Женская власть и мужская сила

Эту негритянскую сказку особенно любят рассказывать в южном штате Теннесси.

Когда Бог сделал мужчину и женщину, он поселил их вместе в одном доме. Мужчина и женщина силой были равны, и, если затевали борьбу, она всегда оканчивалась ничьей.

Однажды мужчина решил: “Надо пойти поговорить с Богом. Устал я бороться с женщиной, которую никак не могу одолеть”.

И он отправился на небо и предстал перед Богом.

– Господи, – сказал мужчина, – никто не поможет мужчине, кроме тебя. Ты умеешь зажигать на небе звезды, так окажи мне милость. Прошу тебя, господи, дай мне еще силы, чтобы я мог одолеть женщину. Не будешь ведь ты каждый раз спускаться с неба на землю, чтобы устанавливать между нами мир. Прибавь мне силы, и я сам наведу порядок. Хоть совсем немножко!

– Хорошо, – сказал Бог, – отныне ты будешь сильнее женщины.

И мужчина побежал с неба прямо домой. Едва добежал он до дома, как закричал:

– Женщина, теперь я твой хозяин! Бог прибавил мне силы, и теперь ты должна меня слушаться!

Женщина начала с ним бороться, но он одолел ее. Она попыталась снова, и опять он одолел ее. И в третий раз он одолел ее.

Мужчина очень возгордился.

– Веди себя хорошо, не то я задам тебе! Женщина не на шутку рассердилась.

– Это мы еще посмотрим! – сказала она. И на другой день она сама пошла к Богу.

– Господи, прошу тебя, прибавь мне силы, хоть чуточку.

– Ты получила всю силу сполна, – сказал Бог. – А мужчине я уже дал добавку.

– Как же так? Ведь теперь он легко может меня одолеть, а раньше не мог. Прошу тебя, господи, дай мне столько же, сколько ему, или отними у него лишнюю.

– Что я дал, то назад не беру. Придется тебе с этим примириться.

И женщина пошла домой очень разгневанная. По дороге она встретила дьявола и рассказала ему, какая у нее стряслась беда.

– Послушай меня, и все обернется к лучшему, – сказал дьявол. – Разгладь морщины, не хмурься, а лучше поворачивайся кругом и возвращайся к Богу. Попроси у него ключи, что висят на гвозде возле двери. Потом приходи с ними ко мне, и я научу тебя, что делать.

И женщина вернулась снова на небо.

– Женщина, – сказал Бог, уже начиная сердиться, – что тебе еще надо?

– О господи! Властитель радуги и небес и всех звезд небесных!

– Я спрашиваю, женщина, что тебе надо?

– Дай мне ключи вон с того гвоздя!

– Бери и больше не беспокой меня!

Женщина взяла ключи и бросилась бегом к дьяволу.

– Так, значит, ты получила три заветных ключа? – сказал дьявол.

– Да, вот они, – сказала женщина.

– Эти три ключа, – сказал дьявол, – если ты будешь правильно ими пользоваться, принесут тебе больше власти и силы, чем у мужчины есть и будет. Первым ключом ты запри дверь

Кухни. Мужчины первым делом думают о еде. Второй ключ для спальни. Запри ее. Мужчина будет недоволен, если его не впустят в спальню. Он любит поспать. И третий, последний, ключ для комнаты, где ты качаешь колыбель вашего младенца. Запри и ее. Мужчины привязаны к своим детям, они хотят видеть, как растет их потомство. Бери свои ключи и иди теперь домой. И дьявол добавил еще:

– Помни: не отпирай дверей, пока мужчина не научится пользоваться своей силой по твоему указанию и тебе на радость.

Женщина побежала домой и сделала все, как было сказано. Вернувшись домой, мужчина застал ее на пороге. Раскачиваясь, она пела: Возьми это дерево И выдолби люльку.

Когда мужчина обнаружил, что три двери, которые всегда были распахнуты настежь, теперь оказались вдруг заперты, он вскипел от злобы, словно вода в лужах на солнцепеке.

Сперва он попробовал выбить их, надеясь на свою силу. Ему это не удалось, и он закричал:

– Кто запер эти двери, женщина? Откуда взялись ключи?

– Мне дал их господь Бог.

– О-о, я этого не потерплю! – завопил он и бросился бегом к Богу.

– Женщина заперла от меня еду, и моего ребенка, и мою постель. Она сказала, это ты дал ей ключи.

– Да, я. Она у меня попросила их, а дьявол научил ее, как ими пользоваться.

– Господи! Дай и мне ключи, чтобы я мог отпереть эти двери.

– Этого я не могу сделать, – сказал Бог мужчине. – Что я дал, то дал. Я дал женщине ключи, и пусть ключи

Будут у нее. Ты должен пойти и попросить женщину, чтобы она отперла тебе двери сама.

Мужчина вернулся домой, но заставить женщину отпереть двери не мог, сколько ни старался. Тогда он попросил ее, он долго упрашивал ее и делал все, что ей было угодно, и наконец она отперла двери.

Но мужчине этого показалось мало. Он сказал женщине:

– Давай поделимся! Ты отдашь мне половину ключей, а я тебе половину моей силы.

– Что ж, мне надо подумать, – сказала женщина. Она села и стала думать. В это время в окно к ней заглянул дьявол.

– Не соглашайся, женщина! – шепнул он. – Пусть у него остается сила, а у тебя – ключи. Запомни раз и навсегда: когда налетают осенние мухи, корове не обойтись без хвоста! И сделка не состоялась.

С тех пор мужчине приходится сдерживать свою силу, если он хочет ужиться с женщиной.

Вот почему мужчина уступает, а женщина стоит на своем.

Глоток вина для змеи!

Ручаться нельзя, что история эта правдива. Однако сами посудите: если некто каждое воскресенье ходит в церковь, разве станет он в субботу врать первому встречному?

Вот этот-то аккуратный ходок в церковь и поведал данную историю, он поклялся, что все в ней святая правда и что произошло это как раз, когда в виргинской речке под странным названием Коровий Выгон он удил рыбу. В то время по берегам этой речки городов и поселений еще было мало, все пространство покрывали леса и болота.

– Так вот, – рассказал он, – стояло теплое погожее утро, и я отправился на реку, чтобы поудить рыбку.

Пошли мы, стало быть, вдвоем – я и моя старшая дочь Кэрол, которая была великая охотница до рыбной ловли, почти что как я. Я нес удочки, а Кэрол – корзину, сплетенную ею собственноручно из ивняка. А в корзине той было полным-полно всякой снеди, да еще кувшин наипрозрачнейшего золотистого вина из одуванчиков, какое ейная мамаша приготовила прошедшей весной. Каждую весну она готовила вино из одуванчиков, и вот вам мое честное благородное, никто лучше ее не умел его делать во всей нашей Виргинии.

Насчет живца мы и не беспокоились, потому как червяка одного-другого я мог изловить везде, а то и лягушку. Их всюду пруд пруди.

Так мы и шли. Я размышлял о политике и всякой подобной ненужности, покамест не добрели до реки. Выбрали местечко, сели. Вот тут-то я и вспомнил о наживке.

“Кэрол, – говорю я, – нам бы живца теперь!”

Уселись мы так уютненько, точно кролики под кустом, и до того неохота мне было подниматься. Гляжу я это вокруг, нельзя ль чего нибудь вырыть поблизости, как вдруг замечаю старушку мокасинную змею. Лежит неподалече, а в пасти у ней жирненькая такая лягушка, и она ее вот-вот заглотнет.

“Эх, была не была! Что змея ее заглотит, что на живца я ее возьму, для нее все едино”, – подумал я.

Стало быть, встал я, нашел палку вроде рогатки, прижал змею к земле и вытащил у нее из пасти лягушку нам на живца.

Палку потом выбросил, а старушка мокасинка поглядела на меня с таким укором, что я почувствовал, будто виноват перед ней. Пасть у нее была все так же разинута, а глаза ну впрямь молили меня о чем-то.

Да-а, вы ж знаете, человек я богобоязненный и сердобольный, не могу я видеть, когда живая тварь страдает. Лягушку ей отдать я, понятное дело, не мог, потому нужна она мне была самому. А рядом стоял, значит, кувшин с одуванчиковым вином, который Кэрол вытащила из корзины, чтоб не упал, не пролился. И недолго думая я плеснул глоток прозрачного одуванчикового сока прямо в глотку старой мокасинке.

Ай-ай-ай, вы бы посмотрели на нее! Только не убеждайте меня, что змеи улыбаться не могут, слово даю, эта старая мошенница расплылась в самой что ни на есть счастливой и благодарной улыбке, какую я встречал в нашем славном штате Виргиния!

Я себя больше не чувствовал виноватым, раз змея теперь глядела счастливой, и сел удить рыбу. Рыбы было много, и мы с Кэрол вскорости наловили ее целую гору. Она лежала прямо на траве, а Кэрол все трещала, не закрывая рта, это она унаследовала от своей матери, а та если начнет говорить, так словно речка журчит. И журчит, и журчит…

Я ее вполуха слушаю и вдруг чую – кто-то легонько толкает меня в ногу. Быстро оборачиваюсь, а это мокасин-ная змея тыкает меня хвостом. Сама голову задрала, а во рту у нее опять лягушка!

Ах ты, дождик косой! Снимите с меня шляпу, загоните на чердак и уберите лестницу, коли я не верно понял.

Стало быть змея говорит мне на своем змеином языке: “Видишь, хозяин, я принесла тебе другую лягушку, так дай ты мне, ради Бога, еще глоток этого одуванчикового сиропа!”

Ну куда мне было деваться? Человек я сердобольный, сами знаете, а потому взял я у нее из пасти лягушку и налил ей туда глоток одуванчикова вина. Но потом я дал ясно понять этой мокасинке, что больше в лягушках не нуждаюсь, а в одуванчиковом вине очень даже нуждаюсь для поддержания сил.

Змея поглядела на меня так грустно, но уползла, ничего не сказала.

Мы с Кэрол много наловили тогда и домой отправились с полной корзиной рыбы.

С тех пор я никогда не хожу удить рыбу без кувшина доброго одуванчикова вина, а потому о наживке могу не беспокоиться, сами понимаете.