Долг Мацека

Один мужик по имени Мацек сторговал на ярмарке у цыгана коня. Очень ему этот конь приглянулся, да не хватало у Мацека одного гроша, а цыган никак не хотел уступить. Вот и пришлось Мацеку грош этот попросить взаймы у кума своего Яцека.

— А когда вы мне этот грош отдадите, кум Мацек? — спрашивает Яцек.

— А на пасху отдам, — отвечает Мацек.

Одолжил ему грош кум Яцек. Купил Мацек коня, и поехала они по домам.

Вот настала пасха, и пошел кум Яцек к Мацеку за своим грошем. Увидал его Мацек издали, побежал со всех вот к жене, велел ей сказать Яцеку, что он, мол, помер, а сам лег босой, как был, на лавку в чулане и дух затаил. Пришел кум Яцек, а кума ему толкует: мол, муж-то помер.

— Где ж упокойничек? — спрашивает Яцек. — Надо бы мне на него взглянуть, покуда не похоронили.

Ведет Мацекова жена кума Яцека в чулан, покойника на лавке показывает.

— Что же это вы, кума, ему ноженьки-то не обмыли? Вон они какие грязные, — говорит кум Яцек и, не долго думая, хвать бадью с холодной водой да всю ее на ноги Мацеку и выплеснул.

Ахнул Мацек, поджал ноги.

— Ага! — говорит кум Яцек. — Так-то вы, кум Мацек, померли! Отдавайте грош, я за ним пришел.

— Простите, кум, — отвечает Мацек. — Нет у меня гроша, не могу вам долг вернуть, вот с горя и лег помирать.

— Когда ж отдадите, кум Мацек? — спрашивает Яцек,

— Приходите, кум, на святого Яна,- отвечает Мацек.

Наступил день святого Яна. Снова Яцек к Мацеку за грошом идет. А тот уж заранее готовится, говорит жене:

— Ну, теперь-то мы его проведем.

И велел отнести себя в гробу на кладбище и в могилу опустить. «Накрой, — говорит, — могилу досками, чтобы мне потом выбраться». Вот приходит Яцек, а кума и говорит, что мужика-то ее уж и на кладбище отнесли.

— Покажите же мне, дорогая кума, где могилка его. Хоть молитву прочту над покойником, — говорит Яцек. Уж он-то догадался, в чем дело.

Привели Яцека на кладбище, а он, подойдя к могиле, давай ветки ломать, топотать, скакать да по-бычьи мычать. Подал Мацек голос из могилы:

— Гони быка прочь, Каська, а то он, не дай бог, на меня свалится!

— Ага, так-то вы померли, кум? — говорит Яцек и доски с могилы стаскивает.

— Опять вы меня перехитрили, кум, — говорит Мапек. — Что поделаешь, нет у меня гроша! Опять пришлось изворачиваться.

— А когда же все-таки вы мне его отдадите? — спрашивает...

Яцек.

— Да вот приходите на святого Михала — ей-богу, отдам.

Настал день святого Михала, а гроша у Мацека опять не нашлось. Решил он ту же хитрость повторить, и, когда явился Яцек за своим грошом, сказала ему кума, что уж на этот-то раз муж ее в самом деле помер и лежит в пустой часовне у самого леса. Собрался Яцек в последний раз посмотреть на покойного, указала ему кума дорогу. А дорога-то была не близкая.

Добрался туда Яцек, а уж смеркается. Разглядел он в щелку, что кум среди часовни в гробу лежит, притаился у щелки и поджидает, когда покойник зашевелится. Вдруг из лесу выходят разбойники — один, два, три, десять! — забираются в часовню, зажигают свечи и начинают на лавках делить деньги и разное наворованное добро. Делят, делят, все поделили — осталась одна сабля.

— Эту штуку не разделишь, — говорит их атаман. — Пусть она достанется тому, кто с одного маху у этого покойника голову отрубит.

Зашумели разбойники. Один покойников боится, другой говорит, что покойник потом по ночам являться будет, третий бормочет, что грех это — покойников рубить. Словом, все отказались, только один решился попробовать. Берет он саблю, идет к гробу, примеряется, как бы ловчей снести Мацеку голову. Вскочил тут Мацек, сел в гробу да как закричит во вое горло:

— Эй, братья-покойники, пропащие души! Выручайте!

Поднял тут кум Яцек стук да гром, заколотил кулаками по гнилым доскам, разбойники перепугались, всю добычу бросили: деньги, серебро, ворованные вещи, — и наутек!

Убежали они, вошел кум Яцек в часовню и с кумом Мацеком здоровается. А Мацек ему и говорит:

— Давайте, кум, поделим асе это добро. Тут нам обоим хватит.

Поделили они кое-как все драгоценности, куму Яцеку та сабля досталась. Посмотрел кум Яцек па две одинаковые кучи, вадохнул и говорит:

— Все это хорошо, кум. Однако мне еще с вас грош причитается.

А в это время один из разбойников, что был похрабрее прочих и полюбопытнее, подобрался к часовенке поглядеть, что там делается. Просунул он голову в шапке в щель, увидал, что те двое сокровища делят, решил, что это грешные покойники и замер со страху в щели-то. Увидал кум Мацек его голову в шапке, прыг туда, хвать шапку да как швырнет ее в сердцах в кума Яцека!

— На! — кричит. — Вот тебе шапка за тот грош, она того стоит!

А разбойник, чуть живой от страху, припустил в лес к своим товарищам.

— Там, — говорит, — покойники наше добро делят, дерутся. Мне голову оторвать хотели, ухватили за шапку — еле вырвался!



Долг Мацека