Колдун-ведун

Жили-были мужик да баба. Сломала как-то баба рукоять у ухвата и говорит мужику: — Сходи-ка в лес, сделай новую рукоять. Мужику сегодня недосуг, завтра неохота. А баба все пилит и пилит. Надоело мужику.
Наточил он топор и пошел в лес. Облюбовал дерево поразвесистей, сук потолще. Залез. Сел на сук верхом и давай его у самого ствола подрубать.
А мимо цыган проходил. Видит — мужик сук под собой рубит. Сук под ним уже скрипит, прогибается. Засмеялся цыган и говорит:
— Эй, мужик, упадешь!
— Чего это я падать буду? — отвечает мужик. — Сижу твердо, топор держу крепко.
— Ну, как знаешь! — пожал плечами цыган и зашагал своей дорогой.
А мужик знай себе топором тюк да тюк! Тюкнул в третий раз, сук под ним треснул и подломился. Упал мужик. Рукой бока потирает, а сам думает: «Откуда цыган все наперед угадал? Не иначе, как он колдун-ведун! Спрошу-ка я у него про то, что я знаю, а он не знает».
И пустился догонять цыгана. Завидел его издали, на бегу кричит:
— Цыган, а цыган! Скажи, как мою жену Матренушку зовут?
— И думать нечего, — отвечает цыган. — При рождении Матреной нарекли.

/> «А ведь точно колдун! — говорит себе мужик. — Вот еще раз попытаю, тогда уж ошибки не будет».
— Угадай, цыган, сколько у меня коров?
— А они у тебя дойные? — спрашивает цыган.
— Буренка да Рыжанька — дойные. А Пеструха скоро телиться будет. Не доится.
— Три у тебя коровы, — как отрезал цыган.
Страшно стало мужику.
«Ох и сильный колдун! Могучий ведун! — думает. — Теперь главное спрошу!»
— Открой мне, цыган, когда я помру?
Усмехнулся цыган и ответил:
— А вот чихнешь разок и помрешь.
Цыган дальше пошел. Мужик вернулся к тому месту, где срубленный сук да топор оставил.
«Ну, — радуется, — долго я проживу! С чего мне чихать?!»
Тут у него в носу засвербело. Уж он и нос зажимал, и головой мотал, да не удержался — чихнул.
Лег на землю и скрестил руки.
— Все! Помер я!..
Вдруг откуда-то прилетел комар. Вьется над мужиком, пищит-зудит. Лежит мужик, не шелохнется. Кружил-кружил над ним комар, потом сел ему на лоб и укусил.
Подпрыгнул мужик, хлопнул себя по лбу и убил комара.
— Э, да я, оказывается, живой! Обманул проклятый ведун! Придется теперь бабе рукоять для ухвата делать.



Колдун-ведун