Трое плешивых


Когда-то в одном городе жил старик оружейник. Он ковал кинжалы, сабли, пики, щиты и кольчуги, а потом продавал их и этим кормил себя и свою семью. Молва о его мастерстве дошла до чужих стран, и приезжие купцы всегда покупали у него оружие и увозили как дорогой подарок.
У старика оружейника было три сына. Старшего звали Бабе́к, среднего – Магоме́д, а самого младшего – Сафо́. Все сыновья старика были очень некрасивые: карликового роста, горбатые и плешивые, и так похожи друг на друга, что и мать путала их. И чтобы лучше различать сыновей, она всегда одевала их в разные одежды. Одному сваляет шапку из цветной шерсти, другому сошьет бешмет из яркого полотна. Люди всегда с любопытством разглядывали братьев-уродцев и их пестрые одежды.
Старик взял сыновей в свою мастерскую и стал обучать ремеслу. Все трое слушали отца и всегда с большим старанием делали то, чему он их учил, и быстро научились отцовскому ремеслу. Старший сын, Бабек, работал лучше других братьев, и вскоре стал делать такое прекрасное оружие, что догнал в мастерстве даже отца своего. Отец видел успехи сына, радовался, а по вечерам, приходя домой, говорил своей старухе:
– Слава богу, теперь наш Бабек закаляет сталь лучше, чем я. Скоро он заменит меня, и я смогу отдохнуть немного.
Мать Бабека тоже радовалась. Она низко кланялась, правой рукой касалась земли, а потом прикладывала ее к сердцу и ко лбу и шептала:
– Слава богу, слава богу… Вот так они жили…
Однажды старик тяжело заболел. Старушка и сыновья загоревали. Позвали они муллу, мулла прочитал молитву, написал святые слова на бумажке и велел, чтобы незаметно для больного бумажку опустили в воду и этой водой поили его. Сделала старушка, как сказал мулла, но старику не полегчало. Он слабел день от дня. Тогда старушка привела в дом лекарей и знахарей. Много всяких снадобьев и лекарств дали они больному, только ничего не помогло, и старик умер.
После смерти отца хозяином в доме стал старший из братьев, Бабек.
Все братья не ленились, работали дружно и ни в чем не нуждались. Каждый день мать варила обед и приносила его сыновьям в мастерскую.
Прошло много дней. Мать за домом смотрела, сыновья в мастерской хлопотали. Так бы и жили они в дружбе и согласии, но случилось с ними неожиданное происшествие.
Однажды возвращался с охоты сын городского наместника со своими товарищами. Проходя мимо мастерской, он заметил трех братьев. Младший брат стоял у мехов и непрерывно раздувал огонь. Магомед работал у наковальни: он держал клещами кусок раскаленного железа и бил по нему молотком. При каждом ударе во все стороны разлетались искры. А Бабек держал в руках уже совсем готовую саблю и наносил на рукоятку тонкий узор.
Сын городского наместника подошел к мастерской и стал насмехаться над братьями. Мастера не обращали на него внимания и продолжали свою работу. Но сын городского наместника не отставал. Он схватил комок грязи из арыка, бросил в Бабека и попал ему прямо в голову. Бабек сильно разгневался и даже покраснел от обиды. Зажав в руке саблю, бросился он за сыном городского наместника, догнал и со всего размаха ударил его плашмя по спине. Знатный юноша с воплем упал на землю, и товарищи унесли его домой.
А Бабек прибежал к братьям, рассказал им, как он с сыном наместника поступил, и прибавил:
– Братья, запремся в мастерской и никого не будем пускать, если за мною придут.
Закрылись они в мастерской и продолжали работать.
Тем временем наместник узнал о случившемся и приказал, чтобы преступника, поднявшего руку на его сына, привели к нему. Стража бросилась выполнять приказ, окружила мастерскую, но увидела, что дверь закрыта. Тогда стражники сломали дверь, всех троих братьев схватили, связали и потащили к городскому наместнику падишаха.
Посмотрел наместник на этих уродцев и сказал:
– Убивать их не следует, они даже смерти не достойны. Выведите их на площадь, дайте каждому по сто плетей, а потом выгоните из города.
Слуги так и сделали. Вывели братьев на площадь, дали каждому по сто плетей и выгнали из города… Братья побрели по незнакомой дороге. Много ли, мало ли шли, неизвестно, и вот дошли до места, где дорога разделялась на три пути.
Младший брат, Сафо, спрашивает:
– По какой дороге мы пойдем?
– Надо вместе держаться, так будет лучше. Давайте по левой дороге пойдем, – сказал средний брат.
– Нет, Магомед, мы не должны вместе держаться! – крикнул Бабек. – Ты хочешь, чтобы мы всегда были посмешищем для людей? Нам нужно разойтись, и пусть каждый пойдет по одной из этих дорог, так нам будет лучше.
Братья послушались Бабека, и каждый пошел по той дороге, которую указал старший брат.
Пусть два брата пока идут своей дорогой, а мы посмотрим, куда попал Бабек и что с ним приключилось.
Бабек шел, шел и добрался до города Багдада. Долго бродил он по городу и оказался на улице, где были разные мастерские, в которых из железа делали всякие необходимые вещи. Там были оружейные мастера, кузнецы, гончары, портные. Бабек остановился у одной мастерской, где хозяин делал ножи и кинжалы, и приветствовал хозяина:
– Салам алейкум!
– Алейкум салам, чужестранец, – ответил хозяин.
– Откуда ты знаешь, что я из чужой страны?
– Я вижу это по твоей одежде, у нас такую одежду не носят.
– Верно, добрый человек, я нездешний. Возьми меня в работники, я буду тебе делать такие сабли и кинжалы, которых не найти даже в Дамаске.
– Не торопись хвастаться, ты раньше поработай. Я посмотрю твою работу и, если ты в самом деле хороший мастер, возьму тебя в свою мастерскую.
– Согласен, только ты за работу мою корми меня и разреши ночевать в твоей мастерской.
Хозяин согласился.
Бабек пожил у старика несколько дней, показал, что умеет делать. Старику работа его понравилась, и он взял Бабека в помощники.
Много ли, мало ли прожил Бабек у старого мастера, нам неизвестно, но вдруг старик заболел и умер. Бабек остался хозяином мастерской.
Пусть Бабек остается в Багдаде, а мы посмотрим, куда попали Магомед и Сафо.
Магомед, средний брат, исходил разные города, но нигде пристанища не нашел и жил впроголодь.
А младший брат, Сафо, тоже скитался из города в город и жил тем, что ему добрые люди давали. И вот однажды ходил он целый день, набрал полную котомку хлеба и решил выйти за город к роднику, поесть там и отдохнуть.
Пришел Сафо к роднику, окруженному высокими деревьями, сел на траву, вынул из сумки кусок хлеба и принялся есть. Вдруг заметил он человека, который спал в тени. Сафо присмотрелся и узнал в спящем своего брата Магомеда, исхудавшего и бледного. Сафо разбудил Магомеда, они обнялись и заплакали. Потом Сафо спросил:
– Что с тобой случилось, Магомед? Почему ты такой худой?
– Что тебе рассказывать, брат Сафо? Много дорог я исходил, нигде пристанища не нашел, измучился, изголодался…
Сафо поделился с ним хлебом, и оба брата, запивая хлеб родниковой водой, досыта наелись. А потом решили, как только солнце сядет и начнет темнеть, пойти в город и попроситься на ночлег в караван-сарай. Так они и сделали. Стало темнеть, оба отправились в город. Пришли к хозяину караван-сарая и говорят:
– Салам алейкум, добрый хозяин! Мы бедные странники, разреши нам переночевать у тебя.
Хозяин смилостивился над ними и приказал слуге, чтобы он пустил бедных странников переночевать. Вошли они в караван-сарай и увидели большое помещение, где сложены разные товары; купцы сидят возле своих товаров на коврах и пьют кофе. Оба брата потихоньку прошли в темный угол и присели, чтобы их не заметили и не донимали вопросами.
Неподалеку от них какой-то купец вынул два кинжала и стал показывать своим соседям. И рукоятка, и ножны кинжалов были разукрашены узорами. Братья очень внимательно смотрели на кинжалы, и Сафо сказал:

– Посмотри, это похоже на работу Бабека. Магомед ему ответил:
– И правда похоже, но мало ли мастеров, которые делают кинжалы и украшают их узорами.
– Нет, брат, это работа Бабека, – сказал Сафо.
А в это время один купец спросил у того, который кинжалы показывал:
– Где продаются такие красивые кинжалы?
– Эти кинжалы я купил в Багдаде у мастера Бабека, он один умеет делать такие, – отвечал хозяин кинжалов.
– Я не знаю такого мастера, хотя был в Багдаде прошлой осенью. Уступи мне один кинжал, я привезу его в подарок своему падишаху. Сколько попросишь, столько и заплачу.
– Нет, не могу я продать кинжал. Эти кинжалы куплены для падишаха и его советника – главного визиря.
Когда Магомед и Сафо услышали имя своего брата Бабека, то от радости чуть не закричали. И братья тут же решили: как только настанет утро, надо отправиться в Багдад к брату Бабеку.
Стали они мечтать, как хорошо будет всем им жить вместе. Вспоминали свой родной дом и старую мастерскую.
Магомед сказал:
– Я познал бедность и никогда не обойду нищего, буду всем помогать…
Долго говорили братья, долго не могли они уснуть.
А когда стало светать, Магомед первым вскочил, разбудил брата, и оба потихоньку выбрались во двор караван-сарая. Погонщики верблюдов тоже уже проснулись. Братья спросили у одного из них:
– Скажи нам, добрый человек, где дорога на Багдад?
– Идите прямо, затем поверните направо, там будет большая площадь, от этой площади начинается дорога на Багдад, – отвечал им погонщик верблюдов.
Братья произнесли в один голос:
– Спасибо, добрый человек! – и отправились в Багдад.
Пусть они идут в Багдад, а мы посмотрим, как живет Бабек и что он делает.
Бабек женился, нанял себе работников, научил их оружие делать, а сам только закаливал сталь и никому не показывал, как это делается. Слава о его изделиях пошла из города в город, из страны в страну, и стал он богатым человеком…
Долго ли, мало... ли шли Магомед и Сафо, неизвестно, но однажды достигли они большого города Багдада. На окраине города увидели домик. Рядом хозяйка-старушка что-то делала. Магомед направился к ней.
– Салам-алейкум, добрая матушка. Мы бедные странники, не разрешишь ли ты нам переночевать в твоем доме? – попросил он.
Старуха отвечала:
– Дети мои, по нашему обычаю гость – посланец аллаха. Заходите, я рада вам.
Братья вошли в дом. Старуха усадила их, накормила. Они поели и спрашивают:
– Не знаешь ли ты в этом городе мастера Бабека?
– Как не знать, дети мои, – сказала старуха, – его все здесь знают. А зачем он вам?
– Не исполнишь ли ты нашу просьбу?
– Отчего не исполнить, говорите. Если мне по силам, я все сделаю. Аллах вознаградит меня за это!
– Бабек – наш брат, но мы не решаемся идти к нему оборванные и грязные. Сходи к мастеру, спроси – не приютит ли он нас?
– Дети мои, сегодня пятница, святой день, и он не работает, а завтра я пойду к мастеру Бабеку и расскажу ему, что у меня живут его братья.
На другой день старуха отправилась к Бабеку. Пришла к мастерской и спросила у работников Бабека:
– Скажите мне, дети мои, как мне увидеть Бабека?
Работники показали ей, где Бабек. Старушка вошла к нему и сказала:
– Да пошлет тебе аллах счастья и еще больше славы, Бабек!
– Добро пожаловать, мать. Что привело тебя ко мне? Может, и тебе хочется мое оружие иметь?
– Нет, Бабек, мне не нужно оружие. Пришла я сказать, что у меня живут твои братья, Магомед и Сафо, они просят, чтобы ты приютил их. Они нищие и голодные, прими их!
Услышав, что братья стали нищими и хотят, чтобы он их приютил, Бабек побагровел и крикнул:
– Они хотят сделать меня посмешищем Багдада? Разве великому мастеру пристало с нищими знаться? Не могу их приютить!
Достал он из ящика два золотых, отдал старухе и сказал:
– Передай им эти деньги и скажи – пусть уходят из города. Я не хочу их видеть. А если они не уйдут, я попрошу великого визиря посадить их в яму.
Старуха взяла деньги, вернулась домой, отдала Магомеду и Сафо по золотому и передала слова Бабека, а потом прибавила:
– Дети мои, уходите поскорее из города, а то он и мне может сделать плохое. Ведь он очень большой человек. Говорят, сам падишах Багдада и великий визирь почитают его как великого мастера…
Братья взяли у старухи деньги, поблагодарили и пошли вон из Багдада. И стали они опять из города в город скитаться. Однажды Магомед заболел и слег. Сафо позвал к нему и лекарей, и знахарей, и мулл, но Магомед не поправлялся.
Пусть Сафо хлопочет около больного Магомеда, а мы посмотрим, что делает Бабек.
У Бабека кончалось железо, и однажды весной он взял верблюдов и погонщиков, чтобы поехать и запастись железом. Отправляясь в путь, Бабек приказал жене:
– Смотри, если придут сюда мои братья, не смей их принимать. Коли примешь, несдобровать тебе!
Жена обещала помнить его наказ…
А Магомед проболел всю зиму и всю весну, и только к лету он поднялся на ноги.
Жить было не на что, и братья решили вернуться в Багдад, пойти к брату и снова просить, чтобы он их приютил. На этот раз они решили сами пойти к нему. Когда они пришли в город Багдад и разыскали мастерскую старшего брата, слуги сказали, что Бабека в городе нет, что он давно уехал в далекий путь за железом для мастерской и скоро должен вернуться. Магомед и Сафо пошли к дому старшего брата и постучали в ворота. Выглянула жена Бабека и сразу догадалась, что это братья ее мужа. Она увидела, какие они худые, оборванные, и ей стало их жалко. Когда Магомед спросил: “Здесь ли живет мастер Бабек?” – жена старшего брата приветливо ответила:
– Да, он живет здесь, его сейчас нет, но вы заходите. Братья зашли. Жена Бабека быстро затопила очаг, согрела воды, чтобы они помылись с дороги, и дала переодеться в старую одежду мужа. А потом приготовила плов с мясом, накормила их и подала выпить сладкого шербета. Давно братьев никто так не угощал.
И вдруг раздался стук в ворота. Женщина перепугалась. Она поняла, что это Бабек. Оба брата тоже испугались и с перепугу упали без чувств – так сильно ослабели они за годы нищеты и бед. Женщина заметалась, не знала, что делать. А в ворота стучали сильнее прежнего. Жена Бабека схватила братьев и потащила в сарай и спрятала их там. Потом она подбежала к котлу с горячей водой, намочила голову и бросилась открывать ворота. Бабек посмотрел на нее и строго спросил:
– Где ты была, почему так долго не открывала? Жена ответила:
– Не ждала тебя в такой поздний час, голову мыла. Не видишь, вода капает с волос?
Бабек поверил ей и сказал:
– Привез я железо. Пойду в мастерскую, посмотрю, как его разгружают.
Едва Бабек вышел, жена его набросила на себя дорогую шаль и поспешила в город. Шла, шла и увидела своего соседа Надыра. У Надыра не было ни кола ни двора. Жил он в покосившейся хижине и добывал себе на пропитание тем, что выполнял для богатых горожан разную работу.
Жена Бабека подошла к нему и спросила:
– Надыр, ты хочешь получить от меня два золотых?
– Хочу. А какая у тебя работа?
– К нам домой пришел нищий. Я накормила его, а потом он заснул, и я не могу его разбудить. Я не хочу, чтобы мой муж – мастер Бабек – нашел его в доме. Отнеси нищего на площадь и положи там на землю. Он очнется и пойдет своей дорогой.
– Хорошо, – согласился Надыр.
Привела жена Бабека к своему дому Надыра и велела ему подождать у ворот, а сама пошла в сарай, натянула на одного из братьев мешок и потащила к воротам. Надыр подхватил мешок и отнес на площадь. А когда стянул мешок, видит человека, но лица его не рассмотрел – темно. Это был карлик. Уложил он карлика на землю, взял мешок под мышку и пошел к жене Бабека за двумя золотыми.
Пришел, а она у ворот дожидается и говорит ему:
– Как же ты его отнес, когда он опять здесь? – и показывает ему второго брата.
Удивился Надыр, накинул на карлика мешок и отнес на площадь, но положил его подальше, чтобы он дорогу к мастеру Бабеку не нашел.
Потом вернулся к дому Бабека, получил у его жены два золотых и отправился в чайхану. Идет он и видит – опять навстречу ему карлик, которого он на площадь отнес. А это был сам мастер Бабек. Железо разгрузили, и теперь он возвращался домой. Вы знаете, что был он точно такого роста, как братья, и выглядел, как они. Только одежда на нем была другая.
А Надыр подумал: “Это он нарочно переоделся, чтобы я его не узнал”. Разгневался он: “Сколько раз я тебя носить буду!” – схватил Бабека, оглушил его, связал по рукам и ногам, отнес на площадь и положил на землю еще дальше, чем его братьев, а сам отправился в чайхану.
Настала ночь…
Все это было в городе Багдаде, а падишах Багдада одевался иногда дервишем – странником и обходил со своим визирем весь город, чтобы знать, что делается в столице.
И в этот вечер шел он с визирем по городу. Шли они по площади, и вдруг падишах споткнулся. Смотрит – на земле человек лежит. Вроде и живой, а не отзывается, глаз не открывает. Пошли дальше и второго нашли, а еще дальше – третьего.
Только третий связан по рукам и ногам.
Посмотрел падишах во все стороны – нет ли прохожих, чтобы незнакомых карликов с площади унести. Видит, вышел из чайханы какой-то человек. Это был Надыр. Он посидел в чайхане и теперь направлялся домой.
Падишах выхватил кинжал, подбежал к нему и крикнул:

– Если жить хочешь, ступай за мной!
Надыр испугался и пошел за дервишем. Подошли они туда, где карлики лежали, и говорит падишах:
– Возьми этих людей и неси, куда я укажу! Удивился Надыр, что карликов трое, и воскликнул:
– Будьте вы прокляты, целый день я вас таскал, и теперь мне покоя нет!
Но возражать не стал, взял карликов в охапку и понес за дервишем. А визирь шел впереди, дорогу фонарем освещал.
Пришли они ко дворцу падишаха. Стража узнала их, посторонилась и пропустила падишаха, визиря и Надыра во дворец.
Когда пришли они во дворец, дервиш снял с себя свой старый плащ, и Надыр увидел, что это падишах. Опять удивился Надыр и опять промолчал.
А падишах смотрит на карликов и удивляется:
“Все на одно лицо – три Бабека перед ним. Что за диво?!”
Вызвал падишах лекаря. Лекарь принялся вокруг карликов хлопотать. Магомед и Сафо очнулись. А Бабека слуги развязали, и он тоже пришел в себя.
Но прежде чем братья очнулись, падишах спросил у Надыра:
– Скажи, почему ты воскликнул, что целый день их таскал?
Надыр рассказал, как было дело. Когда карлики в себя пришли, падишах спросил:
– Кто же из вас Бабек?
– Я, – ответил мастер Бабек.
Падишах приказал одеть всех братьев одинаково и привести жену Бабека. Когда ее привели, он показал ей трех карликов и спросил:
– Который из них твой муж?
Она долго на них смотрела, а потом сказала:
– Кажется, этот мой муж, – и показала пальцем на Магомеда.
– Нет, я твой муж, – произнес Бабек.
Понял он, что ничем от братьев своих не отличается и напрасно их к своему дому не подпускал.
А падишах узнал, что все три брата – хорошие мастера, и оставил их при себе оружейниками. Говорят, до сих пор в Багдаде живут неразлучно три мастера-оружейника.




Трое плешивых