Крестьянин Тархас

Давно это было, как-то узкоглазый хан Олзой от нечего делать издал указ: «Кто сумеет обмануть меня так, чтобы я поверил, тому отдам полную чашу золота».

Узнал об этом указе пастух Малаасгай пришел к узкоглазому хану Олзою и говорит:

— Хан-батюшка, у моего отца был такой длинный шест, что он мог им перемешивать звезды на небе.

— Да это ерунда. Вот когда закуривал мой хан-отец свою трубку во дворе, то зажигал ее прямо от солнца. Вот какая была у него длинная трубка.

Услышал это пастух Малаасгай и молча вышел.

Услышал об этом указе портной Олеодой, пришел к узкоглазому хану Олзою и сказал:

— Хан-батюшка, вчера загремел гром так, что разорвал небесный шов — Млечный путь. Мне пришлось до позднего вечера зашивать эти швы.

— Да, мой портной Олеодой, хорошим делом ты занимался. Но вот...

плохо ты зашивал, недавно утром прошел дождь, — говорит Олзой-хан, посмеиваясь над Олеодоем.

Замолчал портной Олеодой и тоже молча вышел.

Услышал об указе крестьянин Тархас, который засевал просо на вершине оврага Таряата. Он прискакал на телеге с пустой бочкой. Узкоглазый хан Олзой очень удивился этому и спрашивает:

— О! Крестьянин Тархас, что за пустую бочку с грохотом привез?

— Приехал за долгами, — отвечает тот.

— А что за долг? Когда это было? Когда я тебе задолжал? Я об этом не помню, — говорит хан.

— Ты забыл, как у меня взял вот эту бочку, наполненную золотом, — говорит (Тархас).

— Не ври.

— Если я вру, отдай мне полную чашку золота!

— Нет, не врешь, это правда!

— Если правда, то дай бочку золота!

Так узкоглазый хан Олзой проиграл находчивому крестьянину Тархасу чашку золота, которым дорожил.



Крестьянин Тархас