Ярты-гулок и дервиши


Солнце с утра палило землю. Птицы улетели к прохладным колодцам. Ящерицы и те попрятались под камнями. А дехкане никуда не попрятались: от зари до зари они гнули спины на своих полях, растрескавшихся от зноя. Весь день Ярты со своим отцом поливал хлопковое поле и очень устал, потому что это была нелегкая работа.

Недаром народ сложил пословицу: пошлешь на полив, узнаешь, кто ленив!

Они трудились до позднего вечера; когда же солнце коснулось края земли, старик сказал:

– Довольно мы потрудились, сынок, пойдем домой и напьемся чаю.

Ярты вымыл руки в арыке, вскинул на плечо свой маленький кетмень и пошел вслед за отцом. Отец пел, а Ярты ему подпевал:

Снег на горных вершинах бел,

Хлопок еще белей.

Голубиный пух легок,

А хлопок еще легче.

Хлопок нас одевает,

Хлопок нас кормит, –

Слава тому, кто вырастил хлопок…

Песня кончилась, и дорога кончилась. Отец и сын пришли домой.

Мать вышла навстречу и сказала:

– Скорей садитесь. Ужин готов.

Старик и Ярты разостлали посреди двора кошму-подстилку, покрыли ее белым платком и стали ждать, когда старуха подаст им кашу из тыквы. Но не кашу из тыквы, а жирный душистый плов приготовила в этот день на ужин старуха. С улыбкой поставила она перед хозяином полное блюдо риса, украшенного кусками жареной баранины, и сказала:

– Кто потрудился, тот может и отдохнуть. Вы много работали сегодня и заслужили хороший ужин. Для вас выменяла я у соседки за моток шерсти кусок жирной баранины и наварила полный котел отличного плова.

Ярты с отцом смеясь засучили рукава, натерли чесноком хлебные лепешки и уже поднесли к губам первую горсть желтого и прозрачного от жиру риса, как вдруг за дувалом раздался жалобный крик:

– Во имя аллаха-бога, отворите калитку и впустите в дом бедных путников, умирающих с голоду у вашего порога.

Конечно, старуха сейчас же встала, широко распахнула калитку и сказала, как велит обычай:

– Войдите, добрые люди. Ни один голодный еще не ушел из нашего дома без куска хлеба.

Путники вошли. Это были два толстых дервиша – два странствующих монаха. Они были одеты в рваные, засаленные халаты, подпоясанные веревками. Поклонившись хозяевам, дервиши принялись бормотать молитвы, а потом, не ожидая, что их пригласят, подсели поближе к блюду с пловом и очистили его так быстро, что Ярты даже не успел моргнуть глазом.

Старик посмотрел на груду костей, оставшуюся от вкусного ужина, и вздохнул. Но пословица говорит: последний чай гостю отдай! И хозяин отвязал от пояса маленький кожаный мешочек, в котором он хранил свой любимый зеленый чай, потому что гость имеет право на отдых и уважение.

Когда гости напились и наелись, хозяева уложили их спать в кибитке на своих одеялах, а сами легли во дворе под телегой и всю ночь дрожали от холода.

Наутро старик и Ярты снова пошли работать на хлопковое поле, а старуха принялась стирать гостям рубахи и засаленные халаты.

Так было и на другой день, и на третий: Ярты с родителями трудился от восхода и до заката солнца, а два толстых монаха только ели, пили и спали и ничего не делали. Когда же старуха жаловалась им на тяжелую крестьянскую долю, они ласково отвечали:

– Не грусти, хозяйка, – мы помолимся, и аллах подарит тебе счастье и богатство.

Они садились посреди двора на ковер и, раскачиваясь из стороны в сторону, принимались петь.

Так было и на четвертый и на пятый день.

Наконец Ярты сказал своей матери:

– Апа-джан, отчего ты не прогонишь этих разбойников? Долго ли еще мы будем на них работать, а сами жить впроголодь?

– Что ты, сынок! – зашептала в ответ старуха. – Разве можно выгнать из дому гостей, да еще монахов! Этого никогда не простит нам мулла: ведь они святые!

А святые отъелись, стали еще более толстыми и румяными и на пятый день сказали хозяевам:

– Радуйтесь, правоверные! Сегодня мы молились всю ночь и узнали волю бога-аллаха: он приказал нам остаться здесь навсегда, а поэтому дом ваш станет теперь благословенным домом, – каждое утро и каждый вечер мы будем читать молитвы за ваше здоровье... из священной книги Корана!

И дервиши остались жить в доме родителей Ярты-гулока. Старуха молчала. Старик вздыхал и шепотом говорил своему маленькому сыну:

– Что мы можем сделать, сынок? Такова участь дехканина: что не возьмет хан, отнимет бай. А что бай не отнимет, – вытянут у тебя святые слуги аллаха. Так жили наши отцы и деды. И мы с матерью так живем.

Ярты чуть не плакал – так жалко было ему старика-отца.

“Если дервиши проживут у нас до зимы, и отец и мать погибнут от голода и холодного ветра!” – так думал малыш и решил во что бы то ни стало прогнать незваных гостей из родного дома. Но не знал еще, как это сделать.

Долго думал Ярты. Он думал в поле, окапывая хлопок под палящими лучами солнца, думал дома, помогая отцу поить ишака и верблюда, думал ночью, ворочаясь на жесткой подстилке, и, наконец, придумал.

Однажды, темной, безлунной ночью, когда дервиши, наевшись до отвала, громко храпели в теплой кибитке, Ярты выполз из-под телеги и потихоньку подкрался к спящим монахам. “Святые” спали так крепко, что ничего не слыхали. А Ярты взял бечевку и крепко-накрепко связал ею длинные бороды странствующих монахов.

– Погодите же, лежебоки! – погрозил им мальчик своим кулачком. – Я вас отучу есть чужой хлеб!

Так сказал Ярты и длинною камышинкой стал щекотать в носу у одного из монахов. Толстый дервиш чихнул, повернулся на другой бок и опять захрапел. Тогда Ярты подкрался ко второму дервишу. Второй дервиш отмахнулся от камышинки, как от назойливой мухи, но Ярты настойчиво продолжал щекотать его и щекотал до тех пор, пока монах не проснулся. Дервиш открыл глаза, сел на подушках и стал зевать. Потом он откинул теплое одеяло и решил выйти из кибитки – взглянуть, не пора ли завтракать. Но стоило встать монаху, как он почувствовал, что кто-то держит его за бороду. Монах рассердился и закричал на своего приятеля:

– Эй, старый верблюд, – пусти! Зачем ты держишь меня за бороду?!

Приятель проснулся и тоже вскочил. И тотчас же, схватившись за бороду, завыл от боли:

– Несчастный! Ты вырвал мне полбороды, на каждом волоске которой качается ангел!

– Разбойник! – кричал первый монах. – Не я, а ты оборвал мне бороду! Я тебе этого никогда не прощу!

С этими словами он так сильно ударил приятеля в жирный бок, что оба повалились на одеяла. Они стали кататься по полу, изо всех сил избивая друг друга.

На шум прибежал старик. В темноте он не понял, что происходит, и подумал, что в кибитку забрались воры и напали на дорогих гостей. Старик схватил палку и принялся бить драчунов по широким спинам. Ярты тоже не остался без дела. Он вскочил на дувал и заорал во все горло:

– Эй, соседи! Скорее на помощь! В наш дом ворвались разбойники и убивают наших святых гостей! Если вы не придете, вы прогневаете аллаха!

Он разбудил весь аул. Закричали верблюды, заревели ишаки, собаки подняли неистовый лай, и во двор стариков со всех сторон стали сбегаться соседи, вооруженные чем попало.

Дервиши давно уже выбежали из кибитки и продолжали драку посреди двора. Всем аулом дехкане набросились на драчунов и так их отколотили, что монахи, забыв про свою толщину, бросились прочь со двора и без оглядки помчались прямо в пески. А следом за ними бежали все собаки аула.

В этот день и отец, и мать, и Ярты-гулок наелись досыта плову, а когда наступила ночь, пошли спать в свою кибитку.

Ярты сказал отцу:

– Ата-джан, не кажется ли тебе, что теперь все дервиши за сто верст-ташей будут обходить наш дом?

Отец ответил:

– Пусть будут твои слова сказаны в добрый час. Добрый джинн сжалился над нами и избавил нас от напасти.

Ярты-гулок сладко зевнул, натянул на себя теплое одеяло и шепнул отцу:

– Ты прав, ата. Сегодня твой добрый джинн будет спать на своей кошме и в своей кибитке.

Так ответил Ярты и крепко заснул.

Мать посмотрела на сына и покачала своей головой, а старик засмеялся.




Ярты-гулок и дервиши