Кукки

Пошел Кукки за дровами. Идет домой и вдруг какать захотось. Покакал, пошел было дальше и вдруг слышит, что кто-то сердито кричит:

— Зачем своего ребенка оставляешь! Подожди!

Вернулся Кукки и видит: из кала женщина образовалась. Поволок он ее домой.

— Мити! — кричит он своей жене. — Подругу привел, встречай!

— Где же ты женился?

— Там, в тундре женщину нашел.

А женщина вдруг и говорит:

— Там, где Кукки какал, яранга была. Он ее за помойку-уборную принял. Раскопайте лопатой, здесь стойки для яранги найдете.

И верно, стойки для яранги нашли, покрышку нашли. Ярангу поставили. Хорошая яранга. Мити домой ушла. Кукки с новой женой остался. Женился он на женщине из кала. Заснули.

На следующий день вдруг яранга сломалась, и Кукки весь в кале оказался. Яранги нет, сломалась. Кричит Кукки:

— Мити, Мити, где моя подруга?

— Нет ее, это же кал. Обманула она тебя.

— Ой-ой! Оказывается, кал обманул меня. Пойду домой.

Обмыла его Мити. Рассердился Кукки и всю пищу выбросил. Есть нечего стало. Голодают. Пошел Кукки в лес за корой.

— За корой чаще ходи, дети голодные. Корой кормить будем, — говорит ему Мити.

Ходит в лес за корой Кукки. Мити смешает ее с икрой и детей кормит, а Кукки понемножку дает.

— Выбросил пищу, ешь старую подошву от торбаз, — говорит ему Мити.

Каждый день ходит Кукки за корой. Возвращается. Мити детей кормит, а ему только старые подошвы дает жевать.

Увидел однажды Кукки омут. Оттуда горбуша выглядывает.

— Заходи! — приглашает его горбуша. — О, похудел же ты!

— Пищу всю выбросил, голодаем мы.

— Да, сильно...

отощал ты!

Женился Кукки на горбуше.

— Иди-ка, рыбы отнеси домой, — говорит ему горбуша. Отнес Кукки домой рыбы.

— Вот, Мити, ношу с едой принес. Много рыбы принес.

— Где же ты взял?

— Горбушу-женщину в жены взял.

— И всегда с ней жить будешь? Может, приведешь?

— В следующий раз приведу.

— Сейчас приведи, скорее приведи.

Пошел Кукки к жене-горбуше и говорит:

— Подруга жены. Мити говорит, чтобы я тебя привел.

— Что ж, пойду, — согласилась горбуша-женщина и нагружает Кукки вареной рыбой.

Увел горбушу к себе Кукки.

— Вот, подругу встречай, Мити!

— О! Привел уже подругу!

— Да, привел.

— Ну-ка, по-прежнему за дровами, за корой в лес ходи.

Ушел Кукки в лес.

Мити разрезала рыбу и сварила голодным детям. Съели ее, душа-тело домой ушла. — О, пришел! — встречает Мити Кукки.

— Да, пришел я, за дровами ходивший. Где же подруга?

— Нет ее.

— Где же она?

— Наверно, домой ушла.

На следующий день пошел Кукки к жене-горбуше. Увидел ее снова.

— Разрезала меня Мити и сварила. Не уводи больше, — просит горбуша Кукки.

Похудела горбуша с тех пор, как ее варить стали, а в начале жирная была. Унес все же ее снова Кукки, а когда ушел в лес, то сварила ее опять Мити. Вернулся из лесу Кукки.

— Мити, ношу с корой возьмите. Где же подруга? — Нет ее. Опять, наверно, домой ушла.

— Что же это она уходит все время?

Пошел к ней Кукки.

— Где ты?! — кричит он.

— Я перестану к вам ходить, всю рыбу не съедят.

— Ладно, лучше дома будь.

И стала опять горбуша жить в омуте.



Кукки