Невинная прогулка

Жила~была на свете принцесса, и было ей всего четыре года. Звали ее Анна Иоланта Изабелла Елизавета Мария Катрина Инес Беатрис. Имен, конечно, многовато, но и крестных у принцессы тоже было немало. Сама же она звала себя Белла. Она была еще маленькая, и это имя было ей как раз в пору.
Принцесса жила с отцом и матерью в королевском замке, который стоял на краю Большого леса.
Каждый вечер она купалась в большой мраморной ванне в красивой ванной комнате. Ровно в семь приходила нянька и уводила принцессу из сада, где та играла на цветущей лужайке. Но маленькие дети, оказывается, смышленее, чем мы, взрослые, о них думаем. Вот и у принцессы Беллы тоже были свои тайные помыслы.
— Почему я должна ложиться спать засветло, когда все взрослые еще гуляют, беседуют и веселятся? — сказала принцесса самой себе. — Не хочу, чтобы меня укладывали так рано!
Она огляделась и заметила мостик, перекинутый через ручеек. На другом берегу была тропинка, которая вела в Дремучий лес и терялась там за деревьями. Маленькая принцесса тихонько сидела среди цветов и играла камешками, которые нашла в траве. Нянька знала, что девочка в надежном месте, и поэтому решила отлучиться на минутку в замок — поболтать через окошко с кухаркой. Но только она отвернулась, как Белла вскочила и со всех своих маленьких ножек помчалась через мостик — прямиком в лес. Она бежала и бежала, пока не оказалась в заросшей мхом чаще. Со всех сторон ее окружали высоченные сосны. От быстрого бега принцесса раскраснелась и тяжело дышала.
— Ой, как здесь чудесно и красиво! — воскликнула она и всплеснула ручками. — Но, уф, как же мне жарко!
На принцессе было белое шелковое платьице. На шее — длинное ожерелье из круглых белых жемчужин, а на распущенных светлых волосах — маленькая золотая корона, сверкавшая драгоценными камнями. На ножках ее были белые шелковые чулочки и расшитые белые шелковые туфельки. Белла расстегнула все пуговички на платьице и стянула его вниз.
— Сперва надо его аккуратно сложить, — громко сказала она самой себе, — как учила меня делать нянюшка.
Принцесса осторожно свернула платье и положила его на камень. Оставшись в одной сорочке, она рассмеялась от удовольствия.
— Как приятно и прохладно! — Белла похлопала себя по груди, а потом села на землю и посмотрела вверх на деревья. — Какие же вы огромные! — воскликнула она, запрокинув голову так, чтобы ей видны были макушки сосен.
— Мы старые, очень старые! — пролетел шепот по кронам деревьев. — Мы столько всего видели-перевидели! Много принцесс выросло, состарилось и умерло на нашем веку, а потом появлялись новые.
— Зато вы не можете бегать, как я! — крикнула девочка, поднялась и побежала дальше вглубь леса.
Но в туфельках на высоких каблуках она споткнулась и упала. Тогда Белла села и сняла туфельки и чулки.
— Пусть полежат здесь, я потом за ними вернусь! — рассудила она и аккуратно поставила туфельки — одну рядом с другой — на сложенные вместе чулочки. — Как приятно бегать босиком! — воскликнула она, и ее розовенькие ножки вновь замелькали надо мхом.
В лесу было так замечательно! Солнце все еще стояло высоко и сияло вовсю, роняя сквозь ветви на землю миллионы золотых лучей. За деревьями под горой сверкало и блестело беспокойными серебряными брызгами озеро. Вокруг было тихо-тихо. Аромат сосен и елей, проносясь волнами в теплом воздухе, щекотал нос.
— Как чудесно пахнет! — прошептала маленькая принцесса и вдохнула поглубже. — Лучше, чем духи в маминой спальне, лучше, чем ладан в церкви.
И вот девочка вышла на откос, где разросся малинник. Ягоды уже созрели, и она принялась собирать их и есть.
Вдруг ее босые ножки на что-то наступили, и в тот же миг перед ней как из-под земли появилась вставшая на хвост гадюка и уставилась на малютку своими желтыми глазами, раздвоенный змеиный язык угрожающе шевелился.
— А ты кто такая? — спросила принцесса и опустила руку, которой уже было потянулась за ягодами. — Ну и взгляд у тебя! А как ты здорово язычком шевелишь! Я тоже умею показывать язык, смотри! — И Белла высунула свой маленький остренький язычок.
Змея опустилась и свернулась кольцом вокруг ног девочки.
— Какая ты красивая! — сказала, нагибаясь, принцесса. — У тебя такая блестящая кожа, и ты так удивительно извиваешься! Давай потанцуем!
И — о чудо! — змея словно бы тоже улыбнулась в ответ странной, зловещей улыбкой, а потом начала свиваться кольцами на мху. Маленькая принцесса задрала сорочку, едва достававшую ей до колен, и запела:
Не беги, а попрыгай на кочках,
Потанцуй, потанцуй на мысочках!
Ее маленькие аккуратненькие ножки выделывали забавнейшие па, а ручки она держала высоко над головой и смеялась от чистого сердца. Змея была так восхищена этим танцем, что и сама свивалась на земле в замысловатейшие фигуры.
Но вдруг она устала, вытянулась во всю длину и с шуршанием скрылась в кустах малины.
— Ага! Ты уже устала! — крикнула Белла ей вслед. — А я нет! Я нет!
И она закружилась по мху, распевая все громче и громче:
Не беги, а попрыгай на кочках,
Потанцуй, потанцуй на мысочках!..
Наконец принцесса остановилась и снова принялась собирать малину, а наевшись досыта, стала класть ягоды в левую ладошку.
— Это для мамы и нянюшки, — сказала она и пошла дальше.
Но не успела она сделать и нескольких шагов, как услышала, что кто-то с треском пробирается сквозь кусты.
— Это наверняка нянюшка пришла, хочет уложить меня в постель!
Но это оказалась вовсе не нянюшка, а здоровенный медведь, он остановился поодаль и смотрел на девочку маленькими хитрыми глазками.
— Ой, вы только посмотрите на этого увальня! — воскликнула принцесса. — Какая огроменная собачища! Как жаль, что у меня нет хлебца, угостить тебя! А малину ты ешь? — спросила она и протянула ладошку. — Хочешь ягод, дружочек? — предложила она ласково. — Больше мне тебя потчевать нечем.
Медведь вразвалку подошел к девочке и съел ягоды, которые та ему протянула. Он осторожно облизал маленькие пальчики, а затем с любопытством посмотрел на принцессу.
— И как тебе не жарко в такой толстой шубе в летнюю жару? — удивилась принцесса и провела ручкой по густой медвежьей шкуре. — Бедный маленький увалень! — добавила она ласково и поцеловала медведя в нос. — Ты, наверное, запарился! А шкуру-то снять и на камешек положить, как я мое платьице, не можешь.
Медведь тихонько зарычал и потерся о девочку, а потом вдруг развернулся и проворчал что-то, чего она не поняла. И тут же из кустов выкатились кубарем два медвежонка. Они были похожи на две большие живые муфты, игривые и неуклюжие, но такие забавные — глаз не оторвать!
— Ой, какие вы чудные! — воскликнула принцесса. Она опустилась на колени и обняла их.
— Это твои детки? — спросила она большого медведя. Тот ласково улыбнулся, словно хотел сказать: «Да, сама видишь».
— А у меня не осталось ягод, чтобы их угостить, — огорчилась принцесса. — Но идите-ка за мной, я покажу вам, где они растут, и вы сами соберете, сколько захотите.
Принцесса побежала вперед, а медведь с медвежатами заковыляли следом.
— Вот тут! — сказала Белла, когда они пришли в малинник. — Здесь вы наедитесь отличной сочной малины.
Она развела ветви и показала ягоды.
— Налетайте, малыши! — позвала она медвежат.
И те бросились к ней со всех лап, так что девочка едва удержалась на ногах.
У медвежат глаза разбегались — так много кругом было вкусной, сочной малины! Они набросились на ягоды и жадно начали есть — уж больно им хотелось проглотить побольше.
— Ну-ну! Уймитесь, малыши! — попыталась успокоить их принцесса, но медвежата все дальше забирались в кусты.
Медведь шел за ними следом и довольно ворчал, словно говорил: «Какая добрая маленькая девочка, она помогла моим сыновьям найти малину!»
Но тут медвежата поссорились из-за ветки, усыпанной ягодами. Они набросились друг на дружку, принялись кусаться и царапаться.
Старый медведь хотел растащить драчунов, но те побежали в лес, и ему пришлось догонять их.
Оставшись одна, принцесса пошла дальше по лесу, напевая на ходу:
Всякая пичужка, что в лесу живет,
Радостно и звонко песенки поет.
Осторожно, птички, будьте начеку,
И увидев ястреба — ни гу-гу!
Вдруг раздался птичий клекот. Белла остановилась, вытянула шейку и прислушалась.
И в тот же миг услыхала над головой шум крыльев. Кто-то дернул девочку за волосы, и она почувствовала, как корона слетела у нее с головы.
— Ой, моя прекрасная корона! — закричала принцесса и обеими ручками схватилась за голову.
Она подняла взгляд и увидела высоко на дереве черного ворона, он держал в клюве ее корону.
— Отдай! — крикнула принцесса птице. — Никто не разрешал тебе брать...

мою золотую корону!
— Тише, девочка! — ответил ворон. Он положил корону в гнездо, а сам уселся на краю и принялся разглядывать принцессу. — Не для себя взял я твою корону, а для моих бедненьких птенчиков: у них совсем нет игрушек.
— Так у тебя есть детки? — спросила принцесса. — Где же они?
— Здесь, в гнезде, — прокаркал ворон. — Они еще не умеют летать.
— Покажи мне своих птенчиков! — попросила принцесса и захлопала в ладоши. — Я так люблю маленьких детишек!
Ворон нырнул в гнездо и через секунду оттуда показались четыре черных птенца.
— Это твои дети? — удивилась принцесса. — Какие гадкие!
— Гадкие?! — рассердился ворон. — Да у тебя нет никакого вкуса!
— Я еще такая маленькая, — вздохнула принцесса. — Всего четыре годика. Может, я еще не все понимаю.
— Да уж, похоже на то, — проворчал ворон.
— А твои птенчики умеют петь? — спросила принцесса.
— Они еще не закончили обучение, но голоса у них прекрасные, — ответил ворон.
— Ой, пожалуйста, пусть они споют мне что-нибудь! — попросила принцесса и сжала кулачки от нетерпения. — Мне так хочется услышать, как они поют!
— Тогда подожди немного, — сказал ворон. — Сперва я помогу им распеться.
Принцесса догадалась, что ворон в гнезде давал птенцам наставления — они так раскаркались, что, казалось, уже никогда не угомонятся. Но вот они примолкли, ворон взлетел на край гнезда, а по обе стороны от него уселось по парочке птенцов, и они начали:
Кар, кар, кар.
Дружно мы поем.
Кар, кар, кар.
Певцами прослывем!
— Это все? — испуганно спросила принцесса.
— Можем спеть еще раз, — предложил ворон.
— Нет, спасибо, — поблагодарила принцесса. — Я не могу больше ждать, мне надо вернуться домой до захода солнца! — И она побежала с горы вниз — туда, где сквозь стволы деревьев блестело озеро.
В вечернем свете оно казалось еще светлее. Принцессе захотелось посмотреть, что там, на берегу. Солнце еще ниже опустилось к горизонту, и озеро сверкало, словно большой серебряный щит, гладь его покрывали белые кувшинки, среди которых плавали дикие лебеди.
— Ах, какие красивые цветочки! — воскликнула маленькая принцесса и хотела было спрыгнуть на большой зеленый лист, чтобы нарвать кувшинок…
Но тут к ней из камышей выплыл лебедь.
— Не заходи в воду! Не заходи в воду, маленькая красивая девочка! — крикнул он и вытянул к принцессе длинную шею. — Утонешь! Садись-ка лучше мне на спину, я проплыву среди цветов, и ты сможешь сорвать их столько, сколько захочешь.
Предложение принцессе очень понравилось. Она забралась на спину лебедю, сняла с себя ожерелье и надела его, словно вожжи, птице на шею. Лебедь быстро поплыл по воде. На ножки принцессы летели брызги, но она только смеялась: ведь это была такая приятная прохлада! Они проплыли мимо кувшинок, и Белла набрала полную охапку цветов. Посреди озера находился островок, где росли большие дубы и похожие на пирамиды кусты можжевельника.
— Хочу туда! — Принцесса указала пальчиком на островок. — Сяду там на травку и сплету себе венок.
Лебедь пронесся по воде и замер у плоских камней, с которых легко можно было перепрыгнуть на берег.
Принцесса соскочила у него со спины и поспешила в тень под деревьями.
— Ты забыла свое ожерелье! — окликнул ее лебедь.
— Оставь его себе на память! — ответила принцесса, махнула птице рукой и зашагала к дубу.
Там она села в высокую траву и принялась плести венок. Но у нее ничего не получалось. Во-первых, у нее не было веревочки, чтобы связать стебли цветов, а во-вторых, кувшинки быстро завяли. Им не понравилось, что их вырвали из воды, и их тяжелые головки печально поникли.
Маленькая принцесса старалась как могла, но у нее так ничего и не вышло. В конце концов она бросила цветы на землю и расплакалась. А услышав свой собственный плач, еще больше огорчилась и, закрыв лицо руками, стала плакать все громче и громче. Вдруг послышался шелест крыльев, Белла отняла руки от лица и увидела огромную птицу, которая приземлилась перед ней и смотрела на нее строгим взглядом.
— Что ты за странная курица? — спросила девочка и посмотрела на птицу. — Таких больших кур нет даже в замке моего папы.
— Я вовсе не курица, — отвечала птица, гордо вскинув голову. — Я — орел, самый главный и сильный среди всех птиц в небе, вон мое гнездо — там, на скале. Я привык жить в полном одиночестве и надеялся, что никогда человеческие дети меня не потревожат. Но вот являешься ты, сидишь тут и плачешь так, что моих птенцов перепугала, а они ведь только-только начали засыпать. Убирайся отсюда! Тебе здесь не место!
— Но куда же я пойду? — всхлипывая, спросила принцесса. — Ведь я так далеко ушла от дома! А солнце скоро сядет, и тогда все в замке перепугаются, если не найдут меня.
— Ладно, я тебе помогу, — сказал орел. — Здесь тебе оставаться нельзя. Садись мне на спину, и я отнесу тебя домой. Но поторопись, потому что мои птенцы не любят оставаться ночью одни.
Принцесса поспешила взобраться орлу на спину, и тот осторожно взлетел на скалу над озером.
— Сначала я должен сказать пару слов моим малышам! — объяснил он и полетел назад к своему гнезду, которое устроил на кусте, росшем на скале.
В гнезде лежали два голых птенца. Заслышав шелест крыльев, они открыли клювы в ожидании угощения.
— Ну-ну, — сказал им орел. — Успокойтесь-ка! Вы уже достаточно получили. Лежите теперь смирно и ждите, когда я вернусь. Я только слетаю разок и отнесу этого человечьего детеныша, чтобы она больше не тревожила нас своим плачем.
Потом орел подхватил принцессу и взмыл высоко в небо.
Сперва у Беллы немного закружилась голова, но вскоре она осмелела, решилась посмотреть вниз — и поняла, какое удивительное ей выпало приключение.
Солнце спускалось все ниже и ниже, в его вечерних лучах все небо светилось золотом. Здесь и там на земле мелькали белые точки — это были деревни, замки и церкви, а иногда показывались гладкие сверкающие пятна, словно кто-то оставил в траве зеркало, — это были лесные озера. Воздух был удивительно легким и чистым, намного легче и чище, чем внизу, у земли. Маленькая принцесса раскинула руки и громко закричала от радости.
— Ну ты и расшумелась! — сказал ей орел с укоризной. — Держись-ка хорошенько, я начинаю спускаться. Видишь, вон он — замок твоего отца.
Принцесса посмотрела вниз, но не узнала родной дом. Ей показалось, что она видит крошечную игрушку, забытую посреди леса. Но скоро она различила четыре башни, и больше уже не сомневалась, что это ее родной замок.
С головокружительной скоростью летел орел к парку. Он приземлился в начале длинной аллеи, которая вела к замку.
— Ну вот, теперь ты дома, — сказал он. — Оставайся здесь и больше не беспокой нас в нашем уединении.
— Но что же мне дать тебе в благодарность за помощь? — спросила принцесса.
Она все еще немного побаивалась этой важной птицы.
— Ой, знаю! — воскликнула она и стащила с себя сорочку. — Это последняя одежка, которая у меня осталась. Думаю, из нее можно сшить чудесные рубашечки для твоих неоперившихся орлят.
Орел ничего не ответил, взял сорочку в клюв, расправил крылья и вскоре исчез за лесами.
И вот принцесса осталась в парке совсем голенькая.
Как хорошо, что она успела вернуться домой до наступления темноты! Белла поспешила по аллее к флигелю, где находилась ее спальня.
Вдруг она заметила, как что-то светится меж деревьев.
— Что это там такое? — удивилась девочка и замерла на месте.
Это был молодой месяц. Прекрасная новорожденная луна взошла на еще красном вечернем небе, словно серебряный серп. Никогда прежде принцесса не бывала в парке так поздно и ни разу не видела луну. «Какой он далекий и прекрасный», — подумала Белла и низко поклонилась месяцу.
На несколько мгновений замерла она в поклоне, чтобы выказать месяцу свое почтение, а потом повернулась и бегом бросилась во дворец…
А там царил страшный переполох — принцесса пропала! Ее искали повсюду: в парке, в лесу, в горах… Король и королева горько плакали: а вдруг они больше никогда не увидят свою маленькую дочку?
Белла тихо открыла дверь, пробежала босыми ножками по полу и обняла родителей.
— А вот и я! Я вернулась! — воскликнула она и рассмеялась.
— Дорогая, любимая доченька! — ахнула королева. — Но на тебе же ничего нет! Куда ты дела всю свою одежду?
Принцесса робко посмотрела на свое голенькое тельце.
— Право, не знаю, — ответила она смущенно. — Только не ругайте меня, ведь мне было так весело!



Невинная прогулка