Житный дед

Дух, охраняющий хлебные поля. В отличие от прочей нежити, любимое его время – полдень. Тогда можно увидать этого маленького старичка с телом черным, как земля, с разноцветными глазами, с волосами и бородою из колосьев и травы. С начала жнива для него нелегкая пора: приходится бегать от серпа да прятаться в недожатых полосках. В последнем снопе – последний его приют.

Жил-был житный дед в поле. Сам с колосок, голова с колобок, зеленая борода в три аршина, на голове соломенная щетина. Сидит житный дед на меже, дивится своей бороде: “Ай да борода – вся василечками повита!” Вдруг видит, прибежал хомяк. Ртом смяк-смяк. Набрал он зерна в поле, заложил за щеки. Отвисли они до земли. Рассердился житный дед, затопал ногами, замахал руками, затряс бородой, закачал головой и кричит:
– Берегись, хомяк! Не воруй жита! А то будет твоя спина соломинкой бита!
Хомяк испугался, за кочку бросался.
Житный дед ждет, когда хомяк зерно вернет. А хомяк не отдает. Житный дед удивился, рассердился, затопал ногами, замахал руками, затряс бородой, закачал головой и кричит:
– Не отдашь, хомяк, жита – будет твоя спина бита!

Еще больше испугался хомяк. Не знает, что делать.
Житный дед удивился, что хомяк молчит. Еще больше рассердился, затопал ногами, замахал руками, затряс бородой, замахал головой и кричит:
– Отвечай, хомяк, зачем тебе жито?! А то будет спина бита!
Хомяк вышел из-за кочки. Принялся до земли кланяться. Начал оправдываться. Как только рот открыл, посыпалось из-за щек зерно на землю. Не осталось во рту ни одного зернышка. Ушел хомяк с житного поля без добычи.
Недолго поле дремало. Пришли жнеи, принялись жито жать. Загремело поле, от серпочков звон-перезвон. Золотые снопы все поле облегли. Бегает житный дед по межам да бугоркам, прячется то за снопом, то за стожком. Потом забрался под кочку, потянулся, растянулся, на зеленую бороду положил голову и до нового лета уснул.