Тимка да Шимка

Жили мужик да баба, Тимка да Шимка. Тимка отправляет жену на поле жать хлеб. Ну, она на поле пришла, нажала три снопа: один постелила, другой в головы, сама легла, снопом закуталась и заспала. Проспала целый день, вечером пришла домой. Ну, хозяин говорит: “Много ли нажала?” – “Местечко нажала”.

На другой день опять пошла, так же день проспала. Опять пришла домой, он спрашивает: “Много ли нажала?” – “Местечко нажала”.

Да третий день пошла, крепко заспала. Он думает: “Что тако она говорит, как место нажала? Пойду посмотрю”.

Пришел – она крепко спит, а рожь не тронута. Он взял смолу, принес на поле, принес перо. Смолой ее вымазал и перо налепил. Сам ушел, ее так оставил. Ну, она спала-спала, пробудилась: “Вот беда! Кто я, кто я? Лешачиха? Пойду спрошу у Тимки, дома ли Шимка”.

Побежала к Тимке, прибежала: “Тимка, а дома ли у тебя Шимка?” А он в окошко: “Дома, дома”.- “Ой, я лешачиха!”

Побежала на гору. По горе ходила, увидала у попа ре-пище. Стала ходить у попа репу ести. (Отказали от дому, так что делать?) А попу сказали, что на репище бес живет, репу ест. Поп тот был безногой, хромой, его все на руках носили. “Ребята,- говорит,- снесите меня на гору”.

Попа понесли ребята на гору, увидали на репище Шимку и попа бросили и убежали. Поп ревет: “Ой, бес, всю репу ешь, меня оставь, не ешь!”

Та Шимка и сама с поля убежала.

А Тимка жил-жил, запечалился: “Где у меня Шимка?”

Пошел Шимку искать. На горе Шимка спит. Он взял нож, всю смолу соскоблил, все перо обрал и ушел. Она спит, сон крепко забрал. Шимка прохватилась: “Ой, беда, я, вишь, Шимка, пойду к Тимке, как Шимки нет, так я Шимка”.

Прибежала к Тимке, заревела в окошко: “Тимка, дома ли жена, Шимка?” – “Нету, нету!” – “Я, надо быть, Шимка!”

Да и забежала в избу.

Назавтра посылает ее Тимка жать. Она пошла на поле, сколько было – все выжала. Пришла домой. “Много ли нажала?” – “Все выжала!”

Тимка пошел, посмотрел: все жито выжато.

И стал жить-поживать, и сказке конец.

Така и сказка.