Идолище

Былинный и сказочный разбойник-великан, который сжирает зараз по целому быку жареному, выпивает по котлу меду, а котел так велик, что его с трудом подымают двадцать человек. Несмотря на свою силу и умение показывать волшебство, идолище, как и прочие супостаты земли Русской, в конце концов был побежден.

* * *

Жил парень в одном селении, умел кудесить, был ловок и смел. Звали его Ивашка. Однажды появился в тех краях Идолище. Вызывает на бой поединщика. Грозится народ полонить, а дома по бревнышку раскатить и огнем спалить. Собрался народ на сход. Поговорили, а потом порешили послать поединщиком Ивашку.
Парень взял лук, топор и отправился в дорогу. Пробрался через густой черный лес и оказался в чистом поле, на широком раздолье. Вдруг видит, едет навстречу Идолище, кричит:
— Не ты ли, земная букашка, со мной биться явился?! Берегись!
Идолище взялся кудесничать, показывать свое волшебство. Голова у него сделалась с курган, рот — с горный распадок[1], глаза — словно два котла, уши — как два широких рукава. Рысит под ним быстроногий белый конь, из носа дым валит, между ушами козел и баран, бодаясь, резвятся; на шее хорек и горностай, взапуски бегая, шалят, на хребте перед седлом костер разведен. Над костром котелок подвешен, в котелке вода кипит. На крестце растет большой кедр, на кедре семьдесят разных птиц гнездятся, поют и порхают дивные птицы. На хвосте рысь с медведем борются. С задних ног огненная лава стекает, с передних ног ключи бьют, а в студеных ключах рыбы диковинные играют. Идолище, не слезая с коня, удит жирную рыбу, варит в котле и ест.
Ивашка принялся кудесничать. Вытащил топор. Ударил им о бел-горюч камень, высек искры. Огненными языками они засверкали, разлетелись по ратному полю. Вздрогнул конь величиной с гору, испугался, изогнулся, сбросил с себя Идолище и умчался прочь.
Ивашка взял в руки лук, прочел заклинание и говорит:
— Если суждено мне умереть, то лети, стрела, без цели и пропади без вести; а если достоин я лучшей доли, то пробей насквозь широкую грудь Идолища, сделай рану величиной...

с дверь, чтобы через нее видно было как днем. Вырви вражье сердце, унеси за три холма и брось под ноги пестрой сороке!
С этими словами парень снял с плеча лук и выстрелил.
Пропела, просвистела стрела и прошибла Идолищу грудь так, что сквозь рану солнечный свет хлынул. Пошатнулся Идолище, но удержался на ногах. Заткнул рану спереди камнем величиной с жеребенка, а сзади — камнем величиной с барана. Загладил края раны большим пальцем и стал как прежде.
Идолище разъярился, заскрежетал длинными зубами, засверкал желтыми глазами. Поднял над головой каменную булаву, на парня замахнулся.
Ивашка увернулся. Идолище промахнулся, булаву о землю разбил. Ивашка укрылся в лесу.
Идолище принялся с корнями деревья выворачивать. Взвился на месте поединка от земли до неба ярко-красный столб пыли. Заплутали в нем птицы, лишенные гнезд; звери потеряли своих детенышей; люди сбились с пути, не находя своих жилищ.

Принялось чудище грозить:
— Если ты, вредная букашка, отсюда не уберешься, я сдую тебя с земли, и ты улетишь по воздуху на самое небо! Потом сброшу вниз, одно мокрое место от тебя останется!
Идолище стал дуть, полетели у него изо рта раскаленные угли. Ивашка думает: «Как победить непобедимого, одолеть неодолимого?» Укрылся за холм. Собрался с силами. Бросился туда, где слышал раскаты громового голоса Идолища. Увидел его и устрашился. Вид злодея испугал бы кого угодно: одна губа у него была на земле, а другая — на небесах; язык же его касался звезд.
И не было человеку пути ни вперед, ни в сторону — все пространство перед ним занимала огромная пасть.
Тут только понял Ивашка, что за опасность ему угрожает. «Великан проглотит меня, — думал он, — все равно что мошку».
Ивашка вспомнил слова стариков-мудрецов: «Только преодолев страх — можно победить». Ивашка не хотел отступать. Отчаяние добавило ему силы. Когда он взглянул на Идолище без страха, то понял, что это всего-навсего огромная пасть.
— Больше не будет этой страшной пасти! — воскликнул богатырь и топором рассек Идолище на части.
Битва с темной силой закончилась победой Ивашки.



Идолище