Удивительное пятнистое яйцо


У индейцев шайеннов, которые кочевали по равнинам Северной Америки в XVII-XVII веках, был странный обычай. Каждый раз, когда они подходили к большому скоплению воды – озеру или, например, реке, – бросали еду или табак прежде, чем двинуться дальше. Никто не спрашивал шайеннов, почему они это делали, но тогда, конечно, никто ни о чем их не спрашивал. Если бы вы встретили шайенна XVIII века, то лучше было бежать.
Но причина все же была. Она крылась в истории, которую рассказывали старейшины шайеннов, истории о великом речном монстре и двух братьях, обнаруживших удивительное пятнистое яйцо.
Двух братьев звали просто Старший и Младший, и как-то они умудрились потеряться в прерии. Солнце нещадно палило, вокруг них была только пустота: ни дерева, ни здания – ничего, что бы прерывало сплошную линию горизонта. Они были окружены дикими травами, колыхавшимися на ветру, тут и там они спотыкались об иссушенные кости животных, которым не повезло забрести в это пустынное место. У братьев было немного воды, а еды не было вовсе. Они чувствовали, как силы начинают их покидать.
Они прошли несколько миль, становясь все более и более голодными. Вскоре урчание в их животах было таким же громким, как свист ветра. Потом внезапно они наткнулись на яйцо, просто лежащее на земле, без следов птицы или гнезда поблизости.
– Великий Дух смилостивился над нами, – сказал Младший. – Посмотри на это яйцо. Думаю, его хватит для нас обоих на целую неделю.
– Я не уверен, – проворчал Старший. – Мне оно не кажется хорошим.
– Что ты имеешь в виду? – воскликнул Младший. – Это же просто яйцо.
Но если это и было обычное яйцо, то все равно отличалось от других. Для начала скажем, что оно было ярко-зеленым с красными пятнами. Также оно было огромным – гораздо больше куриного яйца. А если честно, то и гораздо больше курицы. И как оно сюда попало? В конце концов, оно было посреди пустоты.
– Мне кажется оно волшебное, но плохое, – сказал Старший. – Думаю, не стоит его трогать.
– Где твоя храбрость? – ответил Младший. – Это яйцо отложила большая птица или, возможно, черепаха. Ты прав, брат мой. Оно странного, забавного цвета. Но мой желудок пуст. Если я вскоре не поем, то присоединюсь к праотцам. Я бы съел даже тигрового жука, приготовленного на костре с кактусовым соком…
Итак, пока Старший задумчиво смотрел, Младший развел огонь и запек яйцо. Потом он разбил скорлупу и начал есть.
– Ты уверен, что точно не хочешь съесть немного, брат мой? – спросил он.
– Нет, спасибо, – ответил Старший.
– Оно удивительно вкусное. Ты даже не представляешь, что теряешь.
На самом деле Младший лукавил, говоря это. Яйцо было твердым и резиновым. Желток был зеленым, такого же цвета, как и скорлупа, а белок не белым, а каким-то розовым. Да и на вкус напоминало больше рыбу, нежели яйцо.
Даже после того, как Младшего начало тошнить, что-то заставило его продолжить есть. Он не мог остановиться. Быстрее и быстрее он черпал яйцо до... тех пор, пока не осталась лишь скорлупа.
– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – пробормотал Старший.
На следующее утро, когда они проснулись, Младшему было очень плохо. В животе у него был ураган, а глаза стали размером с шарики для пинг-понга. Хуже того, его очень мучала жажда. Он выпил всю воду из своей фляги, но это ему едва ли помогло. Старший посмотрел на него и вздохнул.
– Ты выглядишь ужасно, – сказал он.
– Я чувствую себя ужасно, – согласился Младший.
– Ты зеленый!
– Зеленый?
– И покрылся красными пятнами.
Младший встал.
– Пойдем! – сказал он. – Чем быстрее мы найдем воду, тем лучше. Мне нужно попить.
Они шли до самого заката, к тому времени кожа Младшего стала изумрудно-зеленой, а красные пятна – больше и отчетливее. Волосы выпали, и казалось, ему трудно идти.
– Что жжжж, – прошипел он. – Думаешшшшь, я совершил ошшшибку, съев это яйцо?
– Думаю да, брат мой, – ответил Старший.
– Полагаю, я ссовершшил глупоссть. Но мне ссстанет лучшшше, когда я дойду до воды. Мне правда нужжно поплавать.
На следующее утро Младшему стало еще хуже. Его руки приклеились к телу, а нос провалился. Он стал ярким красно-зеленым, а его кожа склизкой, как у жабы.
– Мне хуже, – простонал он.
– Ты выглядишь лучше, – сказал Старший.
– Вода!
Они дошли до воды на закате. Это была река, с порогами и пузырями. Она петляла по зловещему пейзажу. Кусты и цветы росли по ее берегам. Наверняка близко поселение. Люди предпочитают жить рядом с такими реками.
Ноги Младшего практически срослись в одну. Он решил, что ему лучше спать в реке, а Старший клубочком свернулся неподалеку, перед костром. Старший не ел уже пять дней, и поэтому был слаб. Он быстро заснул.
Его разбудил звук странного, неземного пения. Открыв глаза, первое, что он увидел, гору рыбы на берегу, которая так и ждала, что ее приготовят. Посмотрев в воду, Старший увидел своего брата.
Только это был уже не его брат. Младший превратился в огромного речного монстра с острыми зубами, яркой серебристой чешуей и хвостом в виде вилки. Он плавал взад и вперед, останавливаясь то там, то тут, чтобы наколоть на хвост рыбу и выбросить ее на берег.
– Доброе утро, брат мой! – воскликнул Старший. – Как ты себя чувствуешь сегодня?
– Ссиильным! – ответил Младший. – Не так ужжж и плохо быть речной зззмеей. И я поймал много рыбы!
– Благодарю тебя! – сказал Старший.
– Теперь поссслушшай, – продолжил Младший. – Не забывай обо мне. Я доссстал тебе еды, и ты добудь мне еды. Я не хочу ессть рыбу вссю ссвою жиззнь.
– Я так и сделаю, – пообещал Старший.
– И табака тоже. Только потому, что я монссстр, не значит, что я не могу курить!
Вот почему шайенны всегда останавливались и бросали еду или табак в воду перед тем, как ее перейти (даже если их преследовали конные всадники). Это делалось для того, чтобы речной монстр продолжал петь.




Удивительное пятнистое яйцо