Дрозд Еремеевич

Жил-был Дрозд Еремеевич. Он свил на дубу гнездо, выпарил трех детенышей. Повадилась к нему Лиса Романовна. Придет и поет:

Этот бы дубочек

Ссекти, срубить —

Сохи, бороны чинить

Да полозья гнуть! «Дома Дрозд Еремеевич?» Он говорит: «Дома».- «Отдай детеныша! Не отдашь — дуб хвостом ссеку и самого съем!»

Дрозд плакал-плакал и бросил ей детеныша. Она не съела, в лес унесла, положила. Опять идет и так же поет:

Этот бы дубочек Ссекти, срубить — Сохи, бороны чинить Да полозья гнуть! «Дома Дрозд Еремеевич?» Он говорит: «Дома».- «Отдай детеныша! Не отдашь — дуб хвостом ссеку и самого съем!»

Он подумал-подумал — и больше залился слезами, и отдал второго детеныша. Лиса ушла и дома съела их.

В то время летит Сорока Филипповна, летит и говорит: «Об чем, Дрозд Еремеевич, плачешь?» — «Как мне не плакать? Лиса двух детей унесла. Придет и поет:

Этот бы дубочек Ссекти, срубить — Сохи, бороны чинить Да полозья гнуть! Отдавай, — говорит,- дитя, а не...

отдашь — дуб хвостом срублю и самого съем». Я думал-думал и отдал…» — «Дурак ты, Дрозд! — сказала Сорока. — Ты бы сказал: «Ссеки да ешь!»

Только что вылетела Сорока из гнезда от Дрозда, а Лиса оять бежит по третье дитя. Бежит и поет, пропоет и говорит: «Отдай дитя, а то дуб хвостом ссеку и самого съем!» — «Ссеки да ешь!»

Лисица стала рубить дерево. Рубила-рубила — и хвост отпал. Тогда Лиса заплакала и побежала. Побежала и гово

Рит: «Знаю, кто Дрозда учил! Я Сороке Филипповне все отведу!»

Побежала Лиса да у бабы в квашне вымаралась. Легла на дорогу. Прилетели Лису оклевывать вороны и воробьи. И Сорока Филипповна прилетела да села на рыло. Лиса-то Сороку и сцапала.

Тут Сорока-то ей взмолилась: «Матушка Лиса, хоть как меня мучь, одной мукой не мучь: в лукошко не сади и мочалой не путай, в горшок не опускай!»

А Лиса запутала, да плохо. Не успела опустить, как Сорока улетела.



Дрозд Еремеевич