужели не разговорю ее?”

К вечеру пришла девушка и легла против него. Такая она красавица, такая, – смотрит на нее юноша и вовсе позабыл, что и знал или слышал когда. Идет время, а он и рта раскрыть не может, лежит, молчит, только думает: “Пройдет эта ночь, наутро и мне, как другим, отрубят голову”.

Вспомнил он тут про камень-самоцвет, что ему отец перед смертью подарил. “Когда же еще этот камень пригодится, если не сейчас?” – подумал, достал камень и говорит ему:

– Теперь помогай, если можешь!

В ногах у девушки свеча горит; взял юноша свой камень-самоцвет и положил его подле свечи.

Заговорил камень со свечой:

– Свечечка, видишь, наши господа в тревоге, поговорим, расскажем что-нибудь, позабавим их.

– До того ли мне, – говорит свеча, – голова вся в огне, с вечера меня зажгли, к утру вся истаю.

– Так я расскажу, – сказал камень-самоцвет и начал:

– Шли поп, портной и столяр и дорогой заночевали в лесу. Развели они огонь и присели к нему.

Когда захотели спать, сказали: “Надо караулить по очереди, чтоб нас ночью зверь не съел”. Бросили жребий.

Вышло первому караулить столяру. Заснули поп и портной, а столяр, чтоб не одолел его сон, достал свои инструменты, сделал прекрасную деревянную женщину и прислонил ее тут же к ели.

Прошло время столяра, встал портной караулить. Увидел он деревянную женщину и, чтоб не заснуть, стал мастерить ей одежду. Сшил богатое платье, одел ее, как невесту, и прислонил ее к дереву.

Встал поп дежурить, видит – стоит женщина под деревом, подумал поп: не черт ли? Закричал: “Человек ты или черт?” Не отвечает женщина, молчит. “Кто ты, несчастная?” спрашивает поп. Нет, не подает женщина голоса.

Поп был из храбрых, подошел он, схватил ее за руку, хочет бросить в огонь и видит, что она деревянная. Понял поп, в чем дело, достал крест, евангелие и стал молиться, помолился и оживил женщину.

Что скажешь, свечечка, чья эта женщина – столяра, портного или попа? – спросил камень-самоцвет свечу.

– До того ли мне – вся голова в огне, до утра истаю, – говорит свеча, – ничего я не знаю.

Поднялась красавица на своей тахте и прикрикнула на свечу:

– Ах ты, несчастная, как не знаешь, словно ты не со мной жила? Скажи, что столяра, – он первый дело затеял. Не сделай ее столяр, кого бы одевал портной или кого бы оживил поп?

“Это один раз”, – подумал юноша.

– А ну, свечечка, теперь твой черед! – говорит камень-самоцвет.

– До сказок ли мне, – голова в огне, до утра вся истаю, – говорит свеча.

– Так опять я расскажу, – сказал камень-самоцвет и начал:

– Шли три человека: скороход, ведун и лекарь.

Скороходу не терпится – побегать охота, говорит он ведуну: “Загляни-ка, братец, в блюдечко судьбы – может, кто болен, лекарь лекарство сготовит, я сбегаю отнесу, вылечим”.

Ведун заглянул в блюдечко судьбы и сказал: “В одной стране болен царевич, можно его вылечить”.

Лекарь приготовил лекарство, скороход сбросил с ног жернова, помчался, принес больному лекарство и вылечил царевича.

Что скажешь, свечечка, кто вылечил царевича, – скороход, ведун или лекарь?

– До того ли мне, – отвечает свеча, – у меня своего горя довольно, голова вся в огне.

– Ах ты, проклятая, – крикнула девушка, – скажи же, что тот, кто лекарство принес!

“Это второй раз”, – подумал юноша.

– А ну, теперь ты расскажи что-нибудь, свечечка, – повернулся камень-самоцвет к свечке, – я все рассказываю, а ты все молчишь.

– До рассказов ли мне: видишь, вся в огне, – говорит свеча.

– Так я еще расскажу, если не рассердишься, – сказал камень-самоцвет и начал:

– Шли муж, жена и брат жены. Дорогой напали на них разбойники, ограбили и обоим мужчинам головы потрубили. Плачет жена, оплакивает мужа и брата.

Вдруг на дерево голуби уселись, бросили вниз ветку и говорят: “Знала бы женщина, провела бы этой веткой по мертвецам – ожили бы”.

Услышала женщина, взяла ветку, провела по мертвецам и оживила их. Только, на несчастье, голова мужа приросла к телу брата, а голова брата – к телу мужа.

Что скажешь, свечечка, кому должна быть женой та женщина?

– До того ли мне, – истаяла вся, кончаюсь, уж и сознание теряю, – говорит свеча.

– Ах ты, проклятая, – крикнула девушка и встала даже с места, – не у меня ли ты жила, что ничего и ответить не можешь?! Говори же, что тому и женой будет, на ком голова мужа.

– А ты моей будешь, – сказал юноша, обнял красавицу и поцеловал ее.

Отпраздновали они свадьбу, и сказке нашей конец.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Сказка про свечечку