Техасский Робин Гуд


А вот вам история про знаменитого Сэма, техасского Робин Гуда. И по сей день у ночных костров техасских ковбоев, на ранчо, в домах фермеров – повсюду рассказывают о его подвигах.

Одни говорят, он был дурным человеком, коварнее змеи. Другие клянутся, что – хорошим. А кое-кто утверждает, что и таким, и сяким: когда дурным, а когда хорошим. Пожалуй, последние ближе к истине.

За голову Сэма Бэсса была назначена большая награда, неважно, приведут его живым или мертвым. И многие пытались схватить его.

Однажды один очень способный молодой человек, который называл себя сыщиком, решил заработать на этом кучу долларов. Он искал приключений и не сомневался, что поймает Сэма Бэсса, живого или мертвого. Для этого он отправился в техасское графство Стефенс, где этот разбойник со своей шайкой вел веселую, беззаконную жизнь. Он обошел уже немало холмов и лесов в поисках Сэма и его людей. И всегда на бедре его висел шестизарядный пистолет. Надежда поймать Бэсса не покидала его.

Как-то, идя по дороге, он встретил легкую повозку, ею правил возница в шляпе, низко надвинутой на глаза. Это был не кто иной, как Сэм Бэсс. Он застыл на сиденье, точно луна в темном осеннем небе. На дне повозки под сеном было спрятано два шестизарядных пистолета. Лошадь трусила мелкой рысцой.

Увидев молодого человека, разбойник спросил:

– Далеко держишь путь, незнакомец?

– Да, как видно, не близко, – отвечал молодой сыщик.

– Подсаживайся в повозку! Четыре ноги у вола все быстрей довезут, чем твои две.

Молодой человек подпрыгнул и сел на передок рядом с возницей.

– Видно, новичок в графстве Стефенс, да, приятель?

– Пару дней, как приехал.

– За скотом или за лошадьми, по каким делам-то?

– Ни то, ни другое. За человеком! Сыщик я.

– Ого! Это небось чертовски интересно. А шестизаряд-ка у тебя есть, чтоб изловить его, а? Я слышал, всем сыщикам полагается, работа такая.

– Попал в самую точку! Новехонький шестизарядный пистолет у меня всегда наготове. Дело-то предстоит трудное.

– Рыси воют, зверье разбегается! – заметил с усмешкой Сэм. – Можно подумать, ты играешь по большой?

– А то! Говорят, это самый отчаянный... разбойник, на какого я выходил когда. Не люблю хвастать, но тебе скажу: я ищу Сэма Бэсса.

– Тю, тю, тю, да ты, я вижу, парень не промах. Что твой норный пес, натравленный на злюку тарантула. Не застряла б у тебя эта толстая кость в горле, юноша! Никак, ты сам напрашиваешься на беду?

– Знаю, что это крепкий орешек, но мы и не такие виды видали! Надеюсь, с Сэмом Бэссом я справлюсь.

– А как ты узнаешь его, коли встретишь?

– Ха, у меня глаз наметанный на преступников. Я их мигом распознаю. Я их нюхом чую.

– Сразу видно, ты сыщик с головой.

– Я молод, что так, то так, но из моих когтей еще ни одна дичь не вырвалась.

– А что ты, к примеру, сделаешь, если сцапаешь Сэма Бэсса?

– Он у меня станет послушный, как овечка, не то придется выносить его ногами вперед.

– Вот это мужской разговор! Правильно, долой страх! Что ж, юноша, могу помочь тебе, чтоб ты не искал больше Сэма Бэсса. Ибо ты сидишь с ним рядом.

И разбойник глянул сыщику прямо в лицо. Одной рукой он придерживал вожжи, а другой играл своим шестизарядным пистолетом, который вытащил из-под сиденья.

Молодой сыщик стал белее савана.

– Нн-нет… нет… мистер Бэсс, я не то хотел сказать.

Я просто расхвастался. А у меня молодая жена и двое детишек… Я вам ничего такого не сделал… Клянусь…

Сэм Бэсс глядел на него, улыбаясь и вертя в руке пистолет.

У молодого человека даже язык прилип к гортани. Он не мог выдавить больше ни слова и был уверен, что вот и пришел его конец.

– Нет, – медленно произнес Сэм, – добрую свинцовую пулю я на тебя тратить не стану. Устраивать представление с веревкой тоже не буду. Проваливай отсюда! Живо! Я отпускаю тебя. Но чтоб ноги твоей больше не было в Техасе! Не то пеняй на себя. Тогда уж никто тебе не поможет, хоть подожги

Прерию с обоих концов!

Молодой сыщик живо соскочил с повозки, и только его и видели. Вот каков он был, Сэм Бэсс, любил казнить, любил и миловать.




Техасский Робин Гуд