Кровь с молоком

Жила на свете одна девушка. Да такая пригожая, такая красавица! Все называли ее Кровь с молоком.

Отец с матерью прятали дочку от людей — боялись, как бы кто-нибудь ее не украл. Ворота у них всегда были на замке. Вот уйдет мать куда-нибудь, потом вернется и скажет под окном:
— Кровь с молоком! Открывай ворота, я от холода чуть не мертва!
Подойдет девушка к окну, спустит свою косу — мать по косе в дом и заберется.
Охотился как-то раз в тех местах королевич и проезжал мимо их дома. Вдруг слышит — говорит кто-то:
— Кровь с молоком! Открывай ворота, я от холода чуть не мертва!
Открылось окно, выглянула девушка и косу спустила. Такая красивая, что захотелось королевичу взглянуть на нее поближе. Да в дом не войти никак. Королевич думал, думал — и придумал. Однажды встал он под окном и говорит:
— Кровь с молоком! Открывай ворота, я от холода чуть не мертва!
Девушка поверила и спустила свою косу. Королевич к ней и забрался. Говорит ему девушка:
— Что же ты наделал! Знаешь, что теперь с тобой будет?
— Да я рядом с тобой умереть готов! — отвечает королевич.
Тут и мать девушки подошла. Стала звать дочку, а Кровь с молоком взяла и спрятала королевича в апельсин. И потом матери косу в окно спустила. Испугалась девушка, как бы мать королевича не убила. Мать-то у нее колдунья была самая настоящая.
Зашла мать в комнату:
— Что-то человеческим духом пахнет!
— Да кому здесь быть-то?
— Нет, чую: кто-то здесь прячется, — говорит колдунья. И все ходит да ходит по комнате, все принюхивается. — Дай-ка мне поесть!
И хотела схватить апельсин, где королевич спрятался. А девушка подает ей другой. Съела колдунья апельсин, так королевич и спасся.
Ушла мать. Кровь с молоком выпустила королевича из апельсина. Да только не захотел он с девушкой расстаться. Опять подошел к ее окну и говорит:
— Кровь с молоком! Открывай ворота, я от холода чуть не мертва!
Девушка открыла окно, спустила косу, он и поднялся.
Сидят да милуются. А когда мать вернулась, она его опять спрятала — в орех.
Не успела колдунья взобраться в дом, давай принюхиваться:
— Опять человеческим духом пахнет!
— Да кому же здесь быть-то?
— Чую! Кто-то прячется!
Захотела мать съесть тот орех, а Кровь с молоком подсунула ей другой.
Ушла колдунья, выпустила красавица королевича из ореха и велела в третий раз приходить.
Пришел он в третий раз без страха. Забрался по косе в дом, девушка ему и говорит:
— Не будем матери дожидаться. Она тебя убьет. Давай убежим.
Спустились они и побежали в конюшню.
— Видишь, — говорит девушка, — две лошади. Одна тощая, другая добрая. Ты бери тощую.
Не послушался ее королевич и взял добрую лошадь. Девушка ему говорит:
— Что же ты наделал? Тощая лошадь бежит как забота. А добрая — как ветер. Тощую надо было брать. Забота-то бежит быстрее ветра.
Да ждать некогда. Взяла девушка с собой кусок мыла, гребень и катушку ниток. Отправились в путь: красавица — в седле, королевич — на крупе, и понеслась лошадь как ветер.
— Как повеет у тебя за ушами, скажи, — приказала Кровь с молоком.
— Повеяло! — кричит королевич.
— Это мать велела отцу нас догнать.
Бросила красавица мыло — тут же за ними гора выросла, гладкая, скользкая. А колдун-то скакал на лошади, что бежит как забота. Быстро догнал их, да никак на гору забраться не может. Соскальзывает лошадь, падает. Так и вернулся домой ни с чем.
А Кровь с молоком говорит королевичу:
— Мать велит отцу опять в погоню отправляться.
Колдунья и правда спрашивает мужа:
— Ну что, нашел беглецов?
— Нет. Только гору из мыла и видел, а забраться на нее не сумел.
— Глупый ты! Это же они и были. Возвращайся да догоняй.
Вот опять колдун беглецов догоняет, конь-то у него бежит как забота.
Закричал королевич:
— За ушами...

повеяло!
— Это отец!
И бросила гребень. Выросли за ними кусты непролазные из вереска и ежевики. Не смог пробраться через них отец, так и вернулся домой ни с чем.
— Догнал? — спрашивает его колдунья.
— Нет, только в кустах непролазных застрял.
— Ах ты, дурак! Это же они и были. Ладно, я их сама догоню.
Села на лошадь, что летит как забота, и — вдогонку.
Увидела ее Кровь с молоком и говорит:
— Мать нас догоняет, не спастись нам! Давай в реке спрячемся.
Бросила она катушку с ниткой — тотчас река по полю легла. Плывет колдунья, плывет, а доплыть до берега не может.
— Ну, берегись, дочка! — кричит. — Как обнимется твой жених с кем-нибудь другим, так никогда вы больше и не свидитесь! Забудет он тебя!
И умчалась.
— Слыхал? — спрашивает девушка. — Нельзя тебе с другими обниматься, забудешь меня.
— А я и не буду.
Решил королевич домой заехать, родных повидать. Хотели отец с матерью его обнять, да он не дался:
— Не обнимайте меня!
Прилег королевич и заснул.
Приезжает в гости его тетка. Увидала племянника и обрадовалась:
— Дайте я его обниму.
— Не надо, он спит.
— Нет, обниму!
И обняла. Проснулся королевич, ничего не помнит. Так и не вернулся к красавице, и осталась та совсем одна.

И стала девушка портнихой да еще постоялый двор держала. Остановились как-то у нее трое юношей. Глядят на красавицу — наглядеться не могут. Один молодец и говорит:
— Проберусь к ней!

А Кровь с молоком услыхала.
— Приходи вечером, — отвечает. — Как пробьет десять, буду тебя ждать.
Вот пробили часы десять, приходит юноша. А девушка ему из комнаты кричит:
— Закрой-ка дверь!
Пошел он дверь закрывать, да только та снова отворяется и открывается. Всю ночь у двери на холоде простоял.
Утром выходит хозяйка и удивляется:
— Ты дверь так и не закрыл?
Хлопнула дверью, та и закрылась.
Говорит второй юноша:
— Я к ней проберусь!
— Приходи вечером, — согласилась красавица. — Как пробьет десять, буду тебя ждать.
Вот пробили часы десять, приходит молодец. А она ему из комнаты кричит:
— Загаси-ка огонь в печи!
Пошел юноша огонь гасить, взял воды, да чем больше льет, тем огонь сильней. Так всю ночь у печи и простоял.
Утром выходит хозяйка и удивляется:
— Так ты огонь в печи и не потушил?
Взяла воды, брызнула на огонь — тот и погас.
А третий из тех юношей и был суженый красавицы, королевич. И тоже говорит:
— Я к ней проберусь!
Приходит в десять часов. Кровь с молоком и просит:
— Вынеси-ка помои.
Взял он лохань, пошел выносить. Да только выплеснет — лохань опять полная. Так всю ночь на дворе и простоял с лоханью в руках.
Утром выходит хозяйка во двор:
— Так ты помои и не вынес?
Взяла у него лохань и тут же выплеснула помои.
Встречаются снова юноши и рассказывают друг другу, как что было. Первый говорит:
— Я всю ночь дверь закрывал.
Второй говорит:
— А я всю ночь огонь в печи гасил.
А третий:
— Я всю ночь помои выплескивал. Ох и одурачили нас!
Отправился королевич домой — красавицу свою в хозяйке так и не узнал. И решил он жениться. Пошла его невеста к хозяйке того постоялого двора — шить подвенечное платье. Сшила ей Кровь с молоком красивое платье. Пошли жених с невестою венчаться — глядь, а платье в лохмотья превратилось!
— Что это за платье? — удивился королевич. — Не буду на тебе жениться!
Невеста снова отправилась к хозяйке. Кровь с молоком опять сшила ей красивое платье, да только оно опять в тряпки превратилось.
На третий раз королевич сам повел невесту к портнихе. И сшила Кровь с молоком такое платье, в каком он ее первый раз в жизни увидел.
Взглянул на нее королевич и сразу вспомнил. И говорит:
— Вот моя жена! А другой мне не надо.



Кровь с молоком