Как пес шил Сапоги

Прогнал хозяин старого пса Погиса в лес, за то что тот больше не мог работать. Стянул Погис с забора старую баранью шкуру и печальный поплелся в лес. Сел и шкуру

Грызет. Подошел тут волк, спрашивает:

— Ты что делаешь?

— Что делаю? Вот, сапоги на старости лет шью…

— Ой, Погис! Сшей-ка ты и мне сапоги: нынче по гололедице в тех, в каких мать родила, и не пройти.

— Это можно… Но ты притащи мне барана. На сапоги, сам понимаешь, кожа нужна.

— Понятно, понятно, — ответил волк и побежал за бараном. К утру притащил он барана. Посмотрел Погис, прикинул:

— Может, и хватит кожи-то! Недельки за три, пожалуй, справлюсь, ты понаведайся.

Три недели лакомился Погис баранинкой, а шить и не начинал. Пришел волк.

— Готовы сапоги?

— Давно готовы, — говорит Погис и показывает волку бараньи копытца. — На, примерь, подойдут ли?

Волк и так, и сяк — не годятся, малы.

— Эх, волк, дружище! Так я и думал, что из захудалой бараньей шкурки добрых сапог на тебя не сшить. У тебя-то ведь лапа здоровенная! На твои сапоги, пожалуй, целый бык пойдет. Его, я думаю, хватит.

— Что нужно, то нужно, — ответил волк и пошел за быком. К утру приволок большого быка.

— Ну как? Хватит?

— Наверно, хватит. Зайди через шесть недель. Погис шесть недель говядиной лакомился, а сапоги шить

И не думал. Пришел волк.

— Готовы сапоги?

— Давно. Сколько уж времени стоят… Вот они, примерь.

Волк натянул было сапоги на одну лапу, на вторую… Куда там — у быка копыта раздвоенные, разве налезут?

— Ой, волк, дружище! Так я и думал; ты, видно, быка по земле волок, так ему шкуру разодрал, что цельного куска и не выкроить было. Крои как хочешь — одни лохмотья! А у тебя-то ведь лапищи здоровенные, тебе сапоги, пожалуй, только что из жеребца шить.

— Что нужно, то нужно, — согласился волк и побежал за конем. К утру приволок годовалого жеребенка.

— Ну, этого-то хватит?

— Хватит! Приходи через девять недель.

Девять недель Погис конинкой лакомился, а шить и не начинал.

Пришел волк:

— Сапоги готовы?

— Конечно, — ответил Погис и подал ему конские копыта. Натянул их волк на ноги — впору пришлись. И что за причуда у волка — задумал сапоги на льду обновлять! Скользнул по льду — ах ты господи! Ни тебе на месте устоять, ни повернуться… Захотел воротиться — поскользнулся и упал, чуть шею не сломал. Погис не...

смог удержаться от смеха, но волку не до веселья: разозлился серый.

— Как! Морочил мне голову с сапогами, да еще и издеваешься? Выходи драться.

— Что мне с тобой драться, — отвечает Погис. — Война так война! Добудь себе союзников, а я своих созову. Сойдемся завтра на опушке у сарая, подле высоких сосен.

— Ладно. Согласен. Но берегись ты у меня, — похваляется волк, стягивая сапоги.

За ночь Погис домой сбегал, позвал петуха, гусака да кота, и пошли они к сараю. Но и волк не дремал: привел кабана, зайца да медведя — и ждут.

Заяц — он проворнее других — скок на крышу сарая и глядит-высматривает. Вдруг как закричит:

— Идут! Идут! Не знаю, что с нами и будет: при одном — пика, второй камни собирает, третий орет: «Ко-кого ррубить? Ку-куда ррубить?»

— Плохо наше дело, — испугался волк. — Давай-ка схоронимся мы с тобой, кабан, в куче хвороста, заяц пускай на всякий случай на крыше остается, а уж ты, медведь, с ними разделывайся.

— Да как же я один-то? — отнекивается медведь. — Я лучше на сосну заберусь, а там видно будет,

Ладно. Пришел Погис со своим войском — ни души! Уже собрались они было уходить, как вдруг кот в хворосте кончик кабаньего хвоста приметил. Подумал кот, что это мышь, и как прыгнет! От боли кабан выскочил из хвороста да прямо волку на спину. Волк подумал: «Уж если кабан удирает, так мне-то что же оставаться?» — и побежал вслед за кабаном, да чуть не налетел на гусака. Тот отскочил в сторону и толкнул петуха. Петух подумал: «Плохо мое дело!» — и взлетел на сосну — спрятаться. А на сосне медведь сидит, только о том и молит, чтобы бог его от страшилища с двумя хлопушками по бокам спас! Скатился медведь кубарем с дерева, чуть шею не сломал.

А заяц с крыши поглядывает: «Что-то будет?» Но сам ни с места.

Сошлись они потом все в лесу и удивляются: «Вот так войско у Погиса!» Волк говорит:

— Меня хотели пикой проткнуть, да я удрал.

Медведь говорит:

— Мне хуже всех пришлось: тот, с хлопушками по бокам, как вскочит на сосну! Да как заорет: «Ко-кого ррубить! Ку-куда ррубить! Давай его!..» Я с дерева кубарем… хорошо, что пень меня удержал, а не то бы и вовсе разбился.

А заяц смеется:

— Вы все улепетывали, а я выжидал! Вот у меня шкура и цела.



Как пес шил Сапоги