Дурачок Ачау-улу

В давние-давние времена жил в одном горном ауле хан, по имени Ханука. Любил хан похвастаться своей силой и храбростью. Похвалялся, что не испугался бы даже самого эмегена.

— Пусть только явится! — говорил он.

Жители аула верили хану и считали его своим защитником. И только один человек в ауле — дурачок Ачау-Улу посмеивался, когда речь заходила о силе и храбрости хана. Но с мнением Ачау-Улу никто не считался: ведь он был бедняк из бедняков, да к тому же еще и дурачок.

И вот однажды случилась беда: в горах, поблизости от аула, поселились эмегены. Каждый день угоняли они скот. Стали пропадать и люди. Жителям аула грозила смертельная опасность. И тут хан-храбрец затрясся от страха.

— Что нам делать? Что нам делать? Съедят нас всех эмегены, — твердил он.

Жена хана посоветовала мужу:

— Собери людей, послушай, что скажут они. Может быть, сообща что-нибудь и придумаете.

Созвал хан на совет всех богатых людей аула. Жена хана приветливо встретила гостей, подала обильное угощение. Хан принялся всех потчевать, а сам, дрожа от страха, повторял один и тот же вопрос: «Что нам делать?»Внезапно в дом хана явился дурачок Ачау-Улу.

— Что же вы, приглашаете и угощаете только сытых да богатых, а бедных и знать не хотите? — сказал он жене хана, как всегда посмеиваясь.

Очень обиделась жена хана, прогнала Ачау-Улу и в слезах прибежала к мужу жаловаться:

— Как смеет этот дурак так разговаривать со мной — женой хана! Ты должен выгнать его из аула, пусть его съедят эмегены!

Рассердился хан и пообещал завтра же прогнать Ачау-Улу из аула. Весть об этом быстро разнеслась по аулу, узнал об этом и Ачау-Улу. Ничего не ответил он, усмехнулся только. На следующий день Ачау-Улу сказал своей матери:

— Сегодня к нам приедет хан, надо принять его как подобает. Ты пригласи его в дом.

И вот хан подъехал к дому Ачау-Улу.

— Где этот дурак, Ачау-Улу? — закричал он. Мать вышла на крыльцо и поклонилась хану:

— Сын мой дома. Сойди с коня и заходи в дом — будь нашим гостем.

Она проводила хана в дом и угостила его такими кушаньями, которых хан никогда раньше не ел.

Не успел хан вымолвить, зачем он явился, как Ачау-Улу сам сказал:

— Теперь вези меня, куда собирался. Только дай мне коня и положи на него мои артмаки.

Хан велел привести коня, и десять человек еле-еле подняли с земли артмаки Ачау-Улу, но как ни старались положить их на коня, не смогли. Тогда Ачау-Улу кончиком камчи сам поднял артмаки и положил на коня. Но конь не выдержал тяжести и рухнул на землю.

— Вот, видишь, — сказал Ачау-Улу, обращаясь к хану, — конь твой не выдержал тяжести даже моих артмаков, мог ли он выдержать меня? Хан Ханука и его приближенные онемели от удивления. Тогда Ачау-Улу вывел из своей конюшни двух черных коней. Одного оседлал, взвалил на него артмаки и сел сам, а другого взял за поводья.

— Вот теперь я готов, везите меня куда хотите, — сказал Ачау-Улу.

Хан приказал ехать в горы, где поселились эмегены, и они отправились в путь. В дороге хан трясся от страха, но гово рил, что ни капельки не боится эмегенов. А дурачок Ачау-Улу только посмеивался.

Скоро кони у всех устали, и только два черных коня Ачау-Улу скакали как ни в чем не бывало. Хан и его приближенные хотели повернуть обратно, но Ачау-Улу дал хану черного коня, которого вел за поводья, и предложил ехать с ним дальше.

— Ты, хан, первый силач и храбрец в ауле — тебе ли бояться эмегенов, — сказал Ачау-Улу, как всегда посмеиваясь.

— Да, да! Ты, хан, наш защитник! Спаси нас от эмегенов!- закричали приближенные хана, которые дрожали от страха и готовы были бросить своего хана, лишь бы самим поскорее вернуться домой.

Делать нечего, трясясь от страха, сел хан на черного коня, и они с Ачау-Улу поехали дальше. А приближенные радостно повернули домой. Долго ехали Ачау-Улу и хан и наконец увидели кош. Ачау-Улу спешился, вошел в кош, взял с полки мясо, зачерпнул из бочки айрана и накормил хана. Потом достал две косы и подал одну хану.

— Давай накосим сена, — сказал он.

Они принялись косить. У хана от страха дрожали руки, и коса его то взлетала слишком высоко над травой, то втыкалась в землю. Ачау-Улу косил как ни в чем не бывало. Косил да посмеивался.

Когда они накосили две копны, Ачау-Улу сел на коня и сказал хану:

— Я должен ненадолго отлучиться. Как только я уеду, ты подожги одну копну и жди, пока она сгорит. Потом подожги вторую копну, и если к тому времени, когда она сгорит, я не вернусь, ты меня больше не...

жди, а возвращайся домой.

Как только Ачау-Улу отъехал, хан поджег одну копну, но не успела она сгореть и до половины, как около коша

Появился целый табун прекрасных вороных коней, а вслед за ними прискакал и Ачау-Улу.

— Этот табун принадлежит девяти эмегенам, — сказал он. — У них остался только один конь, и он будет привозить/сюда эмегенов по одному. Я стану бороться с ними, и пока я не убью восьмерых эмегенов* и не свалю девятого, ты не называй меня по имени.

Не успел Ачау-Улу сказать это, как прискакал на вороном коне одноголовый эмеген.

Хан задрожал от страха, будто лист на ветру, и спрятался за копну сена.

— Кто осмелился угнать наш табун? — закричал эмеген и кинулся на Ачау-Улу.

Началась жестокая битва. Долго сражались они, но наконец Ачау-Улу свалил эмегена на землю и отрубил ему голову. Не успел Ачау-Улу дух перевести, как прискакал двухголовый эмеген.

— Ты убил моего брата! Ты осмелился угнать наш табун!- воскликнул эмеген. — Я изрублю тебя в куски!

С этими словами он бросился на Ачау-Улу, и они стали сражаться. Но и на этот раз битва окончилась победой Ачау-Улу: он свалил эмегена на землю и отрубил ему обе головы. И в тот же миг прискакал третий эмеген. Хан, сидя за копной, зажмурился от страха и упал на землю. Долго лежал он так, не поднимая головы и прислушиваясь к шуму битвы. Но вот наконец все стихло, и хан Ханука осмелился поднять голову. Выглянул он из-за копны и глазам своим не поверил: на камне жив и невредим сидел дурачок Ачау-Улу, а перед ним лежали восемь убитых эмегенов. Не успел хан и слова произнести, как послышался страшный топот, задрожали горы, и прискакал самый страшный де-вятиголовый эмеген.

— Ты убил восемь моих сыновей! Конец тебе, собачий сын! — закричал

Эмеген таким страшным голосом, что трава приникла к земле. Он вскинул ружье и выстрелил в Ачау-Улу. Эмеген целил ему прямо в сердце, но промахнулся и ранил в ногу. Выстрелить второй раз эмеген не успел: Ачау-Улу свалил его на землю и сел на него.

В это время конь эмегена протяжно заржал и хотел ускакать, но хан Ханука, превозмогая страх, выскочил из-за копны и поймал его за уздечку.

— Ачау-Улу, я поймал коня эмегена! — обрадованно кричал хан.

— Он назвал тебя Ачау-Улу? — простонал эмеген.

— Да, я Ачау-Улу, — сказал тот и вытащил из ножен сверкающую саблю.

— В борьбе никто не может побороть Ачау-Улу, его можно убить только пулей, — пробормотал эмеген и хотел схватить валявшееся рядом ружье. Но в этот миг Ачау-Улу взмахнул саблей и отрубил эме-гену все девять голов.

— Теперь мы спасены от эмегенов, — сказал хану Ачау-Улу. — Но я ранен и не могу сесть на коня. Иди вон по этой тропинке, она приведет тебя к домику, где живет белоголовый старик. Скажи ему, что я ранен.

Хан выполнил все, что просил Ачау-Улу. Он нашел старика и рассказал ему, что Ачау-Улу ранен. Старик поспешил к тому месту, где остался раненый, и только прикоснулся рукой к его ране, как она мгновенно зажила.

Тогда Ачау-Улу сказал:

— Этот старичок — отец моей жены, у него исцеляющие руки, а сам он мудрец.

Хан изумился.

— Разве ты женат, Ачау-Улу? — спросил он. — Где же твоя жена?

— А вот пойдем, увидишь, — отвечал Ачау-Улу.

Все втроем они пошли к маленькому домику в лесу. Погнали туда и табун вороных коней. На пороге дома их встретила очень красивая молодая женщина и с поклоном пригласила в дом.

— Вот моя жена, — сказал Ачау-Улу.

Когда все вошли в дом, Ачау-Улу рассказал хану свою историю:

— Нас было девять братьев, и табун, который я пригнал, принадлежал нам.

Но эмегены убили моих восьмерых братьев И угнали наш табун. Я притворился дурачком и никому ничего не говорил об этом. Теперь поедемте в свое селение. Ханука-хан сел на вороного коня и поехал вперед, как велел ему Ачау-Улу, и за ним пошел весь табун.

Ачау-Улу погрузил имущество жены на три арбы, посадил на них тестя и жену и поехал вслед за ханом в селение.

А Ханука-хан, приехав в село, предупредил всех:

— Ачау-Улу везет себе жену, надо встретить его как следует. Народ удивился:

— Ханука-хан с ума сошел, кто же выйдет замуж за этого дурачка Ачау-Улу?!

— Нет, я не сошел с ума. Ачау-Улу — не дурачок, он только притворился дурачком.

И хан рассказал народу все, что сам увидел: как Ачау-Улу спас селение от эмегенов.

Жители селения очень обрадовались. Они встретили этого смелого,

Бесстрашного человека, который спас их от лютого врага, с большим почетом.

В честь Ачау-Улу народ устроил большой пир.

А хан во всех своих делах советовался теперь только с Ачау-Улу.

На том и сказке конец.



Дурачок Ачау-улу