Два мергена

В давние времена жили-были два друга мергена. Не было среди охотников равных им. Мергены охотились на вершинах гор и никогда не возвращались домой без добычи.

И вот однажды попали они в дремучий лес. Целый день пробирались сквозь заросли, ободрались, одежда свисала с них клочьями, устали, но никакой дичи так и не встретили, зато повстречался им див.

Спросил он их:

— Мергены, что вы делаете в моих владениях? Разве вам неизвестно, что я жестоко наказываю тех, кто убивает дичь в моих лесах?

— Див, — ответили охотники, — мы и вправду не знали, что бродили по твоему лесу. Нам сегодня не повезло. Наши охотничьи сумки пусты, а это значит: наши жены и дети останутся сегодня голодными. Мы в твоих руках, див! Казни или помилуй.

Слова охотников были правдивы, и див сказал им:

— Храбрые мергены, разве вы не знаете, что я не трогаю честных людей, а бедным всегда помогаю!

И он дал каждому охотнику по жемчужине. На прощанье посоветовал:

— Жемчуг вы продайте на базаре. За него вам дадут столько денег, что вы сможете прокормиться до конца жизни. Только помните, кто бы вас ни спрашивал, где вы достали жемчуг, вы должны молчать. Нарушите договор — головы с плеч.

Попрощались мергены с дивом и отправились в город на базар. А на базаре купцы стали спрашивать их:

— Где вы достали столь великолепные жемчужины? Такие бывают только в сокровищнице падишаха. У нас нет столько денег, чтобы заплатить вам.

Мергены на вопросы не отвечали, а весть о чудесном жемчуге скоро достигла ушей падишаха. Привели мергенов пред его царские очи. И он закричал на них:

— А ну, признавайтесь, где украли жемчужины?

— Милостливый государь! — воскликнули мергены. — Мы не воры. Мы кормимся охотой. Если тебе нужен этот жемчуг, возьми его. Но если ты не хочешь нашей смерти, не спрашивай, откуда он.

Рассердился падишах пуще прежнего и приказал своим нукерам:

— Бросьте этих воришек в зиндан!

Бросили охотников в тюрьму, а ночью к ним явился див и освободил из темницы.

— Вот вам еще по горсти жемчуга. Идите утром на базар и продайте. Если же падишах снова схватит вас, скажите ему: «Иди со своим визирем за нами, и мы покажем тебе место, где много жемчуга». Приведите падишаха в мой лес, а что дальше будет — это мое дело.

Сказал и исчез.

Утром прибежали нукеры к падишаху.

— Зиндан пуст, государь! И падишах повелел:

— Тот, кто поймает беглецов, получит большую награду. Бросились нукеры в погоню.

А мергены ходили себе по базару и торговали сказочно прекрасным жемчугом.

Схватили их, привели к падишаху. Падишах метал громы и молнии:

— Если вы тут же не признаетесь, где крадете жемчуг, я велю казнить и вас и ваших детей!

— Смилуйся, великий падишах! — поклонились царю мергены. — Место, где мы берем жемчуг, далеко от города. Его там бесчетно. Он лежит кучами и россыпями. Возьми с собой визиря и поезжай за нами. Мы поохотимся, а вы наберете столько жемчуга, сколько вам надобно.

Падишаху так не терпелось увидеть жемчужные россыпи, что он тут же вместе с визирем отправился в путь.

Увидав их, див, рассыпал по земле жемчуг, а навстречу падишаху пустил газелей с золотыми и серебряными обручами на шеях.

Падишах так спешил к драгоценностям, что даже обогнал своих проводников мергенов. И чудо свершилось! Падишах вдруг увидел, что его конь ступает по жемчугу.

— О боже! — воскликнул падишах в изумлении. — Мы отнимаем последнее у бедняков, а оказывается в нашей стране прямо на земле лежат несметные сокровища…

И он вместе с визирем бросился набивать походные хурджуны жемчугом.

Едва они набили хурджуны, как увидали прекрасных газелей с золотыми и серебряными обручами на шеях. Царь уже хотел было пустить в них стрелу, но тут на огромном черном коне явился див.

— Жалкий падишах! — закричал он голосом, подобным грому. — Ты проел всю свою страну и теперь пришел красть у меня.

Взял он одной рукой падишаха, другой визиря и сдернул их с коней.

— А теперь снимайте ваши одежды. Отныне вы будете носить то, во что одеваете честных людей.

Див заковал падишаха и визиря в цепи, а в их одежды облачил мергенов.

Одного он превратил в падишаха, другого в визиря и сказал им на прощанье:

— Ступайте, занимайте царский трон и царствуйте, как сердце велит. Когда будет нужно, я дам весть о себе.

Приехали мергены в город во дворец падишаха и стали править страной так, как им совесть велела.

Удивились люди. И падишах тот же и визирь, а по-другому правят. Честных оправдывают, жуликов казнят. Для голодных у них — еда, для раздетых — одежда.

Много ли, мало ли времени прошло, выпустил див из темницы настоящего падишаха и его визиря. Привел к ним их детей и жен, дал им верблюдов, по горсти серебра и отправил в далекую страну. А на прощанье наказал:

— Живите своим трудом и никогда не возвращайтесь сюда. Не то уничтожу и вас и ваше потомство.

В тот же миг и мергены приняли свой прежний облик. Хотели они дворец падишахский покинуть, народ им не позволил.

Привели люди во дворец жен и детей мергенов, а мергенам наказали править страной, как правили, по разуму, по справедливости.

Мамед

У одного старика было три сына и три дочери. Когда дочери подросли, старик выдал их замуж. Старшую — за волка, среднюю — за тигра, младшую — за льва. Не понравилось это старшим сыновьям, а младший был рад счастью сестер.

Перед смертью отец позвал сыновей и наказал им:

— Вот умру, похороните меня и караульте могилу три ночи втроем.

Умер отец. Похоронили его, а вечером младший из братьев, Мамед, стал собираться в караул.

— Что же вы сидите? — спросил он старших братьев. А братья серчают.

— Не хватало еще могилы караулить. У нас забот полон рот, а если тебе делать нечего, ступай.

Пошел Мамед в караул в одиночку.

Долго ли, коротко ли, вдруг поднялся вихрь и явился перед могилой человек на красном коне. Посмотрел на Мамеда, выдернул из хвоста коня пару волосков и отдал ему.

— Как трудно будет, спали их, и я приду к тебе. Сказал и скрылся.

На вторую ночь прискакал человек на гнедом коне и тоже дал Мамеду два волоса из конского хвоста. На третью — явился перед могилой человек на серой лошади. Расспросил о житье-бытье, выдернул из хвоста лошади два волоса и отдал их Мамеду.

— Спали их в трудную минуту, и я подоспею. После трех ночей караула Мамед сказал братьям:

— Хватит мне сидеть без дела. Давайте мне ваших коров, я буду их пасти.

Так и стал Мамед пастухом.

И вот однажды глашатаи царя оповестили всех людей царства:

— Кто перемахнет на коне чинару с тремя царскими дочерями, тот станет их мужем.

Старшие братья вырядились в лучшие одежды, сели на лучших коней, и Мамеда с собой зовут:

— Поехали, брат, к царю! Попытаем счастья.

— Это дело мне не по силам! — ответил Мамед м ушел в пустыню. Там он спалил волосок красного коня, и явился перед ним красный конь. На седле он принес шелковые одежды, красный халат, папаху и черные сапоги. Закопал в песок Мамед свою одежду, вырядился в новое, сел на красного коня и помчался на той. По дороге догнал братьев. Спросил их о здоровье, а они его не узнали.

— О, молодец! — сказали они. — На таком коне, как не перескочить чинару? Уж тебя-то угостят на славу. Как насытишься, остатки угощения нам пошли.

— Будь по-вашему, — ответил красный всадник и ускакал.

Приехал Мамед к царскому дворцу, а там перед чинарой очередь джигитов. Дали ему яблоко и поставили...

после всех. Никому не удалось перемахнуть чинару.

Дошла очередь до Мамеда. Разогнал он коня, взлетел над деревом и бросил яблоко в старшую царевну.

— Это для старшего брата, — сказал он.

Посадили Мамеда подле царя, угощали по-царски, а когда он наелся, остатки еды велел отослать своим братьям. Потом сел Мамед на коня, прискакал в пустыню, переоделся и пришел домой. Скоро и братья прибыли.

Вытряхнули они из карманов горсточку плова и говорят Мамеду:

— Идем с нами завтра на той. Мы сегодня досыта наелись и тебе бы хватило.

Собрались они наутро на праздник, а Мамед в пустыню. Махнули братья на него рукой и уехали. В пустыне Мамед сжег волосок гнедого коня. Принес конь шелковые одежды, черный халат, черную папаху и черные сапоги.

Спрятал Мамед старую одежду, вырядился в новую, сел на коня и помчался на той. В пути братьев догнал. И они опять попросили его:

— Молодец! Тебе ли на твоем коне не перескочить чинары? Коли останется после тебя плов, пошли его нам, как послал вчера красный джигит.

— Будь по-вашему, — крикнул им Мамед и ускакал.

А перед чинарой опять стоял целый ряд джигитов. Взял Мамед яблоко, дождался очереди, прыгнул через чинару и, пролетая, бросил яблоко в среднюю царевну.

— Это для среднего брата!

Опять угостили Мамеда на славу, а остатки он отправил братьям.

Когда Мамед в пастушьей своей одежде заявился домой, братья дали ему горсточку плова, но попрекнули:

— Всегда ты был обузой для нас. Даже на тое приходится думать о тебе.

На третий день перед чинарой явился молодец в серых одеждах на сером коне. Перескочил он чинару, бросил яблоком в младшую царевну и сказал:

— Эта моя!

Опять Мамед и сам угостился и братьев угостил, а из пустыни вернулся позже обычного. Принес на спине вязанку дров.

Запалил возле дома костерик и попросил братьев:

— Дайте мне ваши одежды, я хорошенько вытрясу их.

Взял одежды, снял с себя свои и бросил все в костер.

— Что ты наделал, глупец! — бросились на него братья. — Ты оставил нас голыми.

— Не беда, — ответил им Мамед. — Послушайте лучше, что я вам расскажу.

И рассказал, как нес караул на отцовской могиле, как получил три подарка от трех всадников и как добыл трех царских дочерей для себя и для них, братьев.

— Вы печалились о своих бедных одеждах, — сказал Мамед, — так получите царский наряд.

Сжег он все три волоска, и тут же явились перед братьями три коня.

Надели братья новое, сели на коней, поскакали во дворец за женами.

С той поры хорошо им жилось. Да вот однажды поехали они втроем на охоту. А пока охотились, прискакал к их дому див на коне с белой звездочкой на лбу. Попросил напиться.

Подала воду жена старшего брата, а див не стал пить. Подала воду жена среднего брата — отвернулся. Принесла воду жена Мамеда… Схватил ее див, положил поперек седла и ускакал.

Приехал Мамед с охоты, узнал о беде, взял кусок чурека и пустился в путь.

Долго ли, коротко ли, добрался до арыка с проточной водой. Сел хлеба поесть, макает в воду и ест. Пришла на арык девушка, поглядела на Мамеда и убежала. Прибежала к жене волка и говорит:

— Аи, кыз, если у тебя есть брат на белом свете, значит это он.

— Есть у меня братья, — ответила жена, — только в наши края они не ходоки.

— Аи, кыз, — возразила девушка, — уж больно похож на тебя тот человек, что сидит возле арыка и ест черствый чурек.

Пошла-таки жена волка к арыку. Пошла на свое счастье: с любимым братом свиделась. Привела домой и спрятала. Прибежал волк — зубы оскалил:

— Человеком пахнет.

— Это брат мой пришел! — говорит жена.

— Какой брат? — щелкает зубами волк.

— Младший.

— Если младший, то я готов посадить его даже на свои глаза. Готовь жена той!

Вышел Мамед из укрытия, поздоровался с волком и говорит:

— Не до тоя мне, братец волк. И рассказал о своей беде.

— Видел я этого дива: Он с шестью ногами, — сказал волк. — Только что мимо проехал на лошади с белой звездочкой на лбу. Поезжай и ты, не мешкая, к брату тигру. Он тебе укажет дорогу.

Взял Мамед у волка кусок хлеба на дорогу и поскакал. Приехал к арыку, широкому как река. Сел на берегу, обмакнул в воду хлеб. И произошла тут с ним та же история: свиделся он со средней сестрой, которая была за тигром. Узнал тигр, что пришел к нему в дом младший брат, обрадовался, велел баранов резать. Мамед рассказал ему о своей беде. Задумался тигр.

— Только что видел я дива с шестью ногами на лошади с белой звездочкой на лбу. Должно быть, это тот самый. Поезжай, братец Мамед, не мешкая, к брату льву, он знает, где живет шестиногий див.

Приехал Мамед ко льву, тот выслушал его и показал дорогу.

— А как же я сумею у дива жену отбить? — спрашивает Мамед.

— Возьми у меня барана и лук со стрелами, — посоветовал лев. — Придешь к дому дива и увидишь, что это крепость. Караул в крепости несет кот с железными когтями. Пригвозди его стрелой к стене. Войдешь в ворота, бросятся на тебя две собаки. Они ни разу еще не кормлены со дня своего рождения. Брось им барана, они тебя пропустят. Дома див спит сорокадневным сном. Вот и забирай жену и беги.

Все случилось так, как предсказал брат лев. Пробрался Мамед в комнату дива, смотрит: положил див голову на колени его жены и спит сорокадневным сном. Увидала жена люби-мого мужа, заплакала. Подозвала к себе, попросила подержать голову дива. Держит Мамед голову, а жена подкатила мельничный жернов и говорит:

— Клади.

Положил Мамед голову дива на камень, схватил жену, сел на коня и погнал.

Да заметил беглецов конь дива. Ударил он копытом в левую стену. Упала стена на дива — спит див. Ударил конь в правую стену. Упала стена на дива. Проснулся див. Смотрит, головой лежит на жернове, жены Мамедовой нет, дом разрушен.

Сел див на своего коня с белой звездочкой на лбу, бросился в погоню. Догнал беглецов, избил Мамеда до полусмерти, а жену отобрал.

Приплелся Мамед ко льву, рассказал о том, что приключилось. Подумал лев и посоветовал:

— Иди к моему арыку. Там пасется лошадь, у которой скоро будет жеребенок. Вот тебе золотое седло, золотая подпруга, золотые стремена, золотые подковы и золотой кнут. Как только лошадь ожеребится, подкуй жеребенка, оседлай и смело отправляйся в дорогу. Ну, а коли див тебя догонит на обратном пути, скажи ему такие слова: «Ох-ов, наряд-то у коня дива оказывается войлочный, а у моего золотой». Конь дива не простит своему хозяину этого упрека.

Все сделал Мамед так, как сказано ему было. И вправду догнал-таки его див на обратном пути, да Мамед не растерялся и сказал ему:

— Ох-ов, наряд-то у коня дива оказывается войлочный, а у моего золотой.

И случилось тут чудо. Взвился конь с белой звездочкой во лбу до самого неба. Взлетел и спрашивает у седока:

— Скажи, див, земля видна?

— Нет, не видна, — отвечает див.

Тогда конь сбросил дива со спины, полетел див кубарем, а сам твердит:

— Дай бог упасть на воду или солому!

Зря язык чесал, ударился див о землю — осталось от него мокрое место.

Приехал Мамед ко льву — шесть дней длился той, приехал к тигру — шесть дней гуляли, и у волка — не меньше — не больше. А приехал Мамед домой и праздновал в честь удачи своей и своего счастья сорок дней и ночей.



Два мергена