Диль-кель

Это было очень давно, когда все птицы жили в теплых землях. На Алтае щебетали только реки. Эту песню воды услышали южные птицы и захотели узнать, кто так громко звенит, так весело поет, какая радость случилась на Алтае.

Однако лететь в неизвестный край было очень страшно. Напрасно уговаривал беркут своих соколов и ястребов, сов и кукушек. Из всех птиц только синичка осмелилась пуститься на север.

– Слушай! – крикнул ей беркут. – Если там хорошо, сейчас же вернись и покажи веем птицам дорогу!

Синица, выпрямив крылья, улетела.

Вот увидела она холмистые горы. Алтай стоял розовый, как вечер. Синица спустилась с неба в цветущий куст маральника. Из туч падали хлопья снега, но маральник цвел и цвел так обильно, что из-за розовых лепестков не видно было ни листьев, ни веток.

Синица глянула вниз. Весь снег на Алтае был в цвету. Светло-желтые и синие цветы стояли мохнатые, как медвежата. Синице захотелось есть, и она тут же, в снегу, нашла прошлогоднее зернышко, а рядом валялась высохшая

Ягода, а еще дальше копошился червяк.

Ум заиграл у синицы на Алтае, голова легкая стала. Она забыла, зачем сюда летела, кто ее послал. Где родилась, и... то не помнит. Вдруг почернело небо. Синица увидела птичье войско. Впереди всех летел грозный беркут.

– Диль-кель! Диль-кель! – крикнула синица. – Весна, приди! Весна, приди! А беркут уже кружит над ней.

– Почему обратно не вернулась? Зачем нас в этот край не позвала?

– Кланяюсь вам до земли, великий беркут! В этом краю лед в семь рядов лежит. Снег из семидесяти туч падает. Я тут сижу, изо всех сил весну вызываю: “Диль-кель! Диль-кель! Весна, приди! Весна, приди!” Это по моей просьбе теплый ветер подул. Диль-кель! Диль-кель!

Я только что за вами лететь собиралась. “Весна, приди! Весна, приди!”Беркут опустился на ветку, поднял вверх крыло и через крыло посмотрел на Алтай: занесенные снегом, стояли горы; снег лежал в долинах.

– Диль-кель! Диль-кель! – кричала синица.

И там, где слышалась эта песня, снег в самом деле съеживался и стекал ручьями.

– На этот раз я прощаю тебя, – сказал беркут синице. – В будущем году видно будет, правду ли ты говоришь.

С тех пор, чтобы обман не раскрылся, синица раньше всех птиц начинает весеннюю песнь:

“Диль-кель! Диль-кель! Весна, приди! Весна, приди!” А за ней запевают и другие птицы.




Диль-кель