Как звери сыновьям рыбака помогали

Жили как-то в маленькой избушке старый рыбак с женой. Детей у них не было, а уж так хотелось им хоть одного ребеночка. Раз ловил старый рыбак рыбу в озере, целый день провел, ничего не поймал. Только под самый вечер выловил две золотые рыбки.

Понес он их тут же своей жене — пускай изжарит. Положила их жена на кровать и накрыла — дай, думает, сначала огонь разгорится, а тогда примусь потрошить и тут же изжарю.

Да покамест огонь ворошила, раздувала, — прошло время. Воротилась за рыбками — вот те на! Вместо рыбок два младенца лежат. Ах, какая радость старушке, уж такая радость! В старости этакое добро нажить: детки, да еще сразу двое!

С того дня старички неотрывно у колыбели сидят. Если есть кусок повкуснее, не съедят, а ребятам отдадут, сами уж как-нибудь перебьются.

И вот выросли пареньки прямо на глазах. Не прошло и десяти лет, как уже стали здоровенными парнями!

Вот как-то старый рыбак и говорит:

— Ну, сынки, подошло время нам разговор вести! Говорите по правде: какому ремеслу учиться будете? Может, тоже рыболовами стать хотите?

— Нет, нет, отец! Нам бы в охотники пойти. Дай нам ружья, пусти в лес — попривыкнем, охотниками станем!

— Добро, сыночки, добро! Вот вам по ружью каждому. Вот каждому по собаке, ступайте с богом!

Пошли сыновья в лес. Палят там, к охотничьему ремеслу приучаются.

Уж и хорошо набили руку, так вот на ж тебе незадача: забрели со своими собаками в такую чащобу, что и заблудились. И ведь что всего хуже — еда вся вышла.

Видано ли такое? Ну ладно, решили — будь, что будет, а носа вешать не станем.

Хорошо. Долго ли, коротко ли — бегут две косули. Вскинули братья ружья, чтобы едой разжиться, а косули просят:

— Не стреляйте в нас, не стреляйте! Мы вам в беде поможем.

Ладно. Немного погодя встречают двух волков. Братья было стрелять в них, а те молят:

— Не стреляйте, не стреляйте! Мы вам в беде поможем!

Ладно. Немного погодя встречают двух зайцев. Братья было стрелять в них, а те молят:

— Не стреляйте, не стреляйте! Мы вам в беде поможем! Ладно. Теперь у каждого брата свои звери есть: пес,

Косуля, волк и заяц. Можно и дальше идти. Идут, идут — дошли до распутья. Ничего не поделаешь — надо в разные стороны идти. Перед тем сговорились и каждый воткнул в дуб свой нож. Кому раньше доведется вернуться сюда, пусть взглянет, что с ножом случилось: ежели нож блестит, значит тот свое счастье повстречал, а ежели заржавел, значит надо бежать спасать, из беды выручать.

Ладно. Расстались они, каждый в свою сторону пошел.

На другой день, уже поздним вечером, увидал первый брат в лесу огонек. Сидит подле огонька старушка и греется. Спросил первый брат у старушки, не дозволит ли она и ему со зверями погреться.

— Садись, сынок, садись, грейся, только дозволь твоих зверушек приласкать.

А чего ж? Пускай приласкает. Да как только погладила старушка зверей, те и превратились в каменные столбики. Подскочил первый брат в гневе:

— Да как ты посмела!

Только в тот самый миг погладила старушка и его, — и он в каменный столб оборотился.

А второй брат благополучно вышел из лесу и нанялся к одному королю вместе со своими зверями овец пасти. А у того короля незадолго перед этим жена померла. И неведомо почему отказала перед смертью своих трех дочерей самому черту. Уж так у короля сердце болит, а только ничего не поделаешь — завтра собираться старшей дочери к черту. Чудно это второму брату показалось.

«По своей воле людскую душу черту за здорово живешь отдать?! Неслыханное дело. Нет, погоди, спроворю я этому черту доброе угощение!»

И принялся второй брат со своими зверями потихоньку добрый меч ковать. Всю ночь проработали.

Поутру везет королевский кучер старшую сестру к черту как раз мимо того места, где второй брат овец пас.

— Куда бы это? — спрашивает пастух.

— А куда же еще, как не к черту! — ухмыляется кучер. — Уж не хочешь ли и ты к черту в лапы попасть?

— Хочу! — говорит второй брат и пошел со своими зверями следом за каретой. Кучер думает: «И откуда такие дурни берутся — сам черту в пасть лезет!»

Ехали, ехали. Наконец подъехали к речке — тут назначенное место. Вылезла старшая королевна, плачет горько, просит, чтобы спас ее кучер, не дал бы черту на съедение!

А кучер скорей лошадей от берега гонит — больно ему охота голыми руками с чертом схватываться! В тот самый миг идет через речку трехголовый черт, чтобы девицу схватить.

— Фьюить! — свистнул второй брат своим зверям. И насели те на черта со всех сторон. Тот даже оглянуться не успел, как второй брат — вжик! — снес ему мечом одну голову, вжик! — вторую, а там и третью. Вырезал из голов языки, сунул их в торбу и, ни слова не говоря, пошел обратно к своим овцам.

А кучер был жох-мужик! Тут же подскакивает к королевне:

— Видала, как мы тебя спасли?! Только не сказывай королю, что и пастух тут тоже был, а то я тебя по дороге жизни решу. Станут спрашивать, говори: «Кучер отвез, кучер привез, кучера и благодарить!»

Делать нечего — пообещала девица неправду сказать, ясное дело — скажешь, коли хочешь в живых остаться.

На другой день повез кучер среднюю дочку к черту и опять мимо того места, где пастух овец пас.

— Куда бы это?

— А куда же еще, как не к черту?! Уж не хочешь ли и ты к черту в лапы попасть?

— Хочу! — говорит второй брат и пошел следом за каретой вместе со зверями. Кучер думает: «И откуда такие дурни берутся? Вчера повезло, так сегодня опять сам черту в пасть лезет».

Остановились на берегу речки. Вылезает средняя дочка из кареты, горько плачет, просит кучера спасти ее, не дать черту на съедение.

А кучер уже коней подальше от берега гонит — была ему охота голыми руками с чертом схватываться! А вот и шестиголовый черт бредет через речку, нацеливается девицу схватить.

— Фьюить! — свистнул второй брат своим зверям. И тут же звери на черта со всех сторон насели. Не успел тот оглянуться — вжик! вжик! — второй, брат ему мечом все головы снес. Вырезал из голов языки, сунул их в торбу и, ни слова не говоря, пошел к своим овцам.

А кучер — ох и жох-мужик! — тут же подскочил к королевне:

— Видала, как мы тебя спасли?! Только не сказывай королю, что и пастух тут был, а то я тебя по...

дороге жизни решу. Станут спрашивать, говори: «Кучер отвез, кучер привез, кучера и благодарить!»

Делать нечего — пообещала девица неправду сказать, известное дело — хочется ей в живых остаться.

На третий день повез кучер младшую дочь к черту и снова мимо того места, где пастух овец пас.

— Куда бы это?

— А куда же еще, как не к черту?! Уж не хочешь ли и ты к черту в лапы попасть?

— Хочу! — говорит второй брат и пошел вместе со зверями следом за каретой.

Кучер думает: «И откуда такие дурни берутся? Вчера да позавчера повезло, так и сегодня сам черту в пасть лезет!»

Подъехали к берегу. Вылезает младшая дочка из кареты, горько плачет, просит кучера спасти ее, не отдавать черту на съедение.

А кучер уже коней подальше от берега гонит — была ему охота голыми руками с чертом схватываться! А вот и девятиголовый черт бредет через речку, нацеливается девицу схватить.

— Фьюить! — свистнул второй брат своим зверям. Тут же насели звери на черта со всех сторон. Не успел тот оглянуться — вжик! вжик! — слетели у черта головы. Увидала это младшая королевна и незаметно для кучера отдала своему спасителю кольцо. Поблагодарил он, вырезал из чертячьих голов языки и пошел к своим овцам.

А кучер — ох и жох-мужик! — тут же к королевне подскакивает:

— Видала, как мы тебя спасли?! Только не сказывай королю, что и пастух тут был, а не то я тебя по дороге жизни решу. Станут спрашивать, говори: «Кучер отвез, кучер привез, кучера и благодарить!»

Делать нечего — пообещала девица неправду сказать: в живых-то ведь остаться хочется.

Вот король радуется, сам не свой. Обнял он кучера и говорит:

— Всех моих дочек ты спас. Бери младшую себе в жены, живи счастливо. А сверх того отдаю тебе половину своего королевства.

Ладно. Через два дня у кучера с младшей королевной свадьба. А что же наш пастух делает? Да ничего. Переоделся он нищим и пошел на свадьбу. Кучер как раз своей невесте кубок вина несет. Попросил было нищий у него хоть глоточек отпить. Да тот не дает. А у невесты доброе сердце было, отпила сама и нищему подала. Стал нищий пить, да и бросил в кубок кольцо, которое ему младшая королевна незаметно на берегу дала.

Увидала королевна кольцо на дне кубка, несет отцу показывать, дескать, этот нищий, что кольцо бросил, и есть ее настоящий спаситель. Король и верить не хочет. А невеста говорит:

— Ежели кольцу не веришь, пусть тогда языки сами за себя говорят: у которого из них двоих вырезанные чертовы языки при себе, тот и спаситель настоящий.

— Ладно! — говорит король. — Правильно! Ну, кучер, есть у тебя языки?

А откуда у него быть им?!

— Ну, убогий, а у тебя есть?

— Все, сколько было! — отвечает нищий и высыпает из торбы все восемнадцать штук.

Испугался кучер. А король говорит:

— Наденьте на этого бедняка золотые одежды и повенчайте его с младшей дочерью, а кучера, этого пройдоху, сей же час разорвите конями на куски!

Женился второй брат на младшей королевне, и сразу же после свадьбы отдал им король половину своего королевства. Стали они жить счастливо.

Да только пришло как-то ему на ум пойти поглядеть на братов нож, не заржавел ли. Приходит — братов нож весь в ржавчине. Делать нечего. Собрал своих зверей, пошел брата искать. Искал, искал — не видать, не слыхать.

Под вечер увидал маленький огонек. Сидит подле огня старушка и греется. Рядом с костром несколько каменных столбиков.

— Что это за столбики? — спрашивает второй брат.

— Дозволь, сынок, приласкать твоих зверушек, тогда скажу, что это за столбики.

— Нет, не вольно тебе моих зверей ласкать!

— Ну, так дозволь тебя самого погладить, тогда скажу.

— Нет, говори сразу, а не то — вот он! — мой меч до тебя доберется!

— Ой, сынок, не руби меня, не руби, скажу: эти столбики — твой брат со зверями.

— Глянь-ка, что эта ведьма с моим братом сделала!.. Сей же час оживи их, а не то мой меч с тобой не так поговорит!

— Не руби, не руби меня, — все сделаю!

Только шлепнула старуха ладонью по столбикам — вмиг первый брат со своими зверями ожил.

И тут же его звери в ярости набросились на старуху. Второго брата звери на помощь им пришли — и разорвали старуху на кусочки.

Обнялись братья от всей души. Вот второй брат и говорит:

— Ничего, ничего, братец, не за что благодарить! Торопись лучше свое счастье искать, а я-то свое уже нашел. Ты же сослепу на несчастье наткнулся.

Ладно. Снова расстались братья; первый пошел свсе счастье искать, второй — к своей жене вернулся.

Ходил, ходил первый брат — нигде счастья найти не может. Вдруг увидал большущую железную гору. «Ишь ты! — думает. — Надо бы поглядеть, что это за гора такая!»

Подошел к ней. Да, железо как железо, а в самой горе железные двери с целые ворота. Постучал первый брат. Вышла старушка.

— Ой, сынок, куда же ты хочешь забраться? В петлю в свою! Ведь явятся малый черт с большим, тогда сам увидишь, коли не веришь.

— Ничего, бабуся, ничего! Впусти меня со зверями, а там поглядим. А только скажи еще, что это за меч тут изнутри к дверям прицеплен?

— Это меч, видишь ли, из затонувшего замка. Как черти замок утопили, так и меч с ним. А меч этот чудесный, острый, ежели кто его имеет, тот им чудеса сможет творить.

Попробовал первый брат поднять меч — тяжеловат, но помахивать можно, ежели поднатужиться. Взял с собой меч, пошел дальше.

Заходит в потонувший замок — там посреди комнаты теленок скачет.

— Это что за теленок?

— Замок-то в некие времена принадлежал королю, а теленок этот, значит, его дочка, — черти ее околдовали.

Покамест они беседуют, лезут в дверь оба черта, большой и малый.

— Ты чего тут со зверями шатаешься? — взревели они на первого брата.

— Чего шатаюсь? За вами рыскаю! — отвечает первый брат, поднимая меч. А черти, как оголтелые, на него.

— Фьюить! — свистнул первый брат зверям. Те — на чертей. Кто послабее — на малого, посильнее — на большого. А первый брат тоже не зевает — знай мечом помахивает.

Раз-два — растянулись черти, задергались. А там и дух испустили.

А как только дух испустили, так и железная гора распалась до самого низа. А как распалась, так и замок поднялся вместе с братом и зверями. И — подумайте только! — теленок вмиг превратился в красивую-красивую девицу.

Женился на ней первый брат и зажил в том замке счастливо.



Как звери сыновьям рыбака помогали