Нгэтырка

Жил-был Нгэтырка со своим старшим братом. Брат у. Нгэтырки был хорошим охотником на зверя. Утром, еще до рассвета, уходил он на охоту и кончал охотиться только вечером, при звездах. Вот и опять ушел рано утром в тайгу. А в это время прилетело семеро лебедей.

— Нгэтырка, здесь твой старший брат?

— Мой брат уходит с зарей и при звездах кончает охоту. Он привозит и кабанов, и медведей, и лосей.

Семеро лебедей превратились в семерых красавиц.

— Нгэтырка, давай мы причешем тебе голову, умоем лицо и застелем дом еловыми ветками.

Застелили пол, причесали Нгэтырке голову, помыли ему лицо, помыли все в доме. После этого они улетели, а улетая, сказали:

— Растрепли свои волосы, помажь углем лицо и разбросай на полу ветки. Вернулся старший брат, а Нгэтырка волосы себе не растрепал — забыл.

— Кто это застелил пол? — спросил старший брат. Нгэтырка отвечает:

— Это я застелил.

— А кто причесал тебе голову?

— Я сам причесался.

— Чем же ты причесывался?

— Птичьей лапкой причесывался.

— А чем лицо вытер?

— Птичьим пухом.

— Ну ладно, я подстрелю птичку, а ты расчешешь мне голову птичьей лапкой.

Тут же он убил птичку и говорит Нгэтырке:

— Причеши-ка мне голову!

Стал Нгэтырка причесывать. Чешет, а лапка не причесывает, только царапает. Вытер брату лицо пухом, а пух весь к лицу прилип.

— Зачем же ты меня обманываешь, Нгэтырка?

— Брат, — сказал тогда Нгэтырка, — сюда прилетело семеро лебедей. Они расчесали мне голову, умыли мне лицо и зателили пол в доме.

Тогда старший брат дал Нгэтырке жильную нитку и иглу.

— Нгэтырка, — сказал он, — пришей крепко накрепко халат самой младшей из сестер к своему халату. После этого кликни меня, когда пришьешь.

Утром они встали. Старший брат Нгэтырки спрятался. И вот семеро лебедей прилетели снова.

— Нгэтырка, ку-ку, твой брат здесь, ку-ку?

— Мой брат еще до зари ушел в тайгу. Пошел истреблять медведей, пошел принести кабанов, добыть лосей.

— Нгэтырка, — сказал один, — наверное, твой брат дома.

Все же семеро лебедей вошли в дом. Чешут голову Нгэтырке. Лицо у него умывают. А Нгэтырка стал пришивать халат лебедя. Пришил крепко-накрепко и крикнул:

— Брат, ку-ку! Лебедь спрашивает:

— Что ты кричишь, Нгэтырка?

— Да вот здесь чешется, — ответил он и опять крикнул:

— Брат, ку-ку!

Старший брат явился. Шестеро лебедей вылетело через дымовое отверстие, а самая младшая осталась, застряла в дымовом отверстии.

Старший брат Нгэтырки взял ее себе в жены. Снял с нее перья и шкурку, спрятал их. И красавица не улетела, и старший брат женился на ней. Так они и жили.

Когда старший брат Нгэтырки снова ушел на охоту, жена его родила сына. Мать работала, а Нгэтырка укачивал ее ребенка? Ребенок все плачет и плачет, а Нгэтырка его качает.

— Чего ты плачешь? — говорит он. — Твоя мать скоблит шкуру, жирную шкуру. Мы с тобой будем есть оскребки, не плачь!

А он все. плачет.

— Отец твой пошел добывать жирного лося, не плачь! Сказал так, а он все плачет и плачет.

— Шкурку матери твой отец спрятал в берестяном коробе.

И тут ребенок перестал плакать, засмеялся. В этот момент вернулась его. мать.

— Нгэтыка, — сказала она, — почему твой племянник перестал плакать?

И пощекотала Нгэтырку. Тогда он говорит:

— Я сказал ему, что ты скоблишь жирную шкуру, а мы будем есть жирные оскребки. Тогда он перестал плакать.

— Врешь ты! — сказала красавица и опять его пощекотала. Нгэтырка отвечает:

— Я сказал, что отец пошел убить жирного лося, и мы будем есть его. Как сказал это, он и перестал плакать.

Еще раз пощекотала.

— Не ври, Нгэтырка!

А сама щекочет его так, что он чуть не помирает. Тогда только признался:

— Сестра, он перестал плакать, когда я сказал, что...

оболочка его матери лежит в берестяном коробе.

Тут она перестала его щекотать. После этого вынула из короба свою оболочку. Порванные места зашила, оделась и превратилась в лебедя. Потом схватила своего ребенка, взвалила на плечи и улетела.

Летит она, летит… Видит — ее муж свежует лося. А сын увидел своего отца и заплакал — не, не! Взял отец стрелу и пустил ее в улетающего лебедя. Отстрелил напрочь мизинец у своего сына и положил его в охотничью сумочку на поясе. Лося он освежевал и бросил. Тут прилетел ворон.

— Ешь один этого лося, — сказал он ворону, а сам пошел домой.

— Нгэтырка, — спросил он, — почему ушла твоя сестра?

— Да братец все время плакал. Хоть я и говорил ему, что мать шкуру скоблит, а мы будем есть оскребки, все равно плакал. А когда я сказал, что оболочка его матери лежит у отца в берестяном коробе, он тут же перестал плакать. Мать пришла и спросила, почему он плакать перестал. Я ответил, что

Он замолчал, когда узнал, что оболочка матери лежит у отца в берестяном коробе. Тогда она вынула свою оболочку, зашила ее, оделась, взяла ребенка, взвалив его себе на плечи, и улетела.

— Ну, Нгэтырка, — сказал старший брат, — теперь я. дойду вслед за лебедем. А ты съешь хорошее жирное мясо потом, а сначала ешь плохое, постное мясо.

Так и ушел старший брат Нгэтырки. Долго шел он. Повстречал какого-то слугу, который ехал на нарте за дровами.

— Слуга, кто твой хозяин?

— У меня хозяйка женщина, — отвечает слуга.

— Какую работу ты делаешь?

— Я вью веревки для сетей, — отвечает слуга. Как ты называешь вертушки для витья вере-вок?

— Хочку, — отвечает слуга.

— А как ты, слуга, есть просишь?

— Говорю: Дай юколы!

. — Как ты кладешь топор, когда приходишь домой?

— Бросаю его с грохотом.

Тут герой убил слугу, а сам слугой обернулся. Потом поехал по следам слуги. Бросил с грохотом топор и сказал:

— Хозяйка, дай поесть!

— Слуга, ты же только что поел на дорогу. Тогда он стал искать вертушки для витья веревок.

— Где вертушки? — ищет он.

— Ну что это за слуга! Сам не знаешь что ли, куда их положил?

Затем красавица вышла на улицу. Когда она вышла, слуга приставил мизинец к руке своего сына. Потом он пошел в тайгу, убил очень много лосей и привез их. Тут уж он снова превратился в героя, а обличие слуги бросил в тайге. Жене своей герой сказал:

— Ну, сходи за своими отцом и матерью. Жена пошла за родителями.

— Мама, сказала она, — мой муж-слуга добыл лося. Приходите есть его.

Ее старшие сестры-лебеди все вышли тем временем замуж, вышли за богачей. Старшие сестры говорят:

— На столько людей не хватит мяса одного зайца. Все же отца с матерью они привели к себе в дом.

Пришли старик со старухой в дом красавицы. Там сидит герой, а слуги никакого нет. Красавица приглашает отца с матерью:

— Идите есть убитого слугой зайца! Подходят старик и старуха, сестры и зятья, а на улице — целая гора лосиного мяса. Наварили лосиного мяса вдоволь, поели старик со старухой, поели и сестры с мужьями. Тогда герой говорит:

— Тесть и теща, ешьте одни это мясо!

И дал старику со старухой мяса для пропитания. А после этого он отправился к себе домой. Шел, шел и, наконец, добрался до дома. Не видно ни огня, ни дыма.

Видать, умер Нгэтырка, — подумал он. Зашел герой в дверь, смотрит, а Нгэтырка к двери прилип. Отодрал его и говорит:

— Зачем же ты, Нгэтырка, сначала жирное мясо ел? Накормил старший брат Нгэтырку, и он ожил.

Так они и жили. Все.



Нгэтырка