Как солдат стал королем

Был у одного отца сын. Отец был мужик богатый, сына поил-кормил. Вырос сын — отдали его в солдаты. Стал он писать отцу, чтобы тот денег прислал. Послал ему отец денег. Три раза посылал. Сын все писал, что ему чины идут, а сам, как был солдатом, так им и оставался.

Вот собрался отец навестить его, еще и сотню захватил для него. Приехал в город, остановился на постоялом дворе. А тут войско мимо марширует. Узнал отец сына — опомниться не может! Писал сын, что он генерал, а сам грязь месит перед полком и в барабан бьет.

Под вечер идет войско обратно, и снова отец сына в барабанщиках видит.

Вот прошло войско, а один капрал зашел на постоялый двор. Стал его отец спрашивать, под каким именем этот барабанщик у них значится. Капрал сказал. Тогда отец спросил, нет ли у них в полку генерала под тем же именем. «Нет», — говорит. Заплакал отец. Спрашивает капрал: чего, мол плачешь?

— Да как же! — говорит отец. — Сынок-то мой, Игнась, писал, что у вас генералом стал, просил денег прислать. Я ему три сотни послал, приехал его навестить, а выходит, он простой барабанщик. А я ему еще сотню привез! Не дам ему больше денег.

Распрощался отец с капралом, сел на воз и обратно поехал. А капрал пошел к тому солдату и говорит;

— Отдавай деньги, три сотни. Я их твоему отцу отправлю. Он приезжал и видел, что никакой ты не генерал, а барабанщик.

И стал над ним насмехаться.

Выхватил солдат саблю, отрубил тому капралу голову, пошел к генеральскому денщику и стал у него генеральский мундир просить. Просил, просил — выпросил. Все деньги, все три сотни за него заплатил. Переоделся, сел на капральского коня и вдогонку за отцом! Догнал его, поставил коня поперек дороги и говорит:

— Давай деньги, отец, ту сотню, что мне вез. А не дашь — убью!

Отец, рад не рад, дал ему деньги.

— Только ты, — говорит, — больше мне не сын и домой не показывайся.

И поехал к себе в село.

А тот солдат в генеральском мундире поехал к соседнему королю и выдал себя за самого старшего генерала. Поверили ему, войско поручили. И стал он им командовать, как положено.

Была у того короля дочь. Очень ей захотелось посмотреть, как новый генерал командует, молва о нем добрая шла. Приехала она, поглядела, и очень он ей по сердцу пришелся. Пошла она к отцу и стала просить, чтобы дозволил он ей замуж за него выйти. Отец дозволил, поженились они, а как год прожили, обещал король, что оставит ему все королевство.

Вот прожили они еще год и говорит генерал своей жене-королевне:

— Живешь ты здесь и каждый день своих родных видишь. А я у своих давным-давно не бывал. Хочу я к ним съездить.

Взял он с собой пятерых капитан-министров, денег набрал и в путь-дорогу отправился. А жене наказал:

— Если мы через год и шесть недель не появимся, то езжай за нами, только возьми с собой еще пятерых капитан-министров, их начальника да войска побольше.

На том и распрощались.

Ехал он, ехал, заехал в густой лес, а в лесу корчма. Заночевали они там. Только легли спать — выходят из лесу разбойники.

— Добрый вечер, — говорят корчмарю. — Что нового?

— Добрый вечер, — отвечает корчмарь и шепчет: «Пять капитан-министров и с ними шестой, начальник».

Велели разбойники ужин готовить, сели в кружок, сговорились и напали на них, на сонных. Пятерых капитанов порубили, а тот генерал без мундира, без денег через малое окошко вылез, руки-ноги покалечил, но убежал.

Добрался он до своей тетки, стал просить, чтобы она сходила к отцу. Пошла она и говорит:

— Поверите ли, приснилось мне, что вернулся наш Игнась.

— Видеть его не желаю, — отвечает отец. — Пусть он мне на глаза не показывается. Он убить меня хотел.

Тетка толкует:

— А если б он и вправду пришел, вы бы его домой пустили?

— Видеть его не желаю!

— За провинность-то побить можно, — говорит тетка. — А из дому гнать не годится.

Вернулась она, рассказала обо всем Игнасю, а на другой день опять пошла к его отцу и говорит:

— Поверите ли, пришел-таки Игнась. Гол, как сокол, раздет, разут, весь покалеченный.

— Видеть его не желаю! Он убить меня грозился.

А тетка знай просит:

— Примите его. Это же сын ваш.

Наконец отец смилостивился.

— Ладно, пускай приходит. Пошлю его коз пасти.

Пошла тетка за ним, привела, пал он отцу в ножки. Взял отец дубину потолще, вытянул его раза три вдоль спины и послал коз пасти. Одежонку дал самую худую, латаную, свое стадо поручил и еще из города коз нагнал. Паси, мол, всех.

А сынок дознался, где кожи достать, сделал барабан, и давай коз муштровать! Большую к большой, меньшую к меньшой, рогатых — направо, безрогих — налево. И — шагом марш под барабан!

Пригонит к вечеру коз домой — отец на него кричит:

— Ты...

что мне коз моришь?

— Пасу, как положено, — сын отвечает. — С травой нынче худо, сухо в поле.

А сам-то час их пасет, час муштрует да кланяться учит. Вот они все и отощали, горемычные.

Прошел год и шесть недель. Ждет Игнась, вот-вот за ним приедут.

И вправду жена его взяла пять капитан-министров, начальника их да все войско и поехала за ним. Добралась до той самой лесной корчмы и там с капитан-министрами заночевала. А войско в лесу остановилось, в корчме-то его и не видели.

Разбойников-то было там одиннадцать, корчмарь — двенадцатый, они его за атамана почитали. И кухарка еще была в корчме. Вот королевнин слуга ужин собирает, с кухаркой заговаривает и видит, что она сама не своя. А уж темнеет. Вот слуга и спрашивает:

— Ты чего, вроде сама не своя? Чего слезы льешь? От меня тебе ни худа, ни добра. Что плакать-то?

— Я бы, — шепчет кухарка, — сказала, только лучше в сторонку отойдем.

Отошли они в сторонку, она и толкует:

— Год шесть недель тому назад проезжали здесь пятеро капитан-министров и с ними шестой — начальник. Заночевали здесь. Тут явились одиннадцать разбойников да двенадцатый — хозяин мой. Убили они пятерых, шестой неведомо куда подевался.

Побежал слуга к королевне и все рассказал. Дали знать войску, чтобы стояло наготове, ухо востро держало — не то все погибнут. И тайный караул вокруг корчмы выставили.

К полуночи ввалились в корчму одиннадцать разбойников, спрашивают хозяина:

— Как вечер? Добрый?

— Добрый-добрый, — отвечает хозяин. — Добрей, чем год и шесть недель тому назад.

И договорить не успел, как — бабах! — со всех сторон солдаты напали и всех поубивали. Только ту кухарку пощадили. Показала она им, где подвалы. В одном подвале денег полным-полно, в другом — одежды всякой, а в третьем — все убитые лежат. Узнали они одежду с тех капитан-министров и их начальника, а кто именно убит, кто жив остался — уже невозможно было узнать. Королевна и говорит:

— Уж я не знаю, стоит ли дальше ехать. Да ладно уж, поедем. Может, хоть родителей его повидаем.

Вот подъезжают они, а козопас их издалека приметил, коз по-военному построил, рогатым венки надел, безрогим букеты привязал и повел навстречу войску свое стадо — большие впереди, меньшие — позади. Идет через город, сам в барабан бьет. Люди повыбегали, смотрят, что за войско, кто барабанит.

— Это же, — говорят, — козопас наш! То-то наши козы такие заморенные! Он их, оказывается, маршировать заставлял!

Сошлись два войска: королевнино и козье. Узнала королевна мужа. Спешит навстречу, а козы-то кланяются, кланяются. Капитан-министры чуть с коней не попадали со смеху. Поздоровалась они, вернулся Игнась к своим козам, скомандовал. И пошли они: он впереди, а козы за ним, что твое войско.

Подошли они к дому отца, войско в поле остановилось, а королевна с двумя капитан-министрами, слугой и тем козопасом во двор вошли. Игнась коз загоняет, а она у его отца ночлега просит. Отец ей отвечает, что, мол, стыдно ему такую госпожу принимать, в хате у него-де грязно. А гостья ужин велит готовить. Игнась коз загнал и в хату входит. Поглядела на него королевна и говорит его отцу:

— Уступи мне этого молодца. Хочу его к себе на службу взять.

Отец сердито отвечает, что он-де непослушный сын, убить его грозился; куда, мол, ему служить у такой госпожи, когда он коз, и тех переморил, еще платить за них придется!

Тогда королевна просит, пускай-де козопас хоть ей на стол подаст. Отец отговаривается. Куда, мол, такому драному да строптивому на стол подавать!

— А мы ему и такому рады, — говорит королевна.

Набрал Игнась тарелок с едой, принес, поставил. Потом мяса положил, понес тарелки, да увидел стебелек на полу, загляделся на него, споткнулся, упал и все побил. Отец на него кричит, а королевна знай смеется.

А наутро козопас надел свой генеральский наряд, который ему жена привезла. Отца и спрашивают:

— Ну что, узнаешь своего сына середь нас, министров?

— Что ему середь вас делать? — ворчит отец.

— А вы узнайте. Небось не узнаете.

Не узнал его отец. Выступил сын вперед, попросил у отца прощения.

— Простите, — говорит, — батюшка, меня за глупое баловство. И поедемте с нами, если будет такое ваше желание.

— Не поеду, — говорит отец.

— Воля ваша. Как хотите, — отвечает сын.

А королевна спрашивает:

— Сколько нужно, батюшка, вам денег за обиду вашу и за тех коз?

Молчит отец.

Вынула она целую тысячу и на стол положила.

— Хотите — отдайте коз людям. Хотите — заплатите за них.

Рассказал ему сын про свою женитьбу, распрощались они и уехали. Заехали по пути в лесную корчму, где разбойники засаду устраивали, забрали там из подвалов, что захотели, а корчму подпалили. И дальше поехали.

Приехали к себе, пир устроили, всех господ пригласили. Рассказал им Игнась, что с вам в дороге приключилось. Отдал ему король все королевство, и он до сего дня тем королевством правит.



Как солдат стал королем