Момотаро

Давным-давно жили в домике над рекой старик со старухой. Старик ходил

В лес за дровами, а старуха стирала на реке белье.

Однажды сидела старуха возле воды, белье полоскала.

Вдруг видит: плывет по реке огромный персик, плывет, с боку на бок

Переворачивается.

Ох, какой прекрасный персик! — подумала старуха. — Вот бы поймать его: хороший бы гостинец был старику!

Наклонилась она над водой, протянула руку, да никак не может

Дотянуться. Стала она тогда хлопать в ладоши и приговаривать:

Дальше вода горькая, А ближе ко мне — сладкая.

Не плыви в воду горькую, Плыви ко мне, в сладкую!

И вот закачался персик на волнах, подплыл к самым ногам старухи и остановился. Обрадовалась старуха:

Скорей отнесу его старику, съедим персик вместе.

Подобрала она персик, положила его в таз с бельем и пошла домой.

Наступил вечер. С вязанкой дров за спиною вернулся из лесу старик.

— Ну, старуха, как ты тут без меня?

— Ах, это ты, старик? Да все тебя ждала. Заходи скорее, у меня для тебя припасен гостинец.

— Посмотрим, посмотрим, что ты там приготовила! Снял старик соломенные сандалии, вошел в дом. Тут старуха достала персик, большой да тяжелый…

— Ну-ка, посмотри!

— Хо-хо, вот это да!.. Где же ты купила такой чудесный персик?

— Не купила, а в реке поймала!

— Что? В реке поймала? Ну, совсем диво-дивное.! С этими словами старик взял персик и принялся его разглядывать со всех сторон. И вдруг персик в руках старика с треском разломился на две половинки, и оттуда с громким плачем выпрыгнул красивый мальчик.

— Ох! — вскрикнули в испуге старик и старуха. — Что же это такое?

Но потом подумали: Мы все время горевали, что у нас нет детей. Вот боги и послали нам этого мальчика!

Поднялась тут в доме суматоха: старик принялся воду греть, старуха

Пеленки готовить. Искупали они найденыша. Взяла старуха младенца на руки, а он как толкнет ее!

— Вот это крепыш!

В удивлении переглянулись старик со старухой. Чудесный достался им сын!

И так как родился он из персика, назвали они его Момотаро.

Стали старик и старуха бережно растить мальчика. Оба души в нем не чаяли, рос Момотаро не по дням, а по часам. Другим детям за ним было не угнаться. Вскоре стал он таким богатырем, что не было в целой округе никого, кто мог бы померяться с ним силой. Но сердце у Момотаро было доброе, старика и старуху почитал он, как своих родителей.

Минуло Момотаро пятнадцать лет. К этому времени во всей Японии не было человека сильнее его. И захотелось Момотаро отправиться куда-нибудь в другую страну испытать свою богатырскую силу.

Тут как раз объявился в их краях один купец. Объездил он весь мир, побывал на разных островах и в далеких заморских землях и много рассказывал интересного. Рассказывал он и про остров Онигасима, что стоит далеко за морем, на самом краю земли. Плыть туда нужно много лет. А живут там черти в неприступном железном замке, сторожат они несметные богатства, что награбили в разных странах.

Услышал Момотаро про остров чертей и потерял покой: решил он до него добраться. Приходит Момотаро домой и говорит старику:

— Отпусти меня, отец! Испугался старик:

— Куда же ты собрался?

— Хочу походом идти на Онигасима, — отвечает Момотаро. — Хочу чертей разогнать!

— Ну что ж, ступай! Дело это достойное. Старуха тоже согласилась и добавила:

— Дорога будет дальняя, в пути, пожалуй, есть захочется. Ну, ничего, мы тебе наготовим припасов.

Вытащили тут старик со старухой большую ступку на середину двора; старик взялся за пест, старуха принесла зерно, и начали они толочь просо для лепешек. Удались лепешки на славу. А к тому времени и Момотаро свои сборы закончил. Облачился он в плащ, что носят в походе воины, пристегнул к поясу меч, а с другого боку подвесил мешок с просяными лепешками. Потом взял в руки боевой веер с персиками и благоговейно склонил голову.

— Прощай, отец, прощай, мать!

— Задай чертям хорошенько! — сказал ему на прощанье старик.

— Будь осторожен, береги себя! — напутствовала его старуха.

— Ну что ты, не беспокойся! Ведь у меня лепешки, каких во всей Японии не сыскать, — ответил Момотаро и весело отправился в путь.

А старик и старуха вышли за ворота и долго смотрели ему вслед, пока он не скрылся вдали.

Долго ли, коротко шел Момотаро, а пришел он на высокую гору. Вдруг из густой травы с лаем выскочила большая собака. Оглянулся Момотаро, а собака поклонилась ему почтительно и спрашивает человечьим голосом:

— Момотаро-сан, куда это ты путь держишь?

— Иду походом на Онигасима.

— А что это у тебя в мешке?

— Просяные лепешки, каких во всей Японии не сыскать.

— Дай одну, с тобой пойду.

— Ладно, пойдем! Вот тебе лепешка!

Съела собака лепешку и пошла следом за Момотаро.

Спустились они с горы, прошли немного и очутились в лесу. Вдруг откуда ни возьмись с громким криком соскочила с дерева обезьяна. Оглянулся Момотаро, а обезьяна поклонилась ему почтительно и спрашивает человечьим голосом:

— Момотаро-сан, куда ты путь держишь?

— Иду походом...

на Онигасима.

— А что у тебя в мешке?

— Просяные — лепешки, каких во всей Японии не сыскать.

— Дай одну, с тобой пойду.

— Ладно, пойдем! Вот тебе лепешка!

Съела обезьяна лепешку и тоже пошла следом за Момотаро.

Спустились они с горы, прошли лес и вышли в широкое поле. Вдруг откуда ни возьмись с неба фазан летит.

Оглянулся Момотаро, а фазан сел перед ним, поклонился почтительно и спрашивает человечьим голосом:

— Момотаро-сан, куда это ты путь держишь?

— Иду походом на Онигасима.

— А что у тебя в мешке?

— Просяные лепешки, каких во всей Японии не сыскать.

— Дай одну, с тобой пойду. Ладно, пойдем! Вот тебе лепешка!

Склевал фазан лепешку и полетел следом за Момотаро.

Стало у Момотаро три верных слуги: собака, обезьяна и фазан. Вчетвером

Идти веселей.

Долго ли, коротко ли они шли; и наконец вышли на берег моря. Здесь, как на счастье, увидели они лодку.

Быстро вскочил в нее Момотаро, а за ним его верные слуги.

— Я буду грести, — сказала собака и взялась за весла.

— Я буду править, — сказала обезьяна и уселась за руль.

— Я буду смотреть вперед, — сказал фазан и примостился на носу лодки. Ярко светило солнце, море сверкало как зеркало. Понеслась лодка, точно стрела из лука, точно молния, пронзающая тучи. И скоро фазан на носу закричал:

— Вижу остров, остров вижу!

Захлопал он громко крыльями, взмыл в небо и полетел прямо навстречу ветру.

Посмотрел Момотаро в ту сторону, куда полетел фазан. Далеко-далеко, где небо с морем сходилось, заметил он что-то темное, вроде облачка. Но чем

Ближе подплывала лодка, тем яснее видел Момотаро, что это не облако, а мрачный остров. Наконец, он сказал:

— Вот он, остров Онигасима, перед нами! Смотрите!

— Банзай, банзай! — дружно закричали в ответ собака и обезьяна.

А лодка уже подплывала к берегу. Вот показался и замок чертей. Со всех сторон его обступили неприступные скалы. У огромных чугунных ворот виднелись

Часовые.

На самой высокой крыше сидел фазан и смотрел в их сторону. Много, много лет понадобилось бы другому, чтобы доплыть до острова чертей, а Момотаро и глазом не успел моргнуть, как был возле него. Момотаро выскочил на берег, а за ним его верные слуги.

Увидели черти незнакомых пришельцев, испугались. Поспешно скрылись они за стенами замка, а чугунные ворота за собой крепко заперли. Подбежала тогда собака к воротам, стала, скрести лапами и громко лаять:

— Эй вы, черти, отпирайте ворота! Пришел к вам сам Момотаро из Японии! Услышали черти эти слова, задрожали от страха. Изо всех сил навалились они на ворота и держат, не пускают.

Слетел тут с крыши фазан и давай им клевать глаза. Не выдержали черти — разбежались. Тогда обезьяна вскарабкалась на высокую стену и отворила изнутри ворота.

С боевым кличем ворвались Момотаро и его воины в замок. Навстречу им выскочил сам главный черт, окруженный толпой чертенят. Все они размахивали толстыми железными палицами и испускали страшные вопли.

Но только видом страшны были черти, а как стал им фазан глаза клевать, а собака за ноги хватать, заметались они, визжа от боли. А когда и обезьяна пустила свои когти в дело, взвыли они еще громче, побросали свои палицы и попрятались кто куда.

До конца бился только главный черт, но и его Момотаро придавил к земле. Сел он верхом на широкую спину черта, сжал ему шею сильными руками и говорит:

— Ну что, пришел твой конец? Перехватило у черта дух, из глаз его покатились слезы, и запросил он пощады:

— Отпусти меня, пощади мою жизнь! Я тебе за это все свои богатства отдам!

Отпустил его Момотаро. Тут открыл главный черт кладовые и отдал ему все свои сокровища. А тем сокровищам равных на свете нет. Были тут и плащ-невидимка, и зонт-невидимка, и волшебная колотушка бога счастья, и драгоценный жемчуг, и кораллы, и черепаховые щиты, и много-много другого добра.

Сложил все это Момотаро в лодку и с тремя своими слугами поплыл обратно. Еще быстрее прежнего полетела лодка по волнам. И вскоре добрались они до Японии.

Пристали они к берегу, нагрузили драгоценностями целую повозку. Впряглась в нее собака и повезла, фазан за веревку сбоку тянет, обезьяна сзади подталкивает — так втроем они и тащили тяжелый воз. А дома старик со старухой ждут не дождутся Момотаро. То один, то другой повторяет: Пора бы ему вернуться!

Но вот настал радостный день, и Момотаро вернулся домой. Он гордо шагал впереди, а за ним его верные слуги везли богатую добычу. Увидели его старик со старухой и обрадовались.

— Вот это герой! — восхищался старик. — Нет ему равных в Японии!

— Хорошо, что целым вернулся! — говорила старуха. — Это дороже всего! А Момотаро обернулся к своим верным слугам и спрашивает:

— Ну как, страшно было биться с чертями? В ответ ему радостно залаяла собака, обезьяна громко засмеялась и показала белые зубы, а фазан прокричал свое кен-кен, взлетел вверх и несколько раз перевернулся в воздухе.

День был ясным, безоблачным, и вишни буйно цвели в саду.



Момотаро