Хасан-храбрец

В стародавние времена жила на свете женщина, и был у нее сын, которого она любила больше жизни. Звали его Хасан. Был он силен и бесстрашен, и потому все вокруг звали его Хасан-храбрец.
Хасан очень гордился своим прозвищем. Проснувшись поутру, он расправлял грудь и, поигрывая мускулами, спрашивал мать:
– Есть ли кто храбрей меня? И мать гордо отвечала:
– Нет, сынок.
Однажды бездетный сосед-завистник дал ей такой совет:
– Смотри, как бы твой сын не зазнался! Вот спросит тебя Хасан, есть ли кто храбрей его, а ты отвечай: “Потомства Евы не перечесть, а мир богат чудесами, сын мой”.
Женщина послушалась соседова совета и наутро, когда Хасан задал ей привычный вопрос, ответила:
– Потомства Евы не перечесть, а мир богат чудесами, сын мой.
– Иначе говоря, ты больше не считаешь, что я – храбрей всех на свете, мать, – опечалился Хасан. – Ну, что ж, я поеду странствовать по свету, и, если сыщется человек храбрей меня, никогда больше не вернусь домой.
Напрасно мать отговаривала сына от безрассудной затеи. Хасан был непоколебим. Он прицепил к поясу меч, наполнил переметные сумы провизией, распрощался с матерью и сел на коня. Он твердо решил удостовериться, есть ли на свете человек храбрей его.
Ехал он, ехал, и привела его как-то дорога к небольшому оазису посреди пустыни. Зоркий глаз его издалека приметил двух всадников. Один был верхом на льве, второй – на тигре. Ага, насторожился Хасан, эти двое наверняка храбрее меня; один разъезжает верхом на льве, другой – на тигре, а я всего лишь на коне.
Поразмыслив, Хасан решил поближе познакомиться с бесстрашными всадниками. Он спешился, подошел к ним, ведя коня на поводу, и приветствовал их по обычаю:
– Ас-салям алейкум!
– Алейкум ас-салям! – ответили храбрецы, спешились и пошли навстречу Хасану. Они предложили ему отдохнуть и дождаться, пока спадет дневная жара. Хасан принял их приглашение, и все трое дружелюбно беседовали в тени финиковой пальмы.
Когда солнце стало садиться в пески, Хасан подумал: пора трогаться в путь. Оставаться на ночлег ему не хотелось. Он спросил двоих других странников, собираются ли они в дорогу.
– Нет, – отвечали те. – Мы поживем здесь еще несколько дней, будем по очереди охотиться и печь хлеб. Может, и ты останешься?
Хасану не терпелось проверить, кто из них храбрее, и он с радостью согласился. На следующий день ему выпало охотиться, оседлавшему тигра – собирать хворост, а оседлавшему льва – печь хлеб. Но вечером, когда вернулся с охоты Хасан, а вслед за ним пришел с хворостом оседлавший тигра, отведать хлеба им не довелось.
– Почему же ты не испек нам хлеба? – спросил Хасан оседлавшего льва.
– Я испек хлеб, – отвечал тот. – Он был еще теплый, но вдруг явился голодный старик и выпросил его у меня.
– Сострадание всегда похвально, – одобрительно сказал Хасан.
Оседлавший тигра промолчал.
На второй день спутники снова послали Хасана на охоту. Оседлавший льва отправился за хворостом, а оседлавший тигра остался печь хлеб. Но когда вечером собрались все вместе, хлеба снова не было.
– А куда подевался хлеб сегодня? – спросил Хасан.
– Только я снял его с костра, еще горячий, пришел тот же самый голодный старик и выпросил его у меня, – сказал оседлавший тигра.
– Сострадание всегда похвально, – повторил Хасан, а оседлавший льва не произнес ни слова.
На третий день пришел черед Хасану печь хлеб. Спутники ушли, один – за хворостом, другой – на охоту. Хасан загодя взялся за дело. Он тщательно отмерил муку, замесил тесто, скатал лепешку и принялся выпекать ее на костре.
Вскоре запахло печеным хлебом, и Хасан с жадностью втянул в себя духовитый воздух. “И пахнет хорошо, и на вкус, должно быть, хорош, – подумал Хасан, стаскивая хлеб с огня, – но, клянусь Аллахом, на этот раз голодному старику не достанется ни крошки”.
Однако вовсе не голодный старик явился за хлебом, а черный великан. Он вылез из огромной черной дыры в земле и потребовал весь хлеб. Хасан удивленно посмотрел на великана.
– Так это ты – голодный старик, который каждый день отнимает у нас хлеб?
– Я и есть, – подтвердил великан. – Будь благоразумен, отдай хлеб по своей воле, как твои товарищи, иначе тебе несдобровать.
– Я и не прошу пощады, – весело ответил Хасан, – а потому не дам тебе хлеба.
– Тогда я тебя убью! – пригрозил великан и бросился на смельчака.
Хасан выхватил меч. Не успел великан его и пальцем тронуть, как юноша разом отсек ему голову. Но у великана в тот же миг выросла другая.
– Ха-ха-ха! – веселился он, – а ты и не знал, что у меня есть вторая голова!
– А ты не знал, что у меня есть второй меч! – не растерялся Хасан и отсек великану вторую голову.
На ее месте тотчас выросла третья.
– Ха-ха! – издевался великан. – Как видишь, у меня в запасе и третья.
– Как видишь, и у меня есть третий меч! – вскричал Хасан и снес великану с плеч третью голову.
Единоборство продолжалось, Хасан рубил уже шестую голову. Лишь когда он снес с плеч седьмую, великан наклонился вперед и замертво рухнул на землю.
Хасан осторожно подошел к мертвому великану, повернул его и увидел сильное вздутие на икре его левой ноги. Хасан рассек икру и вынул оттуда маленькую стеклянную коробочку с семью живыми зелеными птичками. Он сунул коробочку в карман, и тут подоспели два его спутника. Они сразу попросили у Хасана хлеба. Хасан угостил их хлебом свежей выпечки. Они ели молча, не поднимая от стыда глаз. Хасан, указав на обезглавленное тело великана, молвил с презрением:
– Вон лежит голодный старичок, тот самый, что клянчил хлеб каждый вечер.
Спутники еще ниже опустили головы.
– Теперь мы от него избавились, – продолжал Хасан. – Давайте посмотрим мир, из которого он вышел. Я пойду первым на случай опасности.
Но оседлавший тигра и оседлавший льва устыдились своей трусости, – ведь не они убили великана, и закричали в один голос:
– Нет, мы пойдем первыми!
– Тогда давайте каждый по очереди, – предложил Хасан, обвязал арканом оседлавшего тигра и спустил его в дыру.
– Огонь! Огонь! – послышался крик. – Скорей тащи обратно!
Хасан вытащил его. Потом он обвязал арканом оседлавшего льва и стал опускать его все ниже и ниже. Вскоре послышался крик:
– Огонь! Огонь! Скорей тащи обратно!
Хасан вытащил и его. Настал черед спускаться вниз самому Хасану. Спутники обвязали его веревкой и спустили. На полпути вниз Хасан увидел огонь и закричал:
– Спускайте скорее, скорее!
Наконец Хасан ощутил под ногами твердь. Он стоял в саду богатого дома, где били фонтаны, а воздух был свеж и прохладен. Хасан развязал веревку и прошелся по комнатам дворца, любуясь роскошью отделки и убранства, гадая, какой король или джинн нижнего мира им владеет.
Вдруг он услышал тихий стон. Хасан свернул в ту сторону, откуда он доносился, и увидел каморку, а в ней – прекрасную девушку, привязанную к кровати. Хасан тихо подошел к ней и спросил:
– Ты пери или женщина из плоти и крови?
– Я из плоти и крови, – отвечала девушка. – Злой черный великан похитил меня из отцовского дома в верхнем мире, спустил сюда и принуждает стать его женой. Я отказываюсь подчиниться его воле, и он каждую ночь истязает меня, а днем привязывает к кровати, чтоб я не убежала.
Хасан освободил девушку и успокоил – никогда больше злой черный великан не причинит ей зла. Он, Хасан, убил его в верхнем мире и вернет ее туда.
Девушка преисполнилась благодарности к Хасану и показала ему тайник, где великан хранил свои сокровища. Они наполнили золотыми самородками и драгоценными камнями столько мешков, сколько им было под силу унести.
Хасан поочередно привязывал мешки к аркану и давал сигнал своим спутникам в верхнем мире поднимать их. Потом он обвязал арканом девушку, и когда ее благополучно подняли наверх, дал спутникам знак, чтоб подняли и его. Но бывшие приятели, завладев такими сказочными сокровищами, да еще и красивой девушкой в придачу, обрезали аркан посередке, и Хасан полетел вниз.
Удар от падения был так силен, что юноша провалился еще глубже и попал в какой-то новый мир. Там он увидел множество людей, и все они горько плакали. Хасан осведомился о причине общей скорби. Ему рассказали, что грозный морской джинн каждый год требует себе в жены красивую девушку, и сегодня в жертву ему приносят шахскую дочь.
Хасан спросил, где бедняжка. Она сидела у воды и плакала: скоро явится джинн и унесет ее с собой.
Хасан опустился на землю рядом с девушкой и стал ее утешать. Та со слезами умоляла его уйти, ведь джинн не пощадит и его. Но Хасан только смеялся в ответ. Он положил голову на колени девушке и попросил разбудить его, как только явится джинн.
Девушка ласково перебирала ему волосы, гладила лицо, ведь Хасан был так молод, красив – желанный жених для любой девушки.
Вдруг она увидела джинна вдалеке и горько заплакала. Слезы капнули Xасану на лицу, и он пробудился.
– Беги, спасайся! – умоляла Хасана шахская дочь. – Он убьет тебя.
Но Хасан вытащил меч и шагу не сделал в сторону.
– Оставь в покое мою невесту, Хасан, – пригрозил джинн, выходя из моря.
Вместо ответа Хасан размахнулся и ударил джинна мечом, намереваясь снести ему голову. Но меч отскочил. Хасан снова размахнулся и ударил. И снова неудача. Голова джинна была неуязвима.
– Ты понапрасну тратишь время, Хасан, – насмешливо сказал джинн. – Я не могу умереть, как простой смертный: моя жизнь не в моем теле заключена.
– В таком случае я уже покойник, – печально молвил Хасан. – Я целиком в твоей власти. Но коль скоро я умру и не смогу разгласить твой секрет, скажи, где же заключена твоя жизнь?
– Она – в семи маленьких зеленых птичках, птички – в стеклянной коробочке, а коробочка – в ноге черного великана, что живет в верхнем мире, – хвастливо заявил джинн.
И тут Хасан сразу вспомнил про стеклянную коробочку с семью зелеными птичками, лежавшую у него в кармане. Он попросил у джинна несколько минут перед смертью – помолиться творцу и вручить ему свою душу. Отвернувшись, он вытащил коробочку и быстро придушил семь маленьких птиц.
Едва он покончил с последней, джинн замертво плюхнулся в море. Люди, наблюдавшие за ними с безопасного расстояния, кинулись к Хасану с радостными криками, славя его мужество и отвагу. Они подхватили героя на руки и понесли к шаху. Шах был счастлив, что дочь спасена, и предложил красавицу в жены Хасану, а в приданое – полцарства. Но Хасан отказался и от невесты, и от приданого.
– Исполни мою просьбу, – обратился он к шаху. – Прикажи вернуть меня в верхний мир. Там мой дом.
– Быть по-твоему, – пообещал шах.
Он призвал к себе всех прорицателей и магов и приказал им выполнить просьбу Хасана. Они совещались всю ночь, курили фимиам, читали молитвы и заклинания. На рассвете Хасану завязали глаза и усадили на волшебного орла. Орел вынес его через семь нижних миров наверх.
Там он увидел, что его бывшие товарищи никак не могут поделить золото и драгоценности и решить, кому достанется красавица. Хасан убил предателей и вернулся домой богачом, с красивой невестой. Мать день и ночь молилась о благополучном возвращении сына, и мечта ее сбылась. Наутро Хасан расправил грудь, поиграл мускулами и спросил мать:
– Есть ли кто храбрей меня? И мать не колеблясь ответила:
– Ты, сынок, самый храбрый.
Тут и сказке конец, а Хасан и впрямь храбрец.